Путь в Средиземье

Объявление


Добро Пожаловать!


 

«На протяжении сумерек Второй Эпохи Тень растёт на востоке Средиземья,

всё больше и больше распространяя своё влияние на людей, чья численность

умножилась, в то время как род эльфов начал увядать. Вот три основные

темы: Задержавшиеся эльфы, что остались в Средиземье; возвышение

Саурона до нового Тёмного Властелина, повелителя и бога людей; и

Нуменор-Атлантида. Они рассматриваются историографически и в двух

преданиях или рассказах: Кольца Власти и Падение Нуменора. Оба служат

существенными предпосылками для Хоббита и его продолжения» - Письмо

131 Милтону Валдману, Дж. Р. Толкин.


Список персонажей Правила Сюжет Ситуация в мире Шаблоны анкет Акции
Администрация
Sauron  372279461
Rava

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Путь в Средиземье » Игры со временем » (Тол-ин-Гаурхот, 465 П.Э.) Клятвы и Судьбы


(Тол-ин-Гаурхот, 465 П.Э.) Клятвы и Судьбы

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

float:right
Время: осень 465 П.Э.
Место: Тол-Сирион.
Участники: Саурон, Финрод (НПС), Берен (НПС), Тхурингветиль.
Описание:
Осенним вечером Фелагунд и Берен отправились из Нарготронда вместе со своими десятью спутниками; и шли они вдоль Нарога до его истока в Водопадах Иврина. У подножия Тенистых Гор встретили они компанию Орков и убили всех в их лагере ночью; и взяли они их снаряжение и оружие. Искусством Фелагунда были их собственные фигуры и лица обращены в подобия Орков; и, переодетые таким образом, прошли они далеко по дороге на север и вступили в западный проход между Эред Ветрин и нагорьями Таур-ну-Фуин. Но Саурон в своей башне знал об их приближении и сомнение взяло его; ибо шли они в спешке и не остановились доложить о делах своих, как было приказано всем слугам Моргота, проходившим тем путем. Поэтому послал он задержать их и привести к себе.
Примечания: "Я его послал, я его послал!" - Финрод Зонг.

+1

2

Ночной Белерианд тих и спокоен. Среди некогда плодородных речных земель, им удалось найти уголок, не затронутый порчей. Сирион великий мерно катил могучие волны по правую руку, впереди путь преграждал один из его притоков. По левую руку тяжёлой, давящей громадой высились Горы Тени, а вдали терялись пики Окружных гор. Там, вдали, стены гор сдвигались, пока не оставался единственный проход, проторенный Сирионом. Там, в верховьях реки, стоял остров с могучим замком, чей данжон спорил высотой с окрестными горами. В сумраке заходящего солнца, точно бледную звезду, они различали мертвенный зеленоватый свет, лившийся из высочайшего окна этого проклятого места. Крепкие ворота и высокие стены не спасли его от тёмного колдовства, и теперь средь двух горных кряжей метались отзвуки воя волколаков.
Но всё это было впереди, а сейчас, их ждал привал и короткий сон. С утра им предстоит переправа и путь по землям, кишащим нечестью. Сейчас же двенадцать путников брели сквозь заросли колючего кустарника и дивились тому, как быстро влияние Моргота распространилось на эти земли. Повсюду, куда бы они не бросили взгляд, они видели пепелища, загаженные ручьи, мёртвые деревья и прочие следы орочьего присутствия. Но было ещё кое-что, что мог ощущать один лишь Финрод: Тень медленно и неумолимо наползала на эти земли. Его крепость долго сдерживала потоки скверны, но теперь, она сама служит рассадником Зла и оплотом Врага. Потому омертвелые ветви норовят впиться в глаза, а земля становилась бесплодной. Моргот звучал вокруг них, чем дальше, тем сильнее.
Но вот, заросли расступились, и их взору открылась зелёная поляна, алая от множества цветущих маков. Озеро алых цветов рассекал тонкий горный ручей, стремившийся к Сириону. Тишина царила в этом месте, и даже холодный северный ветер стих здесь, и уже не норовил продуть путников до самых костей.

