Путь в Средиземье

Объявление


Добро Пожаловать!


 

«На протяжении сумерек Второй Эпохи Тень растёт на востоке Средиземья,

всё больше и больше распространяя своё влияние на людей, чья численность

умножилась, в то время как род эльфов начал увядать. Вот три основные

темы: Задержавшиеся эльфы, что остались в Средиземье; возвышение

Саурона до нового Тёмного Властелина, повелителя и бога людей; и

Нуменор-Атлантида. Они рассматриваются историографически и в двух

преданиях или рассказах: Кольца Власти и Падение Нуменора. Оба служат

существенными предпосылками для Хоббита и его продолжения» - Письмо

131 Милтону Валдману, Дж. Р. Толкин.


Список персонажей Правила Сюжет Ситуация в мире Шаблоны анкет Акции
Администрация
Sauron  372279461
Rava

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Путь в Средиземье » Игры со временем » (Ангбанд, Первая эпоха) Гул небытия


(Ангбанд, Первая эпоха) Гул небытия

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Время: Середина Первой эпохи.
Место: Ангбанд, покои Тхурингветиль.
Участники: Тхурингветиль, Тевильдо.
Описание:
https://im2-tub-ru.yandex.net/i?id=869f02c2a252520da4caf7eec5957c12&n=33&h=215&w=304
Нет криков яростных, но странно слиты в нем
Все исступления, безумства, искушенья;
Оно весь мир отдаст, смеясь, на разрушенье...
Судьбу нельзя назвать игрой, но для кого-то игра - это судьба. А если это кошки-мышки? И кто кот, а кто мышь? И быть может движет ими не инстинкт хищника, а созвучие музыки, что влечет их по одной дороге, невидимой и незаметной даже глазу Айнур.
Примечания: 16+

Отредактировано Thuringwethil (2017-02-11 08:50:25)

+1

2

Структура снов – как зыбкое полотно. Переплетение чувств, эмоций, желаний, страхов и надежд, составляющих естество всякого существа. Она знала рецепт сна досконально, она творила вдохновенно, создавая самые невообразимые и ужасные образы, виртуозно играя на чувствах и сплетая ложь и явь воедино. Она могла почувствовать каждую струну в душе, каждый грамм затаенного ужаса, хуже – любовь, сильнее – желание и страсти, но главное – все это вместе.
Сон был одной из ее слабостей и она никогда не видела снов.
Выныривая из вязко-пустого плана бытия, Тхурингветиль знала, что за ее пробуждением не стоят образы ее полуночных странствий. Она была пуста, как треснувший глиняный сосуд, неспособный удержать ни воду ни вино. А пустота жаждет, чтобы ее заполнили чем угодно: кровью, страданиями, желаниями или смертью.
Пустота смотрела на нее зелеными, кошачьими глазами и в ночном полумраке серебрилась лунно-серой шерстью, резко контрастируя с темнотой. Они смотрели друг на друга долгие мгновения, никак не связанные с сонливостью или испугом, смотрели словно так и должно быть, словно появление Князя Котов в постели Глашатая Мелькора вполне обыденное дело.
Пришел ли он убить ее? Пришел ли поговорить? Звучание его мелодии не говорило ей ни о чем, так же привычно сливаясь и резонируя с ней в иных нотах.
- Зачем ты пришел? Владыка будет недоволен тем, что ты отлыниваешь от своих дел.
Тевильдо - ее новое желание, одно из сонма прочих что были и будут у ее страстной сути, но желание более терпкое, чем все что были до него. Оно сродни болезни, если только айнур способны болеть, но быть может в том и удел темной стороны - быть пожраной своей же собственной сутью.
Она не стала подниматься сразу, для ощущение своего дыхания и тяжести кошачьего тела на груди, любопытствуя и недоумевая тем, зачем он оказался здесь. Быть может это и есть то самое, что ощущают смертные во время сна?

+1

3

Жил-был кот, и было у него всё, о чем только можно мечтать - собственное королевство с верными подданными, прелестнейшие из рождавшихся в Арде кошечек и не только, мягкие лежанки, свежее мясо, бесчисленные развлечения, дарящие мрачное упоение собственной силы и власти, от охоты до эльфийских танцовщиц... И всё же чего-то не хватало могучему Тевильдо и удивленно поводил он ушами, оглядываясь в поисках бреши в своей сиятельной жизни. Сначала ему казалось что дело в пище, и он сбросил со скалы своего повара, еда стала лучше, но куски ее с трудом пролезали в горло. Может дело в лежанке? И трижды в день таны меняли мягчайшие ткани, умасленные благовониями, да только бил их аромат в чувствительные ноздри... Кошки казались волосатыми, эльфийки - однообразными... На какое-то время великий князь котов нашел упоение в охоте, выслеживая и убивая онодримов, но дни сменяли дни, годы сменяли годы и даже сложнейший противник казался просто еще одним куском в лучшем случае мяса, а в худшем  - растопки. Мышцы тяжелели, уставали, опускались лапы и веки, но и во сне не находилось покоя, ибо познавал Тевильдо то, что давным давно знал в сердце своем, но опасался признать... Пресыщение. Война, интриги, коварные планы, всё это было актуально первые пятьсот лет... Теперь они были лишь связаны с Мелькором, связаны до конца дней своих. И кот перестал спать. Черной тенью блуждал он по туннелям Ангбанда, ни на мгновение не прекращая кипучей деятельности и двигаясь, двигаясь, двигаясь раз за разом вновь и вновь, от задачи к задаче, давно потеряв корни этого круга... Подчиненные знали, что их властелин не спит, а оттого привыкли работать по ночам, и горе было тем, кто шел против дисциплины. Пока однажды...

Как он попал в спальню девы сокрытой тени? Желал ли приказывать или слушать, едко смеяться или сухо излагать, всё оказалось неважно, ибо умайе спала и не было в мире силы кроме тяжелого Гронда на голову, способной нарушить ее покой. Кажется, дело было важным, иначе стал бы князь котов забираться на самое мягкое место с явным намерением дождаться? Стал бы залезать в тепло, помещаясь на груди? Кого мы обманываем, это был всего лишь какой-то пустяк, а разбудить мышку хватило бы пары движений когтей... Движений, которых князь котов не сделал, лишь вгляделся в бледный лик, окаймленный темной шерстью волос, точно силясь разглядеть в нем что-то, в поисках чего скорее следовало бы заглянуть в зеркало. Секунды идут, идут минуты, часы. Глаза открыты. Другие тоже. Вопросы. Обычно ответ был ироничен, сейчас тоже, но почему-то перед ним захотелось помурчать.
- Уже и на любимой лежанке полежать нельзя... Куда катится Ангбанд...
И в подтверждение своих слов, князь котов слегка помялся лапами по груди. Ведь лежанка и правда мягкая. Еще и с подогревом.

+1

4

Перенимать привычки смертных сначала было просто приятной игрой, затем милой зависимостью и вскоре стало почти необходимостью. Если не коротать время снами, то можно сойти с ума от вечно повторяющегося бега по кругу. Но сейчас это еще не ощущалось ею в полной мере, сейчас ее мир медленно расцвел красками, заблестел любопытными искрами в глазах и сорвался с губ предвкушающим выдохом. Надо же... Князь Котов сам пришел к ней, не поленился преодолеть то расстояние, что ей, крылатой, почти ничего не стоило, чтобы прийти... Зачем?
- Нужно обладать большой наглостью, чтобы говорить подобное, Тевильдо.
Голос наполнился глубиной и чуточку - магией. Тхурингветиль стало интересно, насколько надменный и хитрый кот податлив ее чарам, раз уж сам явился среди ночи в ее покои. Прежде их общение сводилось лишь к деловым разговорам - приказы Мелькора не принято обсуждать- и едким насмешкам, что вполне приличествуют отношениям кошки и мыши, пусть и не совсем обычных. И все же все было не просто так. Тхурингветиль чувствовала, что пусть они двигались параллельно, но где-то в возможности их пересечения кроется большая глубина, и эту глубину ей хотелось прощупать.
- Или ты стал котом настолько, что пришел к единственной, что готова почесать тебя за ушком не слишком распространяясь об этом? - Ладонь мягко легла на кошачью голову, почесывая за ушами и вдоль шеи. Умайэ приветливо улыбнулась, словно бы вполне благосклонно отнеслась к такой наглости, но вторая ладонь тут же цепко ухватила кота поперек живота и ловко прижала к постели. Пожалуй это смотрелось излишне комично: взрослая женщина, скрывающая наготу лишь длинными, темными волосами, с торжествующей улыбкой крепко удерживает недовольного кота, внешне совершенно безобидного, как и все представители его породы.
- А теперь сознавайся, Тевильдо, зачем ты здесь? - В улыбке блеснули острые зубы, способные оторвать от кошачьего тельца вполне приличный кусок, если ответ вовсе не понравится умайэ.

+1

5

И был дух его печален и откликалась шерсть его на нежные касания, и взирали глаза на жизнь устало, а на нее - с удивленным недоумением, которое испытывает странник в ночи, ослепленный светом факела. Действительно, что было странного в том, что из всех поверхностей, он выбрал наиболее мягкую и подогретую? Каждый кот всегда знает где удобнее всего лечь, это закон природы... Разве что Тхурингветиль решила поиграть с ним в игру в стиле "раскрой мне свои самые темные желания". Всё это лишено смысла, умайяр насколько выставляли потаенные стороны натуры напоказ, что отыскать в них что-то новое казалось делом безнадежным... Насколько отчаялась она если пыталась сыграть с ним в эту игру. Насколько скучна война если он ее принимал? В один момент глаза окрасились бериллом, потухли, будто колдовство и правда сработало, а с уст срывались непрошенные на языке слова.
- Как должно быть нелепа эта война как мыши мыши жаждут хвастать тем, что гладили кошек...
Привычный спектакль. Сперва колкость, точно начало фразы, оборванное, замутненное колдовством... Пара секунд растерянности... Тут можно и поурчать под бережным поглаживанием... Собственное падение на постель, сопровождающееся недовольным шипением, последний порыв как-то воспротивиться... А теперь давайте поиграем в контроль разума. Может это и в самом деле занятно. Подрагивающий, неуверенный, как из другого мира, тон, вжавшиеся в грудь лапки едва выпустившие коготки, чтобы кольнуть, но не ранить... Пусть наслаждается властью. Интересно, насколько явную чушь можно скормить мышиной гордыне?
- Я пришел сюда, Тхурингветиль, дабы своим несравненным очарованием склонить твой порочный дух к неизведанным тобой прежде грехам.
Ненавязчиво хлестнул хвостом по бедрам с силой приличной плети. Если не изображать попытки избавиться от чар, кто поверит в то, что они действительно действуют?
- К тому же во всем Ангбанде ты единственная с кем можно нормально поговорить и в ком нет пяти метров роста... Так что давай ты будешь спать, а я буду с тобой говорить? Впрочем...
Кот зевнул.
- Можно и наоборот...

+1

6

Тхурингветиль рассмеялась, весело и искренне, запрокидывая голову и закрывая глаза от наслаждения собственным весельем. Попался ли Князь Котов на ее чары или решил подыграть  - разница была не велика, коль скоро они вступили на нужную дорожку полуправды и состязаний в изощренной хитрости. И все же умайэ предпочитала верить в силу своих чар, ведь зачем жить, если не считать себя совершенным существом, способным исполнить любую свою прихоть? А ее прихоть была мягкой и пушистой, к тому же умела урчать и играть в те игры, которые любила Тхурингветиль.
- Разве не тебе ведомо, что нет пороков, которые мне не довелось изведать? - почти скучающе пропела летучая мышь, отращивая длинные когти на свободной от удерживания кота руке. Словно насмешка над крохотными коготками кошачьего обличья Тевильдо. Насмешка, на которую не жаль потратить магию и время. Почерневшие, заостренные пальцы, ставшие тверже стали, почти бережно коснулись незащищенного кошачьего живота, едва почесывая мягкий и пушистый мех. - Я могу узнать лесть, Тевильдо, и пусть ты кот до кончиков своих усов, но никогда не был столь сумасброден, чтобы бросить свое задание и явиться сюда без ведома Мелькора.
Мелодия Тхурингветиль стала громче, заглушая лишние звуки и окрашивая мир в багрово-алые тона остывающей крови. Кошачье тельце было ужасно хрупким для рук темной майэ и ей так хотелось сжать его посильнее, чтобы увидеть в надменных и пустых глазах Тевильдо страх смерти, ужас и боль. Но такая игра мимолетна и легка, куда сложнее опутать его паутиной чар, заменяя пустоту на желание, надменность на покорность и верность. Тхурингветиль не была наивна, но была очень самолюбива, чтобы попытаться.
- И о чем ты хочешь мне рассказать, Князь Котов? Я готова тебя слушать.

+1


Вы здесь » Путь в Средиземье » Игры со временем » (Ангбанд, Первая эпоха) Гул небытия


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC