Путь в Средиземье

Объявление


Добро Пожаловать!


 

«На протяжении сумерек Второй Эпохи Тень растёт на востоке Средиземья,

всё больше и больше распространяя своё влияние на людей, чья численность

умножилась, в то время как род эльфов начал увядать. Вот три основные

темы: Задержавшиеся эльфы, что остались в Средиземье; возвышение

Саурона до нового Тёмного Властелина, повелителя и бога людей; и

Нуменор-Атлантида. Они рассматриваются историографически и в двух

преданиях или рассказах: Кольца Власти и Падение Нуменора. Оба служат

существенными предпосылками для Хоббита и его продолжения» - Письмо

131 Милтону Валдману, Дж. Р. Толкин.


Список персонажей Правила Сюжет Ситуация в мире Шаблоны анкет Акции
Администрация
Sauron  372279461
Rava

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Путь в Средиземье » Архив эпизодов » (Белерианд, 465 г. П.Э.) Поход двенадцати


(Белерианд, 465 г. П.Э.) Поход двенадцати

Сообщений 31 страница 33 из 33

31

http://s6.uploads.ru/t/yrLJH.jpg

Заметив всадника, Эдрахиль встревожился: хуже нет, чем получить дурную весть вот так, уходя.
Но, без сомнения, сердце его радовалось встрече с товарищем, хотя они и распрощались перед дорогой: не особенно торопливо, за кубком вина, обсудив важное, будто нолдо собирался сопровождать Инголдо в гости к леди Галадриэль в Дориат, или в далекое, но спокойное странствие по тихим южным землям.
Финдарато тоже первым делом подумал о возможной беде - однако ответ, который дал государю Гвиндор, обрадовал Эдрахиля лишь на мгновение. Разделить путь с другом было бы славно, но за время подготовки отряда он успел привыкнуть к мысли, что Нарготронд остается под защитой лучших воинов и достойного военачальника, сумеющего советом и делом помочь лорду Ородрету с защитой города, если понадобится. На феанорингов эльда нисколько не надеялся: те могли в любой момент сорваться и умчаться за новой идеей, бросив чужой дом на произвол судьбы. Что им Нарготронд и его жители?
Но слова Финрода поразили Эдрахиля: столько уверенности было в его решении не возвращаться в оставленный город. Он бы предположил, что дело в оскорбленной чести лорда, не желающего видеть тех, кто предал его. Но, зная друга, догадывался: не только в этом. Притом, что мягким характер Инголдо мог назвать лишь случайный знакомый, в возможности прощения старший сын Арафинвэ доселе не отказывал никому. Значит, было еще что-то, о чем Эдрахиль мог только догадываться. Предвидение? Нерадостная мысль.
- Кому же защищать от врага Нарготронд без тебя и твоих воинов? - спросил Эдрахиль вслух. - Только ты знаешь всё, что нужно, про стражу и дозоры, про охрану границ, ты обещал хранить их. 
Я попробую сделать так, чтобы мы вернулись... Финрод вернулся, - добавил он мысленно, только Гвиндору.

Отредактировано Elrond (2017-06-02 22:53:27)

+1

32

http://se.uploads.ru/t/2U97P.jpg

Люди во всем видели знаки судьбы, именно эти знаки привели их когда-то в Белерианд. И теперь у Берена появилось гложущее ощущение, что здешняя земля не хочет отпускать своего Короля. Не успели они еще расстаться мыслями со всем тем что оставили за спиной, как отряд нагнал всадник - очевидно старый знакомый его спутников. Некто Гвиндор, предводитель отряда. Эльф просил позволения присоединится. "Ну вот, - усмехнулся про себя Берен, - кажется все решили одуматься и все образумится. А у нас уже собирается очень маленькая, но армия. Лиха беда начало!"

Однако слова Государя повергли атана в изумление. Оказывается Государь умел не только быть добр и милостлив, но и беспощаден:
- Я сделаю всё возможное, чтобы исполнить обет, а в Нарготронд - не вернусь. Тебя же я освобождаю от данной мне присяги.