Офф. Не спешите разбивать лагерь, среди цветов вас ждёт сюрприз.

+1

3

[NIC]Финрод НПС[/NIC]
[AVA]http://sf.uploads.ru/zRbmT.jpg[/AVA]

Дальний зеленоватый огонёк пытался притвориться звездой, но иллюзорный, выморочный свет не лучился, а сочился из окна высочайшей башни Минас-Тирита на Тол-Сирион... Тол-ин-Гаурхот.  Финрод не ждал, что крепость устоит после захвата. Возводя её, он укрепил точно подогнанные друг к другу, отполированные камни песней, и орки страшились Минас-Тирита почти так же, как света глаз нолдор. Воля Врага побуждала орков биться с ними вопреки страху, могла побудить и напасть на крепость. Но после ухода или гибели последнего защитника Минас-Тирит, по замыслу основателя, должен был обрушиться на головы орков. Как видно, тому, кто некогда служил Аулэ, хватило жестокой мудрости удержать его от разрушения и заставить служить злу - исказив заклятье или подменив его своим. Финрод подавил желание отвести взгляд - или, напротив, приблизиться, чтобы взглянуть пристальней: что из его детища уцелело под властью Гортхаура?

"Кому ныне подобна крепость, в которую я вложил любовь и надежду - скованному пленнику, принуждённому служить Врагу, но жаждущему освобождения? Искалеченному и запуганному до полусмерти рабу? Орку, что некогда был квендо?"

Огонёк чуть заметно дрогнул в сумраке. Финрод насторожился и постарался отвлечься от мыслей о своей крепости. И желание отвести взгляд, уйти возможно дальше, и желание приблизиться равно могли быть вызваны колдовством Саурона - не направленным именно на отряд, но рассеянным. Изуродованные земли, казалось, были незримо пронзены железными прутьями, закованы в ледяные цепи, медленно пропитывались тленом и пеплом, ненавистью и страхом. Некий светлый след всё ещё сохранялся. Где упрямый стебелёк среди голой земли пытался тянуться к небу, но, позабыв, в какой же оно стороне, упирался в землю; где в бульканье обезображенного ручья слышались скорбные отзвуки, словно он оплакивал утраченную чистоту; где в сплетении мёртвых ветвей вдруг проступала былая красота. Но от того было лишь тяжелее: вид Тангородрима вызывал только гнев и отвращение, не смешанный с болью и жалостью...

Меж тем, они пробирались сквозь вражеские земли, где ничем нельзя было выдать себя. В любой тени мог таиться лазутчик Гортхаура, и оставалось неизвестным, что мог заметить сам тёмный майа. Из окна Минас-Тирита открывался прекрасный обзор.

- Эй, ты! Поторапливайся! - хрипло бросил Финрод, полуобернувшись к Берену, как только заметил просвет меж колючих кустов, что слепо мстили каждому встречному за погубленную жизнь. Обнажил клыки. Это просто отряд орков спешит в Ангбанд с донесением мимо Тол-ин-Гаухот... Правда, в этой личине отвлечься о мыслей о Сауроне и о том, что он сотворил его крепостью и прежде хранимыми ей землями, было ещё сложнее.

Видишь, я тоже не сумел уберечь свою крепость и эти земли от порчи. Нам нужно миновать их возможно скорее - возможно, Гортхаур видит нас из башни.

Напоминать о вражеских лазутчиках он счёл излишним:  Берен годы скрывался от врагов в лесу, вначале в отряде Барахира, затем один.

Когда взгляду открылись алые маки и чистый ручей, Финрод не мог не ощутить облегчения и радости - даже ветер Севера здесь стих. Но они почти сразу сменились тревогой. С одной стороны, потому, что орки не могут, не вызывая подозрений, любоваться цветущей поляной. Для них было бы естественным вытоптать цветы и осквернить ручей, что, разумеется, было немыслимым для эльфов. С другой - граница между обезображенной землёй и чистой красотой была слишком резкой.

Фелагунд чуть нахмурился - в своём подлинном облике; морда его личины стала мрачной.

