Путь в Средиземье

Объявление


Добро Пожаловать!


 

Поговорим о союжете. Что происходит в Средиземье осенью этого года?

С помощью новых игроков мы запустили Белый Совет - большой, важный и очень вкусный квест про дипломатию, Кольца Власти и не только. С этой значимой вехи начинается сюжетная линия северных земель. Сам Совет загружен игроками под завязку. Но как только мудрые мира сего закончат заседать в Ривенделе, линия событий пойдёт вширь и вглубь, так что места хватит всем! Нам нужны эльфы, гномы, умайар и один властолюбивый дракон. Как говаривал Майкл Бэй: “ЭКШН, ЭКШН, ЭКШН!”. За подробной информацией обращайтесь к Администрации.


Список персонажей Правила Сюжет Ситуация в мире Шаблоны анкет Акции
Администрация
Sauron  372279461
Rava

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Путь в Средиземье » Юг » (Умбар, конец декабря 2020 года) Старые встречи о новом


(Умбар, конец декабря 2020 года) Старые встречи о новом

Сообщений 31 страница 49 из 49

31

Хонахт подошел к медвежьей шкуре и уселся на неё.
- Ты собираешься сейчас играть на этом? – северянин ткнул пальцем в лютню: Может ты и петь собрался?  Хонахт усмехнулся:
- Помню, ты говорил, что не хочешь раскрывать себя. А потому, хочу предупредить тебя. Тут не лес. А стены не то чтобы очень толсты. Твой талант слишком… Хонахт пощёлкал пальцами: Слишком необычен для этого места. Он слишком идеален, чтобы остаться незамеченным. Я знаю, людей завораживает пение и музыка твоих соплеменников. Что же будет если люди услышат игру и пение того, кого считают величайшим бардом сами эльфы? Могу даже предположить. Скажу так. Слухи в этой нуменорской глуши разносятся быстро. А комендант крепости частенько скучает. А если учесть и наличие в этих землях прица Анкалимона, который, возможно, тоже изволит время от времени скучать… Я благодарен тебе за твой отклик на мою беду, а потому, я не хочу, чтобы у тебя появились лишние проблемы из-за меня.
Хонахт широко зевнул и добавил:
- Я потерплю. Подожду. Выберемся из поселения там и начнём. Что скажешь?
Хонахт снова зевнул. Поднялся со шкуры и сказал девушке. Ложись здесь. Отдыхай. Но не долго. Не долго.

+1

32

Тот, кого когда-то и впрямь считали лучшим из менестрелей, задумчиво и внимательно посмотрел на конунга, а после недолгого, но пристального разглядывания медленно качнул головой.
- В твоих рассуждениях и впрямь есть верные мысли. Мой дар и впрямь может привлечь внимание. Но и то только в случае, если показать его в полную силу. Пока же я намеревался едва ли на четверть использовать возможности музыки и песни. В основном действительно потому, чтобы сюда не сбежалась половина города.
Нолдо вновь провёл кончиками пальцев по струнам.
- Не беспокойся. Менестрелей и среди людей хватает, а моя музыка сегодня ничем отличаться не будет. Ну а если кому и захочется развеять скуку с моей помощью, я смогу им ответить отказом - Он коротко улыбнулся. Уж в роли шута и придворного менестреля он никогда не был, да и не собирался быть, что бы там кому не восхотелось. И без того вокруг много тех, кому и эта должность и работа покажутся подарком судьбы. А он... Он с детства пел перед королями, но лишь по своему желанию и не теряя ни достоинства, ни личного положения. И не намерен был утратить их и после, хотя для всех вокруг всё это ушло в память, для него-то осталось хоть и прошлым, но его прошлым.
- Ложись, конунг. Для тебя сон сейчас важнее. - Прозвучало твёрдо, хоть и ровно. - А после уже решим всё остальное.

+1

33

Эфали поднялась с пола. Отряхнулась. Девушка сняла перчатки и положила их на стол. Затем сняла плащ и свернув положила его на стул. Отдыхать так отдыхать. Приказ простой и ясный. Затем девушка распустила косу.Ее длинные до поясницы темно-русые волосы после косы кудрявились. Юная аркани пальцами помассировала волосы у корней. Хорошо то как, подумала она.Туника же подчеркивала достоинства ее фигуру.
Ложись здесь. Отдыхай. Но не долго. Не долго.
Девушка повернулась на голос конунга. Ну что ж можно и немного на шкуре полежать. Потянувшись она подошла к шкуре и легла на нее.Легла на правый бок, оперевшись на локоток и стала наблюдать дальше за происходящим.
Эльф уже закончил со своим инструментом, а значит подумала сейчас ее попросят освободить место. Но нет. Конунг упирался, а эльф приводил свои доводы. Как же все сложно, со вздохом подумала девушка. Немного подумав, Эфали встала со шкуру и подошла к конунгу. Она подняла руку и пальчиками левой руки провела по его бороде. Посмотрела конунгу в его голубые и холодные, как зимнее небо глаза. Взгляд ее темно-карих глаз был теплым и нежным. Уже не было во взгляде той хитрости, что в начале, ни злобы. Правая ладошка аркани взяла правую руку конунга. Эфа подалась назад, приглашая Хонахта следовать за ней к месту где ему предстоит отдохнуть душой и телом.Ну да опять нарушение правил, но надо же как то увлечь этого упрямца спать, а то ненароком помрет по дороге и отвечать за это ей потом, причем своей головой.

Отредактировано Efali (2017-06-08 06:15:00)

+1

34

Что-то не давало северянину последовать предложению эльфа. Какое-то чувство опасности. Хонахт нахмурился, задумавшись. С чего бы интуиции предупреждать об опасности? Что может тут угрожать ему? Северянин подошёл к окну и аккуратно выглянул на улицу. Осмотрел округу. Вроде бы ничего опасного нет. Так что же мешает?
Пока конунг осматривал местность за окном, он пропустил момент, когда ученица устроилась на шкуре. Отвернувшись от окна, он скользнул взглядом по ладной фигурке девушки. Хороша чертовка. И знает это. Но сейчас явно не до неё. Зато вполне определились её будущие роли.
- Ложись, конунг. Для тебя сон сейчас важнее. А после уже решим всё остальное. - Прозвучали твёрдо и ровно слова древнего эльфа.
В принципе, Хонахт уже не мог ему отказать. Эльф сам перед собой отвечает за своё инкогнито. И если он считает, что всё в порядке, то тут Хонахт бессилен.
- И всё же, Дёгмунд, я думаю, что тут не самое подходящее место для таких свершений. Надо выбираться в глушь. Я потерплю. – северянин решил продолжить настаивать на своём. Интуиции надо доверять. Но вот сил и желания спорить почти не было. Тёплая женская ладошка коснулась его лица. Хонахт опустил голову и посмотрел в глаза девушке. Теплоту, нежность и заботу встретил он во взгляде Эфали. Захотелось тоже коснуться её, провести нежно пальцами по её щеке. Он только сейчас осознал, что за него волнуются. Действительно волнуются…  Или же волнуются за свою жизнь! – вкралась неожиданно мысль. Девушка взяла его за руку и потянула к шкуре. Конунг нахмурился и крепко, до боли сжал ладошку Эфали. Отпустил. Почти отбросил. Посмотрел на эльфа:
- Ладно. Действуй так, как считаешь нужным.
Хонахт шагнул к мечу, вынул его из ножен и подошёл к шкуре. Лёг на неё, положил рядом клинок и закрыл глаза. Напрягся, прислушиваясь к происходящему. Мало ли что. Ведь странное беспокойство никуда не ушло.

+1

35

Женские хитрости, использованные девушкой в деле уговоров северянина лечь спать не слишком помогли. Хотя в итоге Хонахт всё равно лёг, правда положив рядом с собой меч. Дёгмунд на это коротко и печально усмехнулся. Он сам с трудом отвык класть рядом с постелью клинок. Война и постоянно ходящая вокруг смерть меняют всех.
- У меня будет одна просьба - не стоит вмешиваться в чары. - Предупредил нолдо, прежде, чем переключиться на работу и перестать обращать внимание на происходящее вокруг.
Он давно уже не пел. Очень давно. Но струны послушно легли под пальцы, а мелодия полилась легко и чисто. Это не была песня-колыбельная в полной мере. Но сейчас ему и не нужны были такие песни.
Негромкая мелодия вскоре дополнилась словами. Тоже негромкими. И, вопреки своему давнему принципу, Дёгмунд запел на человеческом наречии.
-Там, на самом на краю Земли,
В небывалой голубой дали,
Внемля звукам небывалых слов,
Сладко-сладко замирает кровь.

Там ветра летят, касаясь звeзд,
Там деревья не боятся гроз,
Океаном бредят корабли,
Там, на самом, на краю Земли.

Что ж ты, сердце, рвeшься из груди?
Погоди немного, погоди,
Чистый голос в небесах поeт,
Светлый полдень над Землeй встаeт.

Голос стих, оставляя постепенно затихающую мелодию.
Глаза нолдо были закрыты, а сам он, казалось, сам унёсся мыслями в ту неведомую даль, о которой пел. На самом деле он начал чаровать, плести кружево, осторожно стараясь "дотронуться" до Музыки конунга, почувствовать, услышать, понять, где, на каком моменте в неё вплетается диссонанс. Пробовал понять, какие ноты выбиваются из общей Мелодии, являясь чужеродной, иной, приносящей ту тревогу, порождающую кошмары.
Над самими же снами нужно будет чаровать, когда конунг погрузится в глубокий сон. Пока же менестрелю нужно было настроиться и услышать... И его лютня не смолкла, а зазвучала простая тихая мелодия, сплетаясь с чарами, лёгкими и хрупкими.

___________
Песня группы Пикник "Там, на самом на краю земли", при описании за основу взята её сценическая инструментальная версия.

+1

36

Девушка прижала к груди правую ладонь  и испугано посмотрела на конунга. Но затем испуг ее сменился жалостью. Видно совсем плохо Хонахту. Жалко его. Такой хороший воина из-за бессонницы совсем себя не контролирует. Эфали пару раз сжала ладонь. Вроде в порядке, а такой своей силищей мог и раздавить ее ладонь. И все нет больше ее рабочего инструмента. Кому нужен убийца с одной рукой. Аркани тряхнула головой отгоняя мысли. Ну хотя бы спать пошел. Может проспится конунг  и посмотрит на все другими глазами.
Девушка отошла к стене  у  окна и опустилась на пол. Села поджав ноги под себя. Тут и устроится она. Как конунг уснет ей и нести дозор. В эльфах она мало что понимала, но возможно Дегмунду  тоже будет нужен отдых после работы. Спасибо учителям в ордене, которые учили их сидеть подолгу в засаде без сна. Эфа прижалась затылком к стене. Рука немного ныла. Ну уж больше так она с конунгом не будет. Хватит с нее одного раза.

+1

37

Слух обострился, стоило закрыть глаза. Хонахт слышал лёгкие шаги Эфали, когда она отошла к стене, слышал шуршание её одежды, когда она присаживалась на пол, он слышал скрип дерева в руках эльфа и тихое дребезжание струн, случайно задетых тонкими пальцами перворожденного. Хонахт слышал и гомон толпы на улице, и разговоры посетителей на первом этаже таверны. Но он не слышал ничего, что подсказало бы об опасности, что чуял самим своим нутром. Это беспокоило. Сильно беспокоило. Но тут полилась музыка. Самая чудесная, что ему доводилось слышать. Хонахт всегда был довольно равнодушен к музыке, но эту он хотел бы слушать и слушать.  В негромкую мелодию вплелось тихое пение дивного голоса, несущее в себе успокоение и моральное и физическое. Хонахт слушал слова песни и чувствовал, как отступают заботы и тревоги.
- Это прекрасно… - тихо сказал он, засыпая. И в этот раз он спал мирно. Никакие кошмары не проникали в его сон, ведь кольцо чувствовало опасность и оберегало себя.

+1

38

В комнате тихо, только негромкий наигрыш старой лютни слышится в этой тишине. Чаровать с Музыкой людей сложнее. Она совсем иная, нежели у эльфов, хуже поддаётся воздействию, менее пластична и изменчива. Но ему привычно работать с такими Мелодиями. Разве что в работу эту он погружается куда как глубже, чем было бы, чаруй он для сородича. Оттого и может показаться со стороны, что нолдо словно сам зачарован своей музыкой. Глаза закрыты, лицо спокойно и непроницаемо, позы не меняет, подвижны только руки, да и то заметно, что играет он почти не обращая внимания на инструмент и на то, какая мелодия рождается из-под его пальцев. Он всё равно слышит её иначе, чем как она звучит в комнате.
Создатель кошмаров таится, стережётся эльфийских чар, но его след в Музыке заметен. Те самые несколько неправильных нот, выбивающиеся из общего строя Мелодии. Те самые звуки, мешающие Музыке северянина звучать красиво и правильно. Осторожное "касание" звуков. Лёгкое, ненавязчивое, почти неощутимое. И вдруг окатывает волной северного холода. Не того, который обычно сопровождает зимы на родине конунга и отражён и в его Мелодии, а того, древнего, заставлявшего трепетать и замирать сердца слабых духом, а сильных сжимать в ладонях рукояти мечей. Дёгмунд нахмурился. Подозрения начинали частично оправдываться...
Нолдо открыл глаза уже на рассвете. Вот так. Конунг проспит ещё несколько часов. За это время кошмары к нему не придут, след чар слишком свеж, а значит для тёмной Музыки существует опасность.  Нолдо отложил лютню на стол, погладил благодарно струны, на что инструмент отозвался тихим и низким гулом. После тоже, по примеру девушки, устроился у стены, сев на синдарский манер, и, завернувшись в плащ, закрыл глаза. Немного можно и ему поспать. Пока можно...

+1

39

Господин заснул.И по его словам наконец его разум измотанный бессонницей обрел покой после песни эльфа. Все таки странные эти эльфы решила про себя Эфали. А как он нежно погладил инструмент.Она бы сказала что заботливо, как мужчина гладит свою любовницу. Девушка фыркнула. Вот Дегмунд опустился рядом. И сел как то странно. Ну пусть спят. Куда после пробуждения конунга их занесет судьба не известно. И что там будет дальше? Тоже вопрос без ответа пока.

0

40

Хонахт васпался. Странно, но это так. Неужели магия эльфа сродни магии той Лит? Нет. Этого не может быть. Глупо так думать. Эльфы это эльфы, а прислужники тёмного духа - прислужники духа. Северянин прекрасно это понимал, хоть и не очень разбирался в тонкостях разницы между ними. Что Духи, что эльфы для него были одинаково чужими. Единественное исключение - это Дёгмунд. Он более похож на человека, чем остальные. Хотя, временами и он бывает малопонятен.
Северянин лежал с закрытыми глазами и наслаждался утренней истомой, что охватывает хорошо отдохнувшего за ночь человека, которому никуда не надо торопиться. Полежав так с пару-тройку минут, Хонахт сладко зевнул, потянулся и наконец открыл глаза. Хугин, заметив, что северянин открыл глаза, приветственно каркнул со своего насеста. Хонахт снова зевнул и поднялся с лежанки. Оглядел комнату и сказал:
- Утро доброе.
Он подошел к двери, открыл её и гаркнул:
- Хозяин! Воды!
Через несколько минут молодая и довольно симпатичная служанка принесла два ведра с колодезной водой, ковш, большой таз, три полотенца и харадские мягкие ароматные палочки для чистки зубов. Хонахт умылся и принялся разминаться. Настроение у него было просто замечательным. В это время принесли поднос с завтраком на троих. Конунг порылся в кошеле и кинул служанке золотой, за что был награждён довольной и многообещающей улыбкой.
- Вот не ожидал, что ты сможешь подарить мне спокойный сон, - Сказал северянин эльфу, когда девушка вышла.
- Что можешь сказать по поводу проклятия? Хотя, давайте начнём завтракать, и поговорим за едой.

+1

41

Тот, у кого есть пятеро младших братьев, знает, каково это просыпаться от активной деятельности рядом, ну или когда из коридора уже с утра доносится топот, сравнимый с мумачьим, к примеру. Впрочем, в этот раз топота не было, хотя один горластый конунг поблизости всё-таки наличествовал. Поначалу нолдо, ещё не до конца проснувшись, с непривычки решил, что продолжает спать, и ему в данный конкретный момент снится решивший в очередной раз выяснить с кем-то отношения Турко, ну или Морьо (Курво обычно так с утра пораньше не орал). А посему первым порывом было запустить в направлении звука подушкой, правда той как ни странно не оказалось, а первой фразой было нечто ну очень непонятное на квенья. Впрочем, в следующую минуту Дёгмунд всё-таки проснулся окончательно и пока ещё немного сонно оглядел комнату.
Сегодня конунг выглядел куда бодрее и живее вчерашнего. Продолжительный спокойный сон явно пошёл ему на пользу. Хотя за те несколько прошедших часов полностью усталость не прошла, но всё ещё впереди пожалуй.
- Утро светлое. - Поприветствовал Хонахта нолдо, окончив свой краткий осмотр и удовлетворившись его результатами. -
Пока конунг разминался и забирал у служанки завтрак, нолдо успел убрать лютню в чехол и привести себя в порядок. Но с началом завтрака не торопился, ибо ему сейчас предстояло сказать немало, а говорить с едой во рту неудобно и некрасиво. Подождёт немного. То, что надо сказать, надо сказать сейчас, чтобы у северянина было время обдумать услышанное и сделать какие-то выводы.
- Несколько лет подряд мне приходилось заниматься примерно тем же - избавлять брата от кошмаров. Единственное отличие в том, что его сны были не насланными, а порождёнными памятью.
Тогда было трудно. Старший очень медленно избавлялся от последствий плена. Иногда по утрам чуть ли не за клинок хватался по пробуждении. Так что вот эта-то часть работы была самой привычной и не такой уж сложной. А вот остальное... Остальное оказалось отнюдь не таким простым и легко исправляемым.
- Ну во-первых, сразу скажу, что это не проклятие. Вернее не проклятие в том смысле, котором понимают его все чаровники. Хотя лучше бы это было и правда обыкновенным проклятием. - Дёгмунд внимательно посмотрел на конунга, после продолжил. - Сотворил же его и впрямь скорее всего Саурон, ибо ощущения от восприятия тех тёмных чар говорит, что они наложены одним из старших майар, при том не самым слабым из них. К тому же у меня есть ещё кое-какие мысли в поддержку этой версии, но это не так важно. Во-вторых, ноты тёмной музыки слышатся от твоего кольца. - Он вскинул ладонь, предупреждая возможные возражения либо возмущения. - Само по себе оно только затронуто Тьмой и без воли извне скорее всего не может нанести действительно серьёзный вред. Что делает и как на тебя влияет оно само, я пока не выяснил, но кошмары к тебе приходят извне. Там наверняка есть нити связей, по которым и передаётся всё то тёмное. Пока я не рискнул работать в полную силу, чтобы раньше времени не обнаружить себя перед тем, чья воля насылает тебе видения. Потому более подробно пока ничего об этом сказать не могу. Единственное - "подарочек" на кольце был изначально. Музыка сплетена с металлом и камнем, а просто так, после, этого уже не наложить. Как и не снять, не уничтожив оболочку чар. На эту тему думай сам, не феанариону тебе советовать, как с опасными, но имеющими смысл драгоценностями поступать. Теперь о кошмарах. Воздействовать на нити связей в чарах опасно, ибо даже мне не тягаться в них с Сауроном, а в случае ошибки или неудачи пострадаешь ты. Потому буду думать, что можно придумать, чтобы прекратить кошмары, не влияя на связь. По крайней мере пока не удастся с ней разобраться, как и со всем остальным.
На этом нолдо замолк, спокойно и прямо смотря на северянина, ожидая реакции того на объяснения. Всё рассказанное не было ни попыткой как-либо повлиять на конунга, ни смутить его. Нолдо действительно оставлял все решения самому Хонахту. Благо, насколько он его знал, конунг был разумным человеком и мелочностью или глупым упрямством не страдал, а потому была надежда, что он действительно хорошо обдумает складывающуюся ситуацию и выберет тот путь, который будет для него самого лучшим. Но выбирать за него эльф не смел. Каждый выбирает сам. Только советовать и можно. И похоже, что нужно.

+1

42

- Сауроооооон, значит – протянул Хонахт. Конунг подошёл к проснувшейся Эфали и сказал:
- Отправляйся домой. Пусть продолжают делать дела без меня. Я вернусь ещё не скоро. Отправляйся сейчас. Дождавшись, когда девушка соберётся и выйдет из комнаты, Хонахт повернулся к эльфу:
- Но в чём смысл этого? – Северянин взглянул на Кольцо, блеснувшее в лучах восходящего солнца, освещающего комнату через неприкрытое занавесью окно. Конунг совсем не видел связи между собой и повелителем Мордора. Ни связи, ни точек соприкосновения. Зачем он испортил Кольцо? Получается, что это он сделал его, раз тёмные нити вплетены в Кольцо изначально. Вопросов становится всё больше и больше. «Положим… Хммммм. Что там говорила колдунья? Да неужели?» Некая неприглядная догадка мелькнула в голове. Всё было бы просто, если бы это кольцо являлось обычным символом, ну или обладало не такими невероятными силами. Дёгмунд просто не представляет ЧТО даёт владельцу этот скромный стальной ободок.
- Три вещи хочу узнать: Первое – Что будет, если я всё же сниму Кольцо? Второе: Как можно перекрыть влияние на Кольцо извне и кто это может сделать? Третье: Что будет с Кольцом, если уничтожить этого тёмного духа?

+1

43

Прежде чем ответить конунгу, нолдо в задумчивости потёр кончиками пальцев левой руки ладонь правой, прямо по месту старого шрама. Когда-то так он постепенно возвращал ладони чувствительность, да и привык к этому жесту в минуты задумчивости. М обдумав ответ, заговорил, подняв взгляд на северянина.
- Скорее всего его действие на тебя прекратится. Либо же оно снова начнёт притягивать тебя, не позволяя забыть о себе. Либо ты сам всё время будешь вспоминать о нём и его действии. Со вторым твоим вопросом могу попробовать разобраться. По идее это можно сделать при помощи какого-либо предмета с наложенными чарами. Неудобство этого способа в том, что воздействие чар может оказаться временным либо же всё-таки недостаточным, и воздействие кольца только лишь ослабнет, но не прекратится совсем. Я попробую вспомнить, что говорил отец по поводу различных чар на предметах, вполне возможно это и поможет. А пока видимо буду чаровать более привычным для себя образом. И рабираться. 
На последний вопрос Дёгмунд покачал головой, потом пояснил вслух уже.
- А ничего не будет скорее всего. Возможно потеряется связь с ним, но возможно, что и нет. К тому же окончательно Саурона не уничтожить, можно лишь лишить его телесной оболочки, да и то не навсегда. К тому же лишить его этой самой оболочки не так-то и просто, ибо он из старшмх майар, а сил у них в несколько раз побольше, чем у эльфов. Так что этот путь хоть и заманчив, но скорее приведёт в тупик, нежели принесёт пользу. Хотя сама мысль об уничтожении Саурона довольно привлекательна.
При последних словах в глубине глаз нолдо на миг промелькнул отблеск холодного мрачного пламени - отголосок давних времён и давней же ненависти. Мелькор за Гранью, да, но самый сильный из его слуг по-прежнему ходит по земле и несёт Тьму в мир. И хорошо бы и от него избавить этот самый мир, вот только насовсем это могут сделать разве что валар. Давно Дёгмунд был не молод и знал, что необдуманное желание уничтожить врага, не поняв, как это можно сделать, не приводит к желаемому результату. Так что... Прекрасное желание увидеть Саурона поверженным и навсегда обезвреженным придётся оставить лишь желанием.
Вместе с тем он стал вспоминать, что может знать о работе с чарами на предметах, в частности опять же скорее всего на металлах и камнях, как на наиболее сильных накопителях различных энергий и обладающих различными свойствами и восприимчивостью к разного рода чарам, а также долговечность и прочностью, ну и красотой конечно. Но если идти этим путём, придется превзойти самого себя ы плане знаний и умений по части изготовления зачарованных предметов. Впрочем, для начала нужно подобрать материалы, а уж потом думать, что и как из них творить.

+2

44

- Хорошо. Меня это устраивает. Пусть даже временно. Моё кольцо-слишком большая ценность, чтобы отказаться от него. И дело тут не только в магии, что оно даёт, но и в некоторых иных аспектах. Возможно даже, что благодаря ему, мы могли бы избавить этот мир от Тьмы, а меня от угрозы.
Хонахт прошёлся по комнате, размышляя о перспективах. А перспективы были оооочень существенными. Даже для него. А потому, отказываться от подобного было бы глупо. Тем более, что рядом тот, кто знал Тёмного духа буквально в лицо. Осталось только уговорить упрямца, который, видимо растерял в веках свой боевой дух. Менестрель, ёлки зелёные. Надо. Надо его растормошить!
Северянин остановился возле эльфа и, глядя ему в глаза, сказал:
- Не бывает тех, кого нельзя победить. Я уверен в этом. Нет в мире непобедимых. Если получится развоплотить Саурона, а потом развеять его дух, то награда за это наверняка будет велика! Думаю, валар не поскупятся и выполнят любое желание победителя. Представь! Например ты можешь потребовать некий камень, что по легенде сияет вон там в небе.
Хонахт махнул рукой в примерном направлении.
- Или, например, вернуть в этот мир тех, кто тебе дорог. Это большая ставка, согласись. А главное, что и шансы есть. Ты же чародей, я тоже имею несколько козырей в рукаве. А главное у меня есть воины, что пойдут за мной. Воины, которые знают и умеют быть незаметными, почти невидимыми. А ты, можешь помочь вашими эльфийскими секретами. Подумай хорошенько.

+1

45

Слушая речи конунга, Дёгмунд молчал, только на пару мгновений печально улыбнулся. Как часто в прошлом он слышал подобные речи. Как часто сам задумывался о подобном. Как часто нолдор, ведомыее подобными идеями и мыслями, совершали роковые ошибки. Как бы северянин на те же грабли не наступил.
- В мире нет непобедимых и неуязвимых, то верно. Но подумай, конунг вот над чем. Ради любой победы нужно жертвовать чем-то, порой чем-то настолько дорогим, что и победы уже не захочется, когда узнаешь её цену. И чем сложнее битва, чем труднее должна даться победа, тем больше, тяжелее и горше та жертва за неё. Ты уверен, что плата за эту победу не окажется непосильной? Это мне нечего терять кроме жизни, и можно хоть сегодня отправляться на битву с Сауроном. А тебе есть что терять, есть чего лишаться, и твоим воинам наверняка тоже. Но я или даже мы с тобой вместе вряд ли сможем свершить то, о чём ты говоришь сейчас. Это нужна действительно великая сила и великая магия, чтобы победа оказалась на нашей стороне.
Нолдо замолк на пару минут, смотря куда-то в пространство и явно о чём-то думая. Затем добавил как-то глуховато.
- Предложи ты мне это лет этак пару тысяч назад, я бы схватился за это предложение как утопающий за соломинку. Но сейчас... Сейчас мне ни к чему ни милость валар, ни их прощение, ни последний из трёх Камней. Пусть сверкает и дальше в небесах. Я предпочитаю смотреть на него отсюда и знать, что он никуда не денется уже, чем вновь под действием Клятвы искать его по этим землям либо же защищать от всех и вся, обжигаясь каждый раз, когда руки мои коснутся его. Война же с Сауроном... Это должна быть именно война. Не вылазка горстки отчаянных, а выступление армии. Ибо не с одним Сауроном придётся сражаться, а  ни моих сил, ни твоего войска не хватит, чтобы победить всех его слуг, коих он вздумает двинуть в бой.
Вот суметь бы собрать войско, равное хоть одному из эльфийских прежних времён, тогда можно было бы попробовать. А так... Так только ещё один вариант самоубийства опробовать и только.
- Но мы ушли от темы. - Довольно резко вернулся на прерванную линию разговора нолдо. - Ты разбираешься в магических свойствах металлов и камней? - Он задал этот вопрос специально. Нужно было знать, каким минералам и металлам отдаёт предпочтение северянин, с какими из них нужно будет работать, чтобы получить действительно хороший результат, а не подобие результата.

+1

46

Северянин испытывающе посмотрел на эльфа и сказал: -  Чтож. Я тебя услышал. Уговаривать больше не буду. Всё-таки ты скальд, а не варр. Я сделаю всё сам, если у тебя не получится очистить меня от козней этого Духа. Но и слава тогда будет вся принадлежать мне, человеку. Че-ло-ве-ку  – По слогам повторил Хонахт, хитро сощурив глаза. Ведь эльфийская гордость – она такая Гордость. С большой буквы.
«Ну давай же. Ты же светлый эльф. Не ужели ты позволишь людям обойти свой народ в столь великом деле» - подумал конунг, а в слух добавил:
- Тем более, что шансы на победу гораздо выше, чем ты думаешь, древний.  Придём незаметно, уйдём громко. Каким бы не был Саурон великим чародеем, но всего знать он не может. Но с тобой было бы проще. И быстрее. С тобой мы бы точно смогли подобраться к мордорцу настолько близко, чтобы пронзить его клинками. Но да ладно. Я слышал, один из ваших королей смог нанести незаживающую рану тому, кто был до Саурона. Мне нужно знать, кто сейчас владеет мечом этого короля.  Ты можешь меня просветить на этот счёт, Дёгмунд?
Говорил Хонахт о мече не просто так. Он был свято уверен, что только тот клинок, или подобный ему, может упокоить тёмного духа. Ведь не с проста раны нанесённые им Морготу не заживали, и Хонахт по своей северной простоте мгновенно сделал вывод, что тот меч ранил не только тело, но и дух. Соответственно меч надо добыть.
- Что же до твоего вопроса, - продолжил Хонахт: - То ни пня я не разбираюсь в магических камнях и металлах.

+1

47

Дёгмунд задумчиво усмехнулся в ответ и покачал головой.
- Как у вас, людей, всё просто... - Произнёс он, решив озвучить свои мысли. - Знаешь, были б тут два моих брата, они б лучше меня объяснили, чем могут закончиться такие вот походы в стиле "тихо придти, а громко уйти". А слава... За шесть веков войны с Морготом мне досталось столько этой самой славы, что и до сих пор аукается. Ну да ладно. Для начала в любом случае нужна информация. Опыт Исхода показал, что врага нужно сначала изучить со всех сторон, а потом уж идти и тыкать в него железкой.
Дальше же речь собственно о тех самых железках и зашла, точнее об одной конкретной.
- Рингил... - Нолдо потёр виски кончиками пальцев. - Сложно сказать, кто может им сейчас владеть. Свидетелей у того поединка не было, как и не было у короля сопровождения. Его конь вернулся под седлом, но без всадника и без оружия, а унёс ли Торондор ещё и меч с телом вместе - известно лишь самому Торондору. В общем, варианта три - либо клинок всё-таки вернулся к наследникам короля, и сейчас скорее всего хранится в Линдоне, либо он был захоронен вместе с телом Нолофинвэ, либо остался лежать у ворот Ангбанда, но тогда его скорее всего туда и утащили. Точнее сказать тебе об этом клинке я ничего не могу. Разве что только то, что вложенных в него чар и таланта мастера было ничуть не больше, чем в прочих клинках, вышедших из кузни Феанаро. И не столь важно, Рингил был бы в руке короля либо же другой клинок, подобный ему, важно умение и мастерство самого воина. Меч в той ситуации был лишь инструментом.
Не суть важно, какое оружие в руках, всё зависит от того, чего сам воин хочет добиться, ну и от мастерства воина. Окажись там например сам менестрель, даже меч дядюшки не помог бы, а вот если б с Морготом в поединке сошёлся к примеру отец, там ещё и неизвестно, кто победил в итоге. Так что... Хотя можно подумать о более позднем оружии, ковавшемся уже с учётом особенностей противника. Но это уж точно не к Дёгмунду вопрос, других нолдор спрашивать о том нужно.
- Я не про магические. В магических и не каждый нолдо смыслит. Я про обычные. Есть у меня одна мысль. Осталось понять, насколько она реальна в исполнении.

+1

48

Эльф всё же сдался. Пусть прямо он этого и не сказал, но смысл его слов сводился именно к согласию с предложением Хонахта. Настроение северянина сильно улучшилось и он заулыбался.
- Изучим, Дёгмунд. Это конечно. Я не всесилен, но возможностей у меня для этого много. Но сперва надо обстоятельнее подумать над тем, что сможет поставить заключительную точку в нашем плане. Будет особенный меч, а уж воспользоваться им я сумею. Рингил, говоришь? В Линдоне? А где конкретно, ты сказал, находится гробница Нолофинвэ?
Хонахт задумавшись зашагал по комнате, отрешённо глядя перед собой. А поразмыслить было над чем. Что бы там эльф не говорил о достойном воине, но конунг был на сто процентов уверен, что столь существенный итог битвы валы и какого-то там эльфа, пусть и героя, стал возможен именно благодаря особенностям оружия этого эльфа. А потому достать его просто необходимо. Насколько конунг помнил историю Эндорэ, Торондор отнёс тело эльфийского героя его сыну, который отстроил город в каком-то малодоступном месте, к тому же ещё и засекретил его местоположение. Какая-то там долина в горах. Толи Думладен, толи Тумладан. Один пень, название старое, да ещё и эльфийское и ни о чём не говорит нормальному человеку. Интересно, как ушастые относятся к вскрытию старых гробниц? А если меча там нет? Прикажете просить у эльфов Линдона? Пня с два нынешний владелец отдаст меч. Надо красть. Да человеку проще в Мордор пробраться, чем к параноикам-эльфам. Дасссс, проблемы. Кругом проблемы. Вроде и дело задумалось хорошее, да жмоты ушастые на это не посмотрят. Э! Кузня Феанора говорит? Хонахт резко остановился.
- Слууууууушай, ушастый, а твой меч где? И кто там его ковал? – Хитрая улыбка заиграла на устах северянина. А то как же. Отец ведь у эльфа кто? Вот-воооооот. Он самый.
- А в камнях и металлах тогда да. Чутка разбираюсь. Чутка совсем. Что ты там задумал?

+1

49

Дёгмунд только головой покачал. Мечи нолдор конечно особенные, но не настолько же. Впрочем, ладно. Переубеждать конунга он больше не стал, хочет верить в могущество зачарованных железок, пусть верит. Жаль только будет, если эта его вера приведёт к чему-то плачевному или же к проигрышу.
- Гробница там же, где и весь Белерианд - на дне моря. А конкретнее где-то близ бывшего Гондолина, разрушенного и захваченного ещё в Первую Эпоху. Но сомневаюсь, что даже найдя то место, там можно найти хоть что-то от того города и его окрестностей в целости.
И вновь нолдо покачал головой в сомнениях. И опять он лично толком ничего не знал, был бы жив Нельо, а ещё лучше Финдекано... Но оба уже давно мертвы, а он, Макалаурэ, ответов на большую часть вопросов просто не знает.
Менестрель поднял с вещей ножны с клинком и обнажил меч, показал конунгу.
- Вот. Его тоже ковал отец.
Несмотря на то, что мечу было уже много сотен лет, и на то, что Дёгмунд истинным воином не был и к оружию относился далеко не так трепетно, как к музыкальным инструментам или книгам, он по-прежнему был почти таким же, каким вышел из кузни. Феанаро умел делать достойное оружие. А для своей семьи и вдвойне достойное. Понятно это было и потому, что меч идеально подходил своему владельцу, ибо при его ковке было учтено всё, даже самые мелкие и вроде бы незначительные нюансы. Пламенный прекрасно знал сына и создал идеально подходящее ему оружие.
- Ты хочешь использовать его против Саурона? - Спросил нолдо, коротко кивнув на меч. По идее этот клинок действительно ничем не уступал знаменитому Рингилу. Разве что был полуторным да успел испить крови не только тёмных тварей. Вот только по силам ли ему справиться с одним из старших майар? Хотя... Как бы хотелось, чтобы это было так...
- Нам нужно привязать чары к какому-либо предмету, чтобы во-первых, не плести их постоянно заново, а во-вторых, усилить их действие и стабилизировать его. Собственно поступим примерно в духе противника, ибо металлы и камни имеют свою особую силу, нужно только подобрать правильно.  Собственно это может принять форму венца, браслета, подвески или того же кольца, главное, чтобы предмет этот был постоянно с тобой. Оружие или прочие предметы не подойдут. Впрочем, как и венец или обруч также для нынешней задачи не подойдут. Вот идея, но решать тебе.
Хотя это пожалуй был самый надёжный способ. Тому было множество причин, и одной из них была та, что нолдор не первую сотню лет уже вовсю практикуют наложение чар на металлы и камни. То же оружие, например, украшения, да даже красивые безделицы. Только желаемый результат разнится. Сейчас нужна защита, а её проще всего обкспечить при помощи чар, наложенных на что-то, что будет постоянно при носителе - кольцо, браслет, кулон, серьга, ожерелье. Венец или обруч подошли бы, будь необходимость защиты непостоянной, да и спать в таком украшении неудобно, плюс заметное оно сильно, а не факт, что соглядатаев Саурона поблизости от конунга нет. Сам бы нолдо выбрал либо кулон, либо браслет, либо медальон. Под одеждой легче спрятать, в глаза не бросается, да и просто по логике конунгу как человеку больше подойдёт, чай не дивный ваниа украшениями приметными обвешиваться и поражать всех вокруг их блеском и красой.

Отредактировано Maglor (2017-09-16 23:31:28)

+1


Вы здесь » Путь в Средиземье » Юг » (Умбар, конец декабря 2020 года) Старые встречи о новом