Слова прозвучали как гром или как приговор. Легко, походя, как все что делал Фелагунд, Король только что изгнал несчастного Гвиндора из своих верных, швырнул ему при всех избранных в лицо его присягу, растоптал и унизил. Человеку после такого оставалось бы разве что броситься на меч. Молча Берен посмотрел на своего Государя, потом на Гвиндора, и опустил глаза. Очевидно Фелагунд не терпел предательства. У Гвиндора и его отряда была возможность поддержать своего Лорда, но они это вовремя не сделали. И теперь Финрода не интересуют запоздалые раскаяния. "Ты жесток, Государь", - молча покачал головой Берен. Его чувства были снова в смятении, он думал что знал доброго Короля, но оказалось что он знал лишь Доброго-Короля, а Фелагунд был куда более многогранен... и незнаком.

Похоже все пораженно молчали, или беорингу так только казалось, но заговорил Эдрахиль, желая облегчить участь друга и утешить его:
- Кому же защищать от врага Нарготронд без тебя и твоих воинов? Только ты знаешь всё, что нужно, про стражу и дозоры, про охрану границ, ты обещал хранить их. 

А Берен все не мог осмелиться от стыда поднять глаза на всадника. "Вот и еще одна судьба, которую я разрушил", - горько думал Смертный.

+1

33

[NIC]Финрод[/NIC][AVA]http://s1.uploads.ru/t/v58EO.jpg
[/AVA]

Говоря с Гвиндором, Финрод думал не об одном отряде, но и о нём самом. Он желал избавить его и от вины за то, что он остался в Нарготронде, и от ноши, которая окажется не по силам: и прими его Финрод в отряд, Гвиндор скоро осознал бы, что на этом пути лишь навредит. Он был способен на многое, быть может, и свершить великие дела... но не здесь. Ему было бы тяжко осознать это, даже если бы Финрод мог взять его с собой — а он не мог, из-за данного им обета.

Но слова он, очевидно, выбрал совершенно не те  - а взгляда и тона поражённый Гвиндор просто не заметил. Лицо его совсем побелело.

- Кому же защищать от врага Нарготронд без тебя и твоих воинов? Только ты знаешь всё, что нужно, про стражу и дозоры, про охрану границ, ты обещал хранить их, - обратился к нему Эдрахиль, но даже эти слова заставили его лишь опустить голову.

- Я позабыл об этом, когда скакал сюда, в надежде... хоть что-то исправить, - затем он вновь обратился к Финроду. - Значит, мне нет прощения. Если я ни словом, ни жестом не поддержал тебя, когда ты остался один, когда сказал, что не уйдёшь как нищий, которого вышвыривают за ворота, я более недостоин...

- Нет, Гвиндор! - шагнул к нему Финрод, не дав досказать. - Я сказал это не потому, что не могу простить тебя, а потому, что тебе должно остаться в Нарготронде — Эдрахиль прав. А я передал и корону, и власть над Нарготрондом Ородрету. Лучшее, что ты мог бы сделать для меня — принять его как Короля. И хранить земли, над которыми я более не властен.

- Ты освободил меня от присяги, чтобы я был свободен принести присягу Ородрету? - медленно спросил Гвиндор.

- Как думаешь: кто будет верен ему, если ты со своим отрядом покинешь Нарготронд? - вопросом на вопрос ответил Фелагунд, словно продолжая сказанное Эдрахилем. - Уверен ли ты, что и он не будет однажды изгнан?

- Келегорм и Куруфин, несомненно, позаботятся о нём, - не удержался Боргиль, не любивший сыновей Феанора и не доверявший им с самого начала. Заметив, что они из лишённых земель беженцев, которым дали приют, превращаются в Лордов Нарготронда, он пытался предупредить Финрода. Тот лишь пожал плечами: «Разве они не помогают мне во всякой нужде и делом, и советом? Слушай, что Келегорм  поведал мне о птичьей разведке...» Уходя с Финродом, он несколько раз с гневом оборачивался на сыновей Феанора, но так не и нашёл подходящих слов...

- Я буду поддерживать и защищать его, как защищал бы тебя, - отозвался Гвиндор, лишь затем ответив Эдрахилю. - И не нарушу данного тебе обещания.

«Оказывается, приняв Гвиндора в отряд, я невольно побудил бы его и нарушить данное слово. Что за сеть сплетена вокруг нас!»

Отредактировано Telemmaite (2017-06-03 23:31:49)

+2


Вы здесь » Путь в Средиземье » Архив эпизодов » (Белерианд, 465 г. П.Э.) Поход двенадцати