- Чую, колдовством так и воняет, - наконец нашёл он то, что будет приемлемым для него и возможным для орка: подобно тому, как и слова выбирал грубые и резкие, но не грязные и отвратительные. - В таком местечке эти мерзкие эльфы могут и засаду устроить. Смотри в оба!

"Берен, несомненно, поймёт, кто именно мог устроить здесь засаду".

Сам он не был уверен в этом - эти маки и плеск ручья успокаивали и взгляд, и сердце. Так близко к земле, поражённой порчей... Хотелось верить, что это было частью противостояния врагу и попыткой остановить её распространение - быть может, ему ещё придётся со стыдом просить прощения у Ульмо и Манвэ за свои подозрения и слова, что пришлось произнести.

Но, будучи искусен в чарах - и распознавании мороков Врага - он вник и вслушался в то главное, чего ушами было не услышать. Отзвуки какой мелодии возможно было различить здесь? Он надеялся, что уловит чистый вызов Тени, а не дурман наваждения.

Отредактировано Telemmaite (2017-04-09 15:49:31)

+1

4

[NIC]Финрод НПС[/NIC]
[AVA]http://sf.uploads.ru/zRbmT.jpg[/AVA]

[dice=5808-1:6:4:Искусный чародей (4) пытается разоблачить тёмные чары]

Отредактировано Telemmaite (2017-04-09 15:51:21)

0

5

Ах, есть ли земли прекраснее тех, где музыка Мелькора выжгла все приторно-возвышенное звучание светлой мелодии? Стенания и предсмертные хрипы природы давно умолкли и их посмертие лишь дополнило изысканную музыку мрака пряными нотками, которые перекатывались на языке всякий раз, когда Тхурингветиль вдыхала пропитанный пеплом воздух Тол-Сириона. Это место могло бы стать для нее любимейшим во всем Средиземье, если бы не беспросветная скука, которую она испытывала среди башен некогда светлой крепости.
В те времена, когда Минас-Тирит еще был оплотом света, а тьма лишь затягивала земли своей смертной дымкой, в те времена, когда волны орков разбивались в прах у неприступных стен и волны их крови омывали ее босые ступни, в те времена когда ветры, горячие от жара сражений и горящих костров носили ее на могучих крыльях над полем смертельной битви, лишь в те времена ее кровь кипела в этом месте. Но не теперь... Сейчас Мелькор словно избрал для неспокойной умайя наказание, заточив ее в границы сауроновых земель до тех пор, пока ее умения снова не понадобятся.
Но как же скучны и безопасны завоеванные земли, словно чан ледяной воды на костер ее мятущейся натуры! Разве могла она, как Саурон, прозябать в каждодневной слежке за землями, чьи границы столь ревностно и педантично охранялись? Разве мог кто-то в здравом уме и по доброй воле явиться сюда и не оказаться в подземельях незамедлительно?
О, как же невыносимо скучен покой!
Острые когти летучей мыши с остервенением раскрошили парапет одной из мрачных башен и Тхурингветиль резко оттолкнулась от ледяного камня, оглашая окрестности яростным воплем. С нее хватит прозябания под огненным взором Саурона, она уже забыла вкус эльфийской крови и собиралась вернуть себе утраченное наслаждение, не слишком заботясь о последствиях. Кожистые крылья вспороли воздух, разрезали густые, темные облака и умайя ощутила дыхание свободы и непокорности, зная, что ее отсутствие очень быстро заметят.
Она не спешила, наслаждаясь проплывающими внизу выжженными полями, где среди пепла белели кости и ржавело брошенное оружие, а затем растекались кровавые поля маковых цветов. Там она и увидела их.
В сознании словно зазвенел колокольчик и Тхурингветиль развернулась, делая еще один широкий круг, чтобы рассмотреть тех, кто привлек ее внимание. Слишком собранные и слишком внимательные орки, так близко к башне...
Опускаясь за их спинами она взметнула в воздух тучу пыли и алых лепестков, мягко вылепливая свой силуэт под стать пейзажу, крылья обернули тело невесомой черной накидкой и умайя с наслаждением распрямилась во весь свой немалый рост, вспоминая все прелести человеческого облика.
- Стойте! - Ее властный окрик звучал с полным правом приказывать и повелевать, но следующие слова смягчились почти невинной улыбкой и заговорщицким тоном, - Как удачно встретить вас здесь, когда неподалеку ошиваются эльфы, который нужно изловить. Идемте, за вашу помощь вам достанутся самые сочные части.

+1

6

http://sa.uploads.ru/t/en7Of.jpg

Беоринг угрюмо оглядывал окрестности. Минас-Тирит, легенда, замок эльфийского короля, мечта, в которую не верят, но которой мечтают, все девчонки да и... все мальчишки, что уж там. Сказка... легенда... Тол-ин-Гаурхот. Мечтал адан побывать здесь, всегда мечтал... И вот мечта исполнилась. Сказочный остров стал островом страха. Жаль, как жаль... Что собственно жаль? Что земли принадлежащие тебе стали землями врага? Что в твоем доме теперь живут орки? Да, это конечно все тяжело, но это - жизнь. Просто жизнь. Такое бывает, это тяжело, но с этим сживаешься. Со временем. Здесь же... Здесь опороченная легенда. Оскверненная святость. Можно научиться спокойно говорить что в твоем доме хозяйничают орки, но можно ли спокойно говорить что на Волшебном Острове больше нет короля, что теперь там воют волколаки? Он вырос с этой легендой, как и все вокруг него, но какую легенду расскажут детям его народа теперь?
Берен сокрушенно опустил голову.

Видишь, я тоже не сумел уберечь свою крепость и эти земли от порчи. Нам нужно миновать их возможно скорее - возможно, Гортхаур видит нас из башни.
Беоринг даже не вздрогнул. За их короткий, но, кажется, бесконечный путь он привык к осанвэ Государя. Полюбил его. И осанвэ и самого Государя, еще больше. И сейчас человеку нечего было ответить. По тому что Фелагунд не просто не уберег свои земли, он не уберег человеческую сказку, но при том не было вины Финрода в этом. Просто... так вышло.
От мысли же что Саурон может видеть их из башни по спине Берена пробежали мурашки размером с упитанного барана. Сам он пока ничего подозрительного вокруг не видел, сколько ни вглядывался. Но, как говорится, на ловца и зверь бежит. Искал подозрительное - держи же и наслаждайся. Буйство красок расстилалось перед ними вызывая желание то ли зарыться с головой в эту красоту, то ли пасть на колени и молиться. Берен напряженно всматривался в раскинувшееся перед ними маковое поле.
- Не нравится мне здесь, - пробурчал орк себе под нос.

- Чую, колдовством так и воняет. В таком местечке эти мерзкие эльфы могут и засаду устроить. Смотри в оба!
- Может обойти все эти цветочки? А лучше вытоптать их?
Государь! Я в смятении. Если то что я вижу правда, то это место свято, защено от Тени и мы найдем в нем укрытие, но... Прости, я не могу верить в такое чудо. Что если на нас и правда смотрят? Не можем мы идти этим полем, мы бы должны растоптать цветы и как можем изгадить источник. Неужели... мы должны?

Но пока стояли они в нерешительности на краю равнины, в которую хотелось бы бежать со всех ног, в спускающихся сумерках Берен заметил движение - заметил, да слишком поздно. Почти бесшумные крылья взметнулись в последний раз и на равнину перед отрядом опустилась темная тварь.

- %*%*%! - в сердцах выругался Берен, злясь на свою невнимательность, что всех подставила под опасность. Но в устах орка слово не казалось даже грубостью и, со стороны, выглядело естественнее некуда.

В алых брызгах лепестков, в черной ткани крыл, тварь, с головой женщины, смотрела на них.

"По крайней мере вопрос с полем решился", - обреченно подумал Берен.

- Стойте!
Властно приказала тварь. А потом улыбнулась и чуть ли не по-дружески проворковала:
- Как удачно встретить вас здесь, когда неподалеку ошиваются эльфы, который нужно изловить. Идемте, за вашу помощь вам достанутся самые сочные части.

Берен вожделенно осклабился. Но при этом в его голове пронеслись сразу несколько мыслей. Это тварь из маиар, орки для них что грязь, даже внимания не обращают, бросят приказ и орки наперегонки бегут исполнять. А эта обратилась к нам. Значит что-то задумала. Поиграть ей захотелось, а потом с этой грязи шкуру спустить. За время партизанской жизни в Дортонионе Берен немало узнал о повадках орков, подслушивал их истории, понимал отношения и их внутреннюю иерархию. Орки что постарше это поняли бы кто и зачем к ним пришел, но не осмелились бы перечить. А мы не постарше, мы из шушеры, что как разменная монета даже среди своих. Значит мы должны на ее слова купиться и счастливы быть что нас заметили. Только эльфам трудно будет притворятся. Мне трудно, им и того хуже. Нужно выйти вперед, нужно с ней говорить. Типа я кореш вожака, за него базар развожу.

Развязной походкой, что у орков почиталась за признак крутости, слегка растопырив руки, но при этом вжва голову в плечи и явно шалея от собственной наглости, орк приблизился к умаиа.
- Госпожа не ошибается в выборе, мы самые отчаянные из парней! - поклонившись с непередаваемой интонацией, пролебезил орк.
"Если она что-то задумала провернуть, значит начальство о ней не знает. Значит хрен Саурон сейчас следит за нами. Значит надо ее грохнуть тихо, и по-быстрому." - Берен сам не заметил как в своих мыслях начал местами подражать орочьей манере говорить. - "Как там меня дедушка учил умаиар грохать? Ах ты Враг, никак не учил... Значит придется с кондачка, своим умом..." И орк облизал толстые губы. Нервничает орк рядом с Начальством, что тут странного? Ровно ничего. Как и в беоринге, который отчаянно ссыт, но уже прокручивает в уме несколько вариантов как лучше убить тварь что бы на месте и без шума.

+1

7

http://s5.uploads.ru/t/Y2sFk.jpg
С самого начала похода, с первых шагов на пути, Эдрахиль знал, что ни опыт воинов, ни мастерство разведчиков, ни продуманная стратегия или точный расчёт не помогут им в безумном этом пути. Он и не загадывал теперь на несколько шагов вперёд, как делал обычно, просчитывая возможные варианты событий и выбирая лучший из возможных. Ощущение напоминало странную детскую забаву, которую они выдумали как-то для себя в Валиноре: пробираться с завязанными глазами, отыскивая сперва дорогу сквозь лес с нарочно выбранным густым кустарником, а потом - переправу по упавшему дереву через мелкую речку. Тогда юный эльда удивлялся, каким неведомым и опасным может показаться знакомый маршрут, если утратить привычные ориентиры. Так и теперь:   много раз исхоженные, знакомые до каждого русла ручья, из которого можно было наполнить флягу, до ложбины между камнями, скрывающими при необходимости дозор от чужих глаз, эти земли под рукой Тёмного казались иными, и любая надежда на безопасную тропу или укрытие была опасным заблуждением.

Отряд передвигался, на первый взгляд, так, как и положено орочьей банде, нестройной толпой. Почуяв появление тёмного духа в небе, совсем близко (а головы поднимать нельзя, орки не отрывают взглядов от земли), Эдрахиль не удивился и не испугался --ожидаемая неожиданность, ничем не хуже и не лучше ямы-ловушки или иного сюрприза от искаженного, некогда родного и доброго дома. Но когда создание тени приземлилось в десятке шагов от них и подало голос, не удержался от быстрого взгляда по сторонам: удачно ли расположены воины, и будет ли кому прикрыть лорда и Берена, если потребуется. Мгновенно осознал ошибку, ведь оркам не свойственно переживать за иные шкуры, кроме своей. Но оборотень пропела с предвкушением развлечения:
- Как удачно встретить вас здесь, когда неподалеку ошиваются эльфы, который нужно изловить. Идемте, за вашу помощь вам достанутся самые сочные части, -  и стало ясно, что маскировка, тщательно созданная Финдарато, теряет смысл. Ведь прислужница Врага не примет отказа в подчинении, а, значит, план провалился, и все напрасно.
Разве что... Разве что сослаться на приказ, который не посмеет оспорить ни один ангбандский житель.
Но тут крупный широкомордый орк, под личиной которого скрыт был сын Барахира, выступил вперёд, обращаясь к Тёмной с речью. Подошёл слишком близко, чтобы это могло оказаться случайностью.
"Нет! Нельзя обнажать мечей против неё под окнами этой крепости!"

Орк с замотанной тряпкой головой под кривым кожаным шлемом ухватил длинной рукой вылезшего вперёд сородича.
- Эй, ты, забыл, что ли? САМ велел поторапливаться с вестями, не до развлечений нам, госпожа.

Отредактировано Elrond (2017-04-23 10:12:53)

+1

8

[NIC]Финрод НПС[/NIC]
[AVA]http://s0.uploads.ru/t/czsux.jpg
[/AVA]

- Может обойти все эти цветочки? А лучше вытоптать их?

Государь! Я в смятении. Если то что я вижу правда, то это место свято, защищено от Тени и мы найдем в нем укрытие, но... Прости, я не могу верить в такое чудо. Что если на нас и правда смотрят? Не можем мы идти этим полем, мы бы должны растоптать цветы и как можем изгадить источник. Неужели... мы должны?

- Ага, мы начнём развлекаться, тут нас и прикончат. Говорю, засада тут.

Только если мы в точности поймём, что это вражеский морок. Мне тоже трудно поверить в эту чистую красоту, но из самого Сириона не ушла сила Ульмо. Я умею различать мороки, но на сей раз нечто помешало мне сосредоточиться.

Что именно помешало, Финрод понял почти сразу же, увидев тёмную майэ в человеческом обличье. Всё-таки - дурман. Он расстилался по поляне от накидки явившейся - или, скорее, был проявлен ею.  Цветы, только что казавшиеся чистыми и прекрасными, словно пропитывала кровь. Финрод всё же надеялся, встреч с умайар удастся избежать дольше.

- Стойте! Как удачно встретить вас здесь, когда неподалеку ошиваются эльфы, который нужно изловить. Идемте, за вашу помощь вам достанутся самые сочные части.

Берен выругался, в согласии с образом орка. Финрод же ничем не выдал отвращения, что вызывали последние слова майэ, скрыв его за страхом. Он в самом деле страшился, что их разоблачат - слишком уж странным было предложение. Неужели майэ могла потребоваться помощь двенадцати орков, чтобы поймать малое число эльфов? В заботу командира из слуг Врага об удовольствиях рядовых орков он тем более не верил.

Майэ наверняка заподозрила их. Быть может, заметила его попытку определить морок... В лучшем случае, вблизи не было никаких эльфов, кроме них, и она лишь проверяла, не выдадут ли себя показавшиеся странными орки. В худшем - пыталась подвергнуть их более страшной проверке: вынудить подлинно послужить Морготу или же отказаться и разоблачить себя. Выбора необходимо было избежать, и он намеревался сказать о приказе, но прежде к умайэ развязной походкой двинулся Берен.

- Госпожа не ошибается в выборе, мы самые отчаянные из парней!

- Эй, ты, забыл, что ли? САМ велел поторапливаться с вестями, не до развлечений нам, госпожа. - остановил его Эдрахиль.

После этого Финрод не мог промолчать.  С одной стороны, он изображал вожака и не мог молча наблюдать за действиями остальных, с другой... Эдрахиль нашёл прекрасный выход, однако едва ли Моргот лично отдавал приказы каждому мелкому орку.

[u]- Что лезешь вперёд старшего? - прикрикнул он и обратился к майэ, глядя в землю. - Командир сказал: приказ Самого. Запоздаем с вестями, волколакам скормят. А могучая госпожа, конечно, легко раздавит эльфов..

Отредактировано Telemmaite (2017-04-26 13:34:22)

0


Вы здесь » Путь в Средиземье » Игры со временем » (Тол-ин-Гаурхот, 465 П.Э.) Клятвы и Судьбы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC