Путь в Средиземье

Объявление


Добро Пожаловать!


 

«На протяжении сумерек Второй Эпохи Тень растёт на востоке Средиземья,

всё больше и больше распространяя своё влияние на людей, чья численность

умножилась, в то время как род эльфов начал увядать. Вот три основные

темы: Задержавшиеся эльфы, что остались в Средиземье; возвышение

Саурона до нового Тёмного Властелина, повелителя и бога людей; и

Нуменор-Атлантида. Они рассматриваются историографически и в двух

преданиях или рассказах: Кольца Власти и Падение Нуменора. Оба служат

существенными предпосылками для Хоббита и его продолжения» - Письмо

131 Милтону Валдману, Дж. Р. Толкин.


Список персонажей Правила Сюжет Ситуация в мире Шаблоны анкет Акции
Администрация
Sauron  372279461
Rava

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Путь в Средиземье » Юг » (Астар, 12 октября 2020 В.Э.) Затерянный мир


(Астар, 12 октября 2020 В.Э.) Затерянный мир

Сообщений 1 страница 30 из 79

1

Время: 12 октября 2020 В.Э. float:right
Место: Астар, позже – джунгли Харада.
Участники: Лит, Хонахт.
Описание:
Славься, Астар, что подобно любовнику покоится в лоне двух рек. Город, опалённый солнцем, город тысячи диковинок, город, поклоняющийся Властелину Тьмы. Долгий путь проделал Хонахт, чтобы оказаться здесь. Вокруг простирались обширные дикие земли, но словно чей-то голос звал его к этим тесным глинобитным улочкам и золочёному куполу храма. Хозяин таверны рассыпался в любезностях и обещал все чудеса мирские, стоило ему увидеть золото. Просторная комната в ярких занавесках, мягкая кровать и хороший ужин располагали ко сну, если бы не кошмары, поджидавшие Кольценосца по ту сторону яви. Лишь под утро ему удалось заснуть. Сквозь прикрытое сетчатыми ставнями окно заглянуло солнце, ветер приносил цветочные запахи от сада некого богатого рабовладельца, чей дом находился напротив. Но вместе со светом и ветром в комнату проник кто-то ещё…
Примечания:

Уважаемые игроки! Убедительно просим вас указывать в конце ваших первых игровых постов информацию об инвентаре ваших персонажей: в него входят оружие и предметы, что имеются у героев с собой. Также рекомендуем добавить пару слов об их одежде. Позже члены АМС оформят эти данные во вступительном посте темы.
Спасибо!

Инвентарь
Снаряжение Лит

Снаряжение: клинок «Бархат», кинжал «Шёлк», лук «Соратник», лёгкие доспехи.
Экспедиция: провиант, разнообразное снаряжение и оружие, ловушки, приманки.

Снаряжение Хонахта

Кольцо из стали с змеиными глазами из гелиoтропа (кровавой яшмы). Парные чуть изогнутые одноручные мечи. Три сулицы, фляга со слабым кисловатый вином, кошель с полутора сотней золотых, засапожник, мешок с вяленым мясом и крепкая веревка на 6 метров.

+2

2

    Распоряжения Саурона положено было начинать исполнять незамедлительно и работать быстро – именно так Лит и поступила. Произведя все необходимы расчёты времени, количества экспидиторов, провианта, вооружения, лекарств и прочего майэ, отобрав своих лучших бойцов для экспедиции, двинулась к солнечному Астару, где им предстояло окончательно укомплектоваться и двинуться дальше.
    И, конечно же, какая экспедиция без изюминки? Именно эту изюминку им и предстояло отыскать в этом городе. Такую суровую северную изюминку, которая от слова «совсем» не вписывалась в окружающий солнечный пейзаж.
    На взгляд Лит он был по-своему красив. Его неприглядные с виду, лишённые идеальности, - как у эльфов к коим она привыкла, - черты сами по себе не впечатлял, но вместе складывались в весьма колоритный образ являвший собой некую выжимку из всего того, что ассоциировалось с севером. Словом, Хонахт являл собой эдакую колоритную персону, коя очень забавно и инородно воспринималась ею в окружении постных красок и всей такой южной-южной архитектуры и земли, никогда не знавшей снега.
    Когда же она успела так вглядеться в это лицо и оценить его? О, у неё было порядком времени, кольцносец спал…
    Но вот дожидаться пока тот проснётся сам по себе она не стала – время оно на вес золота, когда находишься на задании. Нельзя сорить им налево и направо. А потому, взяв с подоконника латунную вазу, в которой стоял пышный сладкопахнуший веник, она швырнула его на грудь северянина, и сама проворно и легко вспорхнула в проём окна.
    - Когда спишь так сладко – можно проспать много интересного, - пропела она. – Например источник своей силы…
    На светлом лице женщины расцвела довольная улыбка, холодные глаза-камни хитро прищурились. Одета она была в просторные чёрные и тёмно-синие одежды, скрывающие всё, кроме головы и кистей рук. Наверху одежда была тонкой и облегающей, чётко очерчивающий изгибы её не самого хрупкого тела, а вот на ногах были просторные штаны до колена. Голенище же плотно обхватывали высокие чёрные сапожки из тонкой кожи закреплённые ремешками. Из украшений на неё был серебряный пояс и пара браслетов на левой руке. Волосы же были собраны в плотную толстую косу. Так же с женщиной оказалась тёмная летучая мышь, с ухоженной блестящей шёрсткой, цеплявшаяся своими руками-крыльями за её плечо. Вот такую странную гостью он обнаружил у себя в комнате после пробуждения.
    Но куда более важным оказался не её внешний вид, а то, что она продемонстрировала изящным взмахом правой руки – кольцо. Сияющий и переливающийся на солнце металл был прекрасен, он манил к себе, словно уговаривая надеть себя поскорее. Это было то самое кольцо, которое даровал ему Владыка Саурон. Глянь на свою руку, желая удостовериться, Хонахт не увидел бы ничего, кроме следа на коже.
    Продемонстрировав свой трофей, женщина усмехнулась, засунула его в карман и, проворно выскочив в окно, стрелой кинулась к ближайшей улице, стремясь слиться с толпой.

Отредактировано Lith (2017-02-06 17:27:20)

+1

3

Жара Астара может довести до белого каления кого угодно. Даже ночью не приходила долгожданная прохлада. Приходилось непривычно спать нагим, прикрываясь только тончайшим покрывалом. Влажная духота, отвратительные запахи, хитромордые уроды-южане, пыль и шум. Достало. Как же это достало. Да ещё эти летающие зудящие кровопийцы, бесконечные, сколько их ни бей. Нет, как таковой, Хонахта они не трогали. Кольцо, видимо, оберегало. Но это зудение. Да ещё и наложенное на многодневную бессонницу из-за кошмаров. Было перманентное желание прибить кого-нибудь и Северянин чувствовал, что ещё немного и желание превратиться в действие. А потому нужно заставить себя уснуть. Конунг заворочался. Поправил меч у изголовья, зевнул, закрыл глаза. Если бы не эти кошмары...
Очередной кошмар. Застывшие, словно вылепленные из воска, лица ушедших друзей, глядящие на него из тьмы, наполненными тьмой же глазами. Яркая вспышка. Лица вокруг отекают, принимая совсем уж гротескный вид. Шелестящий шёпот со всех сторон: - Предатель, предатель, ты предал нас. - Нет! - прокричал он, пытаясь отвернуться, спрятаться от пронзающих его взглядов: Я не предавал вас! Я помню каждого! Каждого из вас! - Предатель!, - шелестело в ответ: Почему ты там? Почему не идёшь за нами? Почему ты... жив? Что ответить павшим, ушедшим в ничто товарищам? Ведь они правы. Десятки лет прошли, а Хонахт так и не постарел. Смертельные раны, полученные в боях, зарастали, не оставляя после себя даже намёка на шрам. Он жил, глядя на то, как уходят один за другим, все кто был ему близок. Так что же он мог возразить им, тем кто отдал жизнь за него и за его идеалы? Вина давила его, заставляла упасть на колени, принять свою судьбу, свою кару. Кошмар, что родился из самых потаённых глубин его души. Но от этого кошмара можно уйти, можно спрятаться. Там, куда тянет его Кольцо, будет освобождение. Хонахт знал это, чувствовал. Но также он чувствовал, что это обман. Невозможно спрятаться от самого себя. Можно измениться, но не спрятаться. Конунг поднял взгляд и посмотрел на лица вокруг. - Это был мой выбор, моя ноша! - в ярости вскричал он: Слышите!? Пока Кольцо на моём пальце, вастаки не нападут! Разве это...  - Снова яркая вспышка и тьма вокруг сменилась тяжёлым забытьём. Что-то твёрдое, но лёгкое ударило в грудь Хонахта. Ещё не осознавая, что проснулся, Северянин схватился за меч.
- Когда спишь так сладко – можно проспать много интересного, - пропел звонкий и мелодичный, явно женский, голос. – Например источник своей силы…
Сердце пронзила пустота, подобная боли, но боли не физической.
- Твою ж за ногу! - Хонахт подскочил, сбрасывая ножны с клинка. Кольца не было! Конунг неверяще, посмотрел на опустевший палец, но тут же прыгнул к окну, однако воровка уже спрыгнула с подоконника. Морщась от пустоты в груди и ярости, кольценосец, правда уже бывший, смотрел из проёма, как растворяется в толпе женский силуэт. Порыв рвануть за воровкой сразу конунг сдержал. Южане, конечно, те ещё моральные козлы, но вид голого мужика на улице... Даже для них это будет чересчур.
Тем более, что кольценосец чувствовал своё Кольцо. Он знал, где оно.
- Ничего, - пробормотал он: - Скоро свидимся.  Его губы скривились в кровожадной усмешке.
Бросив меч в ножны, конунг принялся одеваться. Толстая длинная белая рубаха, восточные белые же шаровары, заправленные в лёгкие коричневые сапоги, кольчуга до бёдер, затянутая на талии широким чёрным кожаным поясом с серебряной пряжкой в виде ворона, недлинные мечи в ножнах, жёстко прикрепленные за спиной на поясе крест на крест, спереди фляга с водой.  На плечи накинул песчаного цвета плащ до пояса, чтобы скрыть кольчугу от горячих лучей солнца.
Выходя из комнаты, Хонахт вдруг остановился. Вспомнился давешний кошмар. Что это, как не расплата за чрезмерную силу? Так ли ценен и полезен этот дар неведомого бога, раз его отсутствие приносит такую боль. Конунг стиснул зубы и несколько раз сжал и разжал кулаки. Неужели тот, кто объединил нордлингов и заставил бояться вастаков не сможет отказаться от этого маленького кусочка металла. Он развернулся и с силой ударил кулаком по стене, может боль тела заглушит пустоту в душе.
- Я смогу это! - рыкнул он, делая шаг обратно в комнату.
- Пока ты носишь это кольцо, ни один вастак не нападёт на твой народ, - раздались в памяти давние слова пророка.
- Пока на мне это кольцо... - прошептал Хонахт, облегчённо вздохнув. Тонкая многообещающая улыбка скользнула на его губах. Он запер дверь комнаты и спустился вниз.
- Кто войдёт в мою комнату, убью, - бросил хозяину северянин. Видимо было что-то такое в его виде, что заставило тёртого жизнью трактирщика побледнеть и отскочить в сторону, низко склониться. Убедившись, что южанин его понял, конунг вышел на улицу и, широко шагая, направился в сторону, где безошибочно ощущалось ЕГО КОЛЬЦО.

Отредактировано Honaht (2017-02-06 11:57:04)

+1

4

    Его кольцо завело Хонахта в западную часть города. Ведомый своим чутьём по переулкам города северянин ни раз и ни два мог обмануться, думая, что видит в сновавшим по улицам толпам воровку, но каждый раз оказывалось, что у тёмной тени были другое лицо и не те одежды. Если обращать на это внимание можно было даже подумать, что с ним играют. Переулки и хитросплетения чужеземного города внезапно вывели его к небольшой площади… полной солдат.
    Они не были одеты в форму, но то как эти люди держали себя, как двигались чётко и уверенно каждый занятый своим делом, то как коротко говорили-отчитывались – всё выдавало в них солдат, кроме этой самой формы. Маленькая площадь напоминала муравейник, где все суетились и носились, но стоило приглядеться как в хаосе безошибочно угадывалась четкая структура. Вот только в отливе от муравьёв, солдаты никак не реагировали на появление чужака на площади и тот мог спокойно осмотреться в волю и по мере желания. Никто не возражал. Всё потому, что Хонахт сам был из этого муравейника, просто пока не знал об этом.
     БОльшая часть солдат была сосредоточена вокруг нескольких не запряжённых повозок которые быстро и методично загружали - какие провиантом, а какие железом. Один высокий тёмный мужчина со смуглым лицом то и дело выкрикивал что-то на подобии: «пол ящика солёной свинины, пол ящика сухофруктов, девять капканов» и т.д. а следовавший за ним помощник то и дело глядел в бумажку и рисовал в ней галочки. Другой такой же смуглый мужчина сидел за столом в центре площади (кои солдаты одолжили у ближайшего доброго жителя, коли вам интересно) и пользовался большим спросом у солдат коим выдавал золото и списки для дальнейших закупок.
    Словом, жизнь здесь кипела, и именно сюда привело Хонахта его ощущение. Привело и остановило, словно он уже нашёл искомое и оставалось лишь протянуть руку да взять. Вот только глаз никак не мог его найти, а руки – нащупать.
    - Мы здесь, - спустя время замешательство таки рассеял высокий писклявый мужской голос, раздавшийся у него за спиной на некоторой высоте.
    Стоило ему обернуться, как он мог застать воровку во всей своей красе, сидевшей на высокой толстой жерди аки ворона, метрах в двух над землей. Что занятно – он должен был пройти мимо неё оказавшись на площади, но вышло так что он не заметил (увидел?) ни её, ни жёрдочки.
    - Признаться я разочаровалась, - сказала она, погладив Драакуля всё так же восседавшего на её плече, кончиками пальцев. – Думала ты вскочишь и кинешься за мной в чём мать родила. Вот была бы потеха! А вместо этого ты просто оделся и шагом пошёл… Как-то это очень скучно.
    Она чуть вздохнула вновь, принимаясь разглядывать мужчину. На этот раз уже при всём параде.
    - Борода тебя старит… Если бы ты показал миру свой подбородок, то смотрелся бы и куда внушительнее.

+1

5

Мотаться по городу Хонахту довольно надоело. Воровка оказалась на редкость активной особой, ни пяти минут не сидящей на месте. Несколько раз северянин даже казалось, что он видит её. Но нет. Каждый раз он быстро понимал, что ошибается. Да и личность самой воровки вызывала множество вопросов. Особенно после её слов о потере им его силы. Слишком много она знает. Это не с проста. А раз так... То, видимо придется опять включить образ тупого варвара, столь милый взгляду местных болванов, считающих себя чуть ли не основой цивилизованного мира. Вся цицивилизация которого заключается в наличие кошелька с золотом. Уроды, короче. Однако, меньше размышлений, больше поспешания. Кто её там знает, эту девку, куда направится она через минуту. И ведь ясно, что это приманка. Но хотели бы убить, попытались бы сделать это в трактире. Значит не хотят. Чтож. Раз так, тупой варвар придет.
Выйдя на площадь, северянин остановился. Огляделся. Кольце было практически вмшаге от него. Снующие туда сюда люди его мало волновали. Наемники они и есть наемники. Хотя повадки и походка у этих не такие раскованные. Все-таки это скорее местные дружинники. Накой только их переодели? И что? Это сюда его заманивали? Плохо. Можно и не отбиться. Ладно, главное - кольцо. А с ним еще ту резню с прорывом можно устроить. Но где же она???
- Мы здесь - раздался препротивнейший голос этакого евнуха. Хонахт обернулся. Вот же она! Сидит на виду. Он не мог ее не заметить. Прошел же мимо в двух шагах. Колдунья значит. Слишком опытен, проживающий уже вторую жизнь, Хонахт, чтобы не заметить простого человека. Пусть даже и тренированного. Да еще этот голос... Мерзость. Конунг внутренне скривился. Хотя сама хороша. Чуть хрупковата, но вполне ему по нраву. Однако вот отрубленные руки к лицу ей не будут. Последующие слова воровки Хонахт сделал вид, что пропустил мимо ушей. Хотя себя похвалить за решение обождать не забыл.
- Кольцо. - северянин мрачно посмотрел на воровку: Верни.

Отредактировано Honaht (2017-02-07 07:02:44)

+1

6

    Лит вздохнула, слегка опустив плечи.
    - Вот так? Сразу к делу? Как это грубо, - она усмехалась, губы её озарила улыбка, но взгляд остался каким был – любопытствующим.
    Он всё скользил по нему и скользил, словно выискивая уязвимые места и оценивая потенциальную опасности, пока вновь не остановился на лице. Солдаты продолжали ходит вокруг, но никак не реагировали на происходящее, слово этих двух тут и вовсе не было.
    - Это кольцо? – она достала из кармана заветное сокровище и вновь его продемонстрировала. – Ну, раз ты так просишь. Пам-па-ра-рам…
    Она театрально и изящно взмахнула руками и то пропало из поля зрения, точно монетка из рук фокусника. Валараукэ продемонстрировала ему обе руки – естественно пустые. Улыбнулась лучезарно. Но прежде чем северянин возмутился подобному нахальству указала на тот свой палец, на котором Хоннахт носил заветное колечко. И действительно – стоило ему глянуть на сою руку – как кольцо оказалось на месте словно его никто и никогда не снимал.
    Лита тем временем спрыгнула с жерди и выпрямилась. При этом жердь, расположенная на высоте двух с лишним метров, оказалась почти вровень с её головой.
    - Да будет тебе известно, Хонахт, - заговорила майэ приблизившись, - что это кольцо просто так не снять даже мне. На нём лежат сильные охранные чары, но моей магии хватило на этот обман. Надеюсь ты простишь меня, но я не люблю тратить время попусту. И Он тоже не любит… Потому я прибегла к небольшой хитрости. Дабы доставить тебя сюда предельно быстро.
    От улыбчивой воровки не осталось и следа. Ныне майэ выглядела предельно серьёзной и сосредоточенной. А лицо её хранило такое выражение, что казалось сия натура совершенно чужда веселью, дурачеству, шуткам и улыбкам.
    - Кстати, - прибавила она чуть погодя, - вещи твои тоже очень скоро будут здесь.

+1

7

Когда кольцо пропало из руки воровки, Хонахт уверился в своих предположениях. Колдунья. Точно. И взгляд её настораживает. Так может смотреть тот, кто изучает неизвестного противника. Что можно ожидать от этакой колдуньи? Этого конунг не знал, но, слава предкам, у него и для таких найдётся пара фокусов. Руки легли на рукояти мечей. Будет колдовать - метнуть меч левой, пока будет уворачиваться,  прыгнуть, рубануть вторым по ногам, слетит с жерди, добить. Хонахт не был из тех, кто считает, что убивать или ранить женщин бесчестно. За свою долгую жизнь, северянин давно расстался с иллюзиями по поводу их доброты и нежности. Многие из них те ещё змеи, способные и нож в спину вогнать, и яда в чашу подсыпать, и запытать до смерти. А потому рубить Хонахт будет без жалости. И красота её его не остановит. Однако, задуманное не понадобилось. Воровка, улыбаясь, указала на свой палец. Издевается что ли? Но приятная тяжесть от кольца на его собственном пальце, дала понимание тому, что имела ввиду девчонка. Конунг отпустил мечи, покосился на руку. Кольцо было на месте. Северянин облегченно, но грубо выругался в пол голоса. Колдунья же спрыгнула с жерди. Кольценосец снова насторожился, но не показал этого.
- Да будет тебе известно, Хонахт, - начала говорить женщина, приближаясь к нему, - что это кольцо просто так не снять даже мне. На нём лежат сильные охранные чары, но моей магии хватило на этот обман. Надеюсь ты простишь меня, но я не люблю тратить время попусту. И Он тоже не любит… Потому я прибегла к небольшой хитрости. Дабы доставить тебя сюда предельно быстро. Поведение колдуньи изменилось. Шутки кончились. Ага. Ожидаемо. Ещё и "ОН" какой-то всплыл... Ну их, к духам льда с их идеями, требованиями и предложениями, которые явно сейчас последуют.
- Свои вещи я привык забирать сам. А то тут честность большим пороком считается. - грубовато сказал он: А твои шутки, женщина, оставили меня без завтрака. Поэтому пока не пожру, никакого разговора не будет. Жди здесь. И готовь деньги, много денег. Моё время и меч дороги.   Хонахт развернулся, и пошёл прочь, настороженно прислушиваясь к происходящему за спиной.
"- Когда появляются всякие "ОНИ", значит пора сказать "прощай этому дому" и идти к другому. Пусть ждёт меня, как погоды у моря." - подумал он.

Отредактировано Honaht (2017-02-07 09:28:40)

+1

8

    Как на неё смотрели! Нет, то был не восхищённый взгляд – напротив, мужчина не видел в ней ничего женского. Лита хорошо знала о чём люди думают, когда так смотрят – об убийстве. Воин прикидывал в уме как подступиться к добыче, и она совершенно не винила его – ведь Хонахт не знал её. Для него она была незнакомкой укравшей самое драгоценное.
    Возможно то, что было дороже его собственной души.
    Ответ конльценосца на её речь был в тон сказанному ранее: всё которого и чётко. «Настоящий северянин, не только с виду, но и на деле.» Велев подготовить для себя горы золота, он развернулся и пошёл прочь и пусть к тому не было никаких явных предпосылок им обоим – и Лите и Драакулю, - показалось, что копьеносец не собирается возвращаться.
     - Не очень-то ты любопытен, - заметила майэ, провожая его взглядом. – Тебе не интересно откуда я знаю твоё имя? Откуда мне известно, что кольцо – источник твоей силы и ради чего суетятся солдаты вокруг? Совсем? И никаких предположений?
    «Сзади он похож на гору, - вдруг подумалось ей, - огромную такую скалу, которую уже ничто не сможет сбить с курса.»
    - Саурон! – выкрикнул тот же писклявый мужской голос.
    Майэ сложила руки на груди, ожидая повернётся ли эта скала. «А ещё твои вещи и впрямь у меня…»

+1

9

-"Правильно. Все правильно. Тупой варвар ничего не спросил. Ничем не заинтересовался.  Пусть идет. Потом естественно вернется. Ведь варвары так сильно любят желтые блестящие круглешки. Хотя тут и понимать нечего. Имя он в любом случае назвал при входе в город. Свой путь с севера он тайной не делал. А про кольцо... Так про него знают на востоке. Жрецов Аннатара Солнечного ведь не перебьешь. Вопрос "зачем я им понадобился" конечно интересен, но не настолько, чтобы затягивать общение." - рассуждал Хонахт, отходя, но слушая слова за спиной, чувствуя затылком выжидательно-требовательный взгляд красавицы-колдуньи с любопытным зверенышем ночной породы на плече.
- Саурон! - раздался за спиной прежний противный недомужской голосок, заставивший северянина тихо ругнуться. Однако имя-то знакомое. Слышал Хонахт о нем. Странный древний высший дух, с невероятной манией величия, мечтающий о мировом господстве. Странная мечта для мудрого духа... Хонахт, например, вовремя понял, что большая власть это еще большие проблемы. И отказался от завоевания Востока, хотя возможность была. А этот... Спустился бы чтоли сначала со своих гор. Мечтатель, ёлы. Но ладно, и да. Теперь о том кто таков этот " Он" вопрос снят. Как говорится: всем спасибо, все свободны. Однако что-то такое непонятное заставило его остановится, развернуться к колдунье и спросить о этом духе. Но Хонахт был верен себе, а потому пересилил желание и сказал совсем не то, что от него наверняка хотелось услышать: - Смени тональность, красавица, тебе не идет. Замуж не возьмут.

+2

10

    Скала остановилась, скала развернулась и явило ей своё суровое лицо. Но сложно было сказать, что эту скалу остановило – её слова или свои собственные мысли и интересы…
    Так или иначе, Хонахт уже не бежал прочь, а это было уже кое-что и пусть он, от чего-то, избегал задавать интересующие его вопросы. Пусть так, остановка уже выдавала его интерес.
    - Это не мой голос, а Драакуля, - сообщила она, изящным взмахом указав на сидевшую на плече мышь. Та уставилась на северянина глазами-бусинками и разглядывала, почти не моргая и время от времени подёргивая носиком, что могло показаться умилительным далеко не всем. – Я взяла его на тот случай, если захочется поговорить, а вокруг не окажется толкового собеседника.
    Где-то на фоне прошла и затерялась пара солдат с подозрительно знакомой Хонахту поклажей…
    - И так, Саурон. Владыка Мордора желает, чтобы ты оказал ему услугу, и я бы не советовала тебе отказываться её выполнять. Хотя бы, безусловно, имеешь на это право если готов столкнуться с последствиями. И не думай смотреть на меня грозно. Я не угрожаю. По сути – я в том же положении, что и ты, а потому могу в подробностях рассказать, что ожидает нас, если мы провалим задание, и что ждёт тебя – если ты откажешься. – Майэ развернулась, шурша тёмным нарядом и направилась в сторону раскинувшейся под стеной, неприметной палатки песочного цвета, почти сливавшейся с самой стеной. – Я знаю, что ты достаточно умён для того, чтобы таком положении сперва выслушать предложение и лишь потом отказываться. Ведь видит Мелькор, он попросил от тебя не так много. Более того – я подозреваю, что ты очень и очень умный мужчина и что не слишком любишь палящее солнце, потому осмелюсь предложить тебе куда более уютную тень. На юге тени очень любят, куда больше чем на севере. Думаю, ты уже прочувствовал почему.

Отредактировано Lith (2017-02-07 20:48:41)

+1

11

Колдунья начала говорить. В принципе все ожидаемо. Зверек, правда интересный. тоже чтоли такого завести. Надо же. Говорящий. Интересненькая тема. Говорящие звери и возможности их получения. Мало сказано, да много понято. На пару секунд конунг отвлекся, увидев свой мешок с вещами, оставленный в таверне, в руках одного из солдат. Кое-кто сегодня сдохнет. Обещания надо исполнять. По возможности, конечно. Пусть даже к вещам и не привязан. Деньги суть благо уходящеприходящее. Сегодня нет, завтра есть, а нет их у того жирного торговца, чей труп мирно плавает в реке. Моральные принципы ведь тоже у каждого по сути свои. Это Хонахт выяснил еще тогда, после предательства вастаков.
Чтож. Угрозы есть. Блаблабла про мой ум есть. Любой дурак считает себя умным, но не дураком. Засчитано. О! Сноска на наше схожее положение, чтобы я больше доверял, тоже есть. Замечательно. Про награды давай. Сейчас тоже нормально. Можно вроде такого: Повелитель щедр не только на кары, но и на награды. И дальше блаблабла. Что? Не скажешь?  Ого! Прозвучало еще одно имя. И это имя на севере знают гораздо лучше имени Саурона. Женщины во многих сказках о давних временах упомянали это имя, как и другое его звучание. Моргот. И сказки те не всегда заканчивались хорошо. Ладно, послушаем. Как говаривал старый Ульфхам: Имеющий уши да услышит. Даже то, что ему говорить не хотели. Хотя это он про свою благоверную говорил, конечно. Карга той еще сплетницей была.
Конунг пошел следом за колдуньей. Все эти дела с различными авантюрами северянину были уже давно неинтересны. А потому он догнал колдунью и положил руку ей на свободное плечо, останавливая.
- Скажу честно, красавица, ты меня серьезно заинтересовала своим рассказом про него. Очень серьезно. Если он таков, как ты говоришь,то это просто замечательно. Именно этого мне и не хватало все это время. Короче, хочу такого же. - Хонахт указал пальцем на Драакуля.

Отредактировано Honaht (2017-02-07 23:19:40)

+2

12

    Мужчина проследовал за ней – она отчётливо слышала его тяжёлую поступь у себя за спиной, так не похожую на вышагивайте солдат рождавший характерный и настолько въевшийся в её сознание ритм, что Лита узнала бы его и во сне. Так же она слышала его музыку, которая стремительно приближалась до тех пор, пока тяжёлая рука мужчины не опустилось на её, совсем не хрупкое, а весьма крепкое и жёсткое, плечо. Она остановилась, вскидывая брови. «Передумал?» - вопрошал холодный взгляд глаз-сапфиров.
    Однако ж дело было в другом…
    «Издеваешься, варвар?» - майэ слегка пожала плечами.
    - Если хочешь, я сотворю тебе такого в награду. Но Драакуль мой собеседник, а не боевой пёс. Полагаю, ты предпочёл бы кого покрупнее, покрепче, с сильными челюстями и огромными крыльями, а? – внезапно глаза её улыбнулись, хотя губы остались неподвижны. – Дабы обозревать свой север с высоты облаков и обрушивать смерть с небес прилетая на крыльях кошмара?
    Она выдержала паузу, с самым серьёзным видом, после фыркнула и поспешила скрыться в палатке.
    - Располагайся…
    В тени действительно было намного приятнее, чем под палящим солнцем, которое с каждой минутой палило всё безжалостнее – похоже им обещали на редкость знойный день. Впрочем, валараукэ была только рада подобному раскладу – жара всегда заставляла её ощутить прилив сил и бодрости. И так, в центре палатки обнаружился широкий и добротный стол, окружённый стульями. Жестом приглашая сесть Лита направилась к стоявшим в углу ящикам из которых ловко выудила два стальных кубка и бутылку вина – весьма не дурственного. Водрузив всё это на стол, она заняла стул напротив кольценосца.
    Драакуль же ловко спорхнул с её плеча и занял спинку соседнего стула по правую руку от своей хозяйки. По чести сказать мышь неплохо было бы покормить, но она предположила, что вид лакающей кровь мыши может оказаться неприятным для гостя. Сама давным-давно привыкла к подобному зрелищу.
    - Если ты всерьёз голоден – то я могу велеть сперва принести нам еды, и уже потом приняться за дела. Как видишь, у нас тут серьёзные сборы и один сытный ужин за казённый счёт я могу тебе обеспечить.

+1

13

На слова северянина, колдунья слегка пожала плечами. Но взгляд её как бы спрашивал: Издеваешься? Ответом ей стал открытый, чуть насмешливый, но абсолютно честный взгляд голубых глаз Хонахта, который подразумевал лишь один ответ: Нет.
Зайдя в палатку, Хонахт развалился на предложенном стуле. Проследил взглядом за фигурой, склонившейся над ящиками женщины, одобрительно хмыкнул. Если бы не моральная усталость от постоянных кошмаров и недосыпания, то можно было бы и приударить за красоткой. А пока то, что ему более необходимо, это чтобы его оставили в покое. Но с другой стороны, всё не настолько и плохо… Плюнуть на всё, увезти такую на север. Осесть где-нибудь подальше от людей, завести детей. А дураки пусть продолжают мир захватывать. Эх, мечты, мечты. Братья ордена всё равно найдут, разрушат идиллию, приперевшись за ценными указаниями. А может действительно попробовать? Вон, у сына Герда дочка-красавица выросла, постоянно мимо бегает. Да жалко, девчонку. Стареть, видя, что муж не меняется... Жестоко.
Хонахт потянулся к бутылке и разлил вино по кубкам.
- Давай так, - негромко начал говорить северянин: - Прежде чем ты начнёшь делиться вашими секретами, сковывая меня ими по рукам и ногам, я расскажу тебе, почему считаю твоё стремление заполучить меня для участие в ваших планах ошибочным.  Хонахт усмехнулся, и поднял кубок, на уровень глаз, рассматривая его. После чего продолжил:
- Тебе следует знать, красавица, что я проклят. Я полхо сплю, меня мучают кошмары и так из ночи в ночь. А потому я сейчас не в самой лучшей форме и настроении. Чтобы было понятнее... Сейчас я плевать хотел на все обещания твоего повелителя, как и на него самого. Скажу даже так. Его стремления к власти это полный абсурд.  Он поднял руку в останавливающем жесте: - Возможно, я чего-то не знаю и не понимаю. Признаю. Такое возможно. Возможно, что Саурон сможет справится со всеми проблемами, сможет покорить всё до чего дотянется, но моего отношения это не изменит.  Хонахт поставил кубок на стол так и не пригубив вина.
- Но, вижу, ты сильная колдунья... Угу, колдунья. Снимешь проклятие, тогда и моё настроение улучшится. А как плату за участие в деле, возьму только зверушку. Будет с кем пообщаться в странствиях. И не надо ничего большого. Я не страдаю комплексами. Ворон подойдёт. Итак. Твой ответ?

Отредактировано Honaht (2017-02-08 11:52:49)

+1

14

    Женщина не перебивала его и слушала на редкость внимательно. Даже тот упреждающий возможные возражения жест, сопутствующий словам о Сауроне, не понадобился – майэ ничуть не изменилась в лице, выслушав такое про своего нынешнего господина. Если его можно было так называть… во всяком случае на ум не приходило ничего более подходящего. Дослушав же, она подалась вперёд, обхватила изящными пальчиками кубок, из которого так и не испил северянин, поднесла к своим губам и, сделав большой вкусный глоток, поставила перед собой.
    - Там мог быть дурман, - призналась она. - Я рада, что ты думаешь о подобных вещах, не зависимо от того, как хороша женщина со спины. – Её глаза озорно сверкнули. – Признаюсь, что думала о подобной хитрости, но быстро отмела её так как в нашем случае подобная хитрость неуместна. Нет, ты нужен мне таким, какой есть. Я хочу узнать тебя таким, какой ты есть. Тебя, а не одурманенного глупца, потому как от глупца слишком мало проку. Так что отправляясь со мной можешь есть и пить спокойно.
    Сделав это небольшое отступление, Лита продолжила:
    - Я ценю твоё стремление поскорее уладить дело и благодарна за него. Потому, переходя сразу к делам, скажу: да, я сотворю тебе спутника и, если тебе так хочется, он примет обличье ворона. Но вот с проклятьем будет сложнее – понимаешь, его наложил некто, куда более могущественный чем я. И я сильно не уверена, что справлюсь с этим наговором. Однако, пока ты будешь со мной, кошмары тебя не побеспокоят: вот это я действительно могу тебе обещать.

+1

15

Внешне расслабленный северянин внутренне подобрался, услышав слова колдуньи. Крохи информации стали складываться в определенную картинку. И эта картинка конунгу нравилась все меньше и меньше. Осталось всего несколько штришков, чтобы завершить ее. Хонахт машинально провел пальцами по ободку кольца. Не слишком ли все сложно? Может все связанное интерпретируется им не так? Сомнения, сомнения. Но пока, прочь их. Картина не закончена, а значит забегать вперед не след. Ошибка может доставить много проблем. А каковы варианты? Ведь, слава предкам, они есть.  Эта игра для двух сторон. Если Саурону захотелось получить Хонахта, то почему бы Хонахту не захотеть получить Саурона? Точнее, в данном случае, его посланницу.
- Хех, значит ты для меня будешь драгоценным сокровищем, красавица. Сокровищем, которое нужно беречь и лелеять со всей страстью своей души. Страстью, подобной страсти дракона.  Конунг грустно улыбнулся: Жаль, что век человека столь короток. Мы сгораем как свечи в потоке несущегося времени. А тем из нас, кто преодалел предел вложенный Создателем, остается только клясть свою судьбу, глядя как уходят в ничто старые друзья и враги. Ладно. Не обращай внимания. Это просто лирика. Скажи, зачем ты служишь Саурону? Чем он привлек тебя?. И еще... Я так и не узнал твоего имени.

+2

16

    Женщина с интересом вглядывалась в суровое лицо, но совсем не ради того, чтобы разглядывать черты, которые она выучила ещё утром. Её интересовал вопрос: о чём же думает этот «северный варвар»? Как думает и что из себя представляет. Что решит, как и на основе этого пыталась предсказать как он поступит в дальнейшем. Вот только одна беда – Хонахт-«варвар» был орешком куда более крепким, чем половина жителей этого города и никак не хотел раскалываться. Осознание этого выманило на её уста едва заметную улыбку, ведь всегда интересно иметь дело с подобной личностью.
    И меж тем, выбор этой личности, говорил об уме и хитрости Саурона. Как там говорилось? Мудрый правитель приближает к себе талантливых, а глупый – льстецов? Или как-то так по смыслу…
    Всё так же выслушав, не перебивая и внимательно, она по достоинству оценила высказанную кольценосцем «лирику» и, если только оно не было хитрым ходом, похоже мужчина только что доверился ей, слегка приотворяя двери. Потому как лирика прозвучала как нечто важное и беспокоившее его. Слишком уж хороши отшлифованы и стройны были эти слова – не похожими на простой поток речи, на сырые ещё рассуждения. «Так всегда случается, когда бессмертие достаётся твоему народу. Вы не можете принять его, от чего-то страдая вместо того, чтобы наслаждаться жизнью. Но, то ваша натура и ваш выбор…»
   - Меня зовут по-разному. Орки прозвали меня Гхаш, люди – Морн. Когда-то я была Хэрисаэль, но ныне зову себя Лит. Выбирай то, что тебе по нраву или прозови как-то иначе, - она усмехнулась. – Но учти, если прозвище будет обидным – я могу пропустить «случайно» пару неприятных кошмаров.
    Пошутив она вновь приняла серьёзный вид, а потом слегка погрузнела, но, несмотря на заминку, всё же ответила.
    - Вышло так, что некоторые из моих навыков оказались востребованы Владыкой Сауроном. А когда такое случается у девушки остаётся два выбора: служить или бежать и в конечном счёте умереть. Я выбрала жизнь, но, стоит отметить, что относятся ко мне весьма недурно, - она взмахнула руками, словно призывая оглядеться. Не на палатку, конечно, призывала она взглянуть, женщина стремилась подчеркнуть статус начальника. – Однако я давно уже не девушка и прекрасно понимаю, что представляет из себя эта милость, - она громко хлопнула в ладоши. – Стоит мне перестать быть полезной и участь моя ничем не лучше участи солдат, носящихся за палаткой. А может и того хуже. И дабы защитить себя от этого, – уж прости, - но я буду вынуждена делать всё, ради выполнения распоряжений Саурона. Потому как от ныне наши судьбы переплетены и его благо – есть моё благо… Немного напоминает брак, не находишь? – она усмехнулась, совсем не весело и подлила вина в свой кубок. - А ты? Я так понимаю, ты куда свободнее и сильнее меня? Возьмёшься выполнить и доведёшь ли до конца то дело, к которому тебя захотел привлечь Владыка Мордора? Если не ради награды, то может ради женщины, сидящей перед тобой? Или слова про оберегание и драконов принадлежат к тем, коими вы дурите красавиц, желая схватить их хрупкие тельца в свои руки и слегка повертеть?
    Майэ вновь усмехнулась.

+1

17

Чтож, ответ колдуньи на взгляд Хонахта был искренним. Именно так видел он нюансы службы тому, кто стремится к захвату всего мира. А потому решил продолжать выбранную линию, хоть он и окончательно понял, что напротив него сидит совсем не простая колдунья.
- Брак? Нет, не нахожу. Брак это в первую очередь даже не любовь, а взаимоуважение. А в твоём случае им и не пахнет. Чтож. Я понимаю твою ситуацию, Лит. Согласен, ты в затруднительном положении. Но не стоит говорить мне о своей слабости. Возможно, я свободнее тебя, но вот сильнее ли? У тебя слишком много имён для простой колдуньи. А простая колдунья не сможет создать говорящее существо, наделённое частицей разума, а уж тем более не будет создавать его ради прихоти бородатого варвара. Кто ты на самом деле, Лит? Хотя нет. Не хочешь - не говори. Мне не нужна твоя сила. Как бы то ни было, у всех всегда есть выбор. У тебя он тоже есть. Служить кому-то или жить для себя и ради себя.   Хонахт взял кубок и отпил из него. Снова поставил на стол, потом продолжил:
- Первое - это путь страха и сомнений. Страха перед господином, страха ошибки, страха наказания. Сомнение в том - а действительно ли имеет право приказывать мне тот, кого я называю повелителем? По правильному ли пути ведёт он меня? В итоге этот путь приведёт к тупику. К поражению. У меня на Севере говорят: Не плюй на людей, На кого ты попал, тот утрётся и забудет, но если люди плюнут в тебя - ты утонешь. Саурон падёт, как пал тот, кто был до него. А падая, он раздавит всех тех, кто шел за ним. Зачем тебе это?  У тебя же есть второй вариант. Живи для себя. Отправься на Запад. Там набирается могуществом королевство этих...     Хонахт щёлкнул пальцами: - Нуменорцев. Отправься на северо-запад, там, слышал, царство вечного народа, владеющего сильным волшебством. Отправляйся на Север, и я смогу защитить тебя от любого, не требуя в замен раболепия и страха. Как видишь, вариантов много. Выбор за тобой. И да. Я выполню твою просьбу, если ты решишь продолжать служить своему "господину".

+1

18

    Майэ мягко улыбнулась, услышав слова о браке, но больше никак не прокомментировала сие высказывание.
    - Хонахт, ты говоришь красиво, - с благодарностью кивнула она, когда тот закончил. – Мне приятно слышать эти слова - ведь ты потратил на них своё время и пыл, потратил ряди меня, а кому как не колдунье знать, какая сила таится в словах и звуках. Слова твои верны и красивы, но, вынуждена сказать, что вместе с тем, они оторваны от реальности и идеалистичны. Это то же самое, что сказать человеку: «трудись и станешь главным», «стремись к своей мечте и ты всего добьёшься» и так далее. Всё это верно, но не верно абсолютно. Жизнь вносит свои коррективы и в итоге можно трудиться до самой старости, но так и не оказаться в мастерах. И что делать, если мечтаешь и стремишься к нереальному? Своими словами ты просишь меня поднять валун, а я не в силах это сделать. Ты говоришь, что народ плюнет в ответ и утопит, но кто сделает это с царём ради простой женщины? Никто. Разве что трон под ним треснет и народ увидит всю шаткость его положения. Тогда они с радостью уподобиться стае шакалов и разорвут его, но трон моего Царя сделан из крепкой стали и покрыт золотом. Если же отойти от метафор – оставив Саурона я стану предателем, подобное оскорбление от мелкой вши не потерпят. Меня будут всюду преследовать, пусть я и буду вольна бежать куда хочу, но я буду бежать, не жить. В конце концов я споткнусь, буду настигнута и предана страшной смерти, в лучшем случае – меня вновь заставят работать. А если смогу сбежать, каким-то чудесным образом, и укрыться, прятаться мне придётся до конца дней, то есть до конца дней его тень будет надомною. Но не печалься о моей нынешней участи, северянин, я стараюсь смотреть на это как на работу. Не самую простую, но работу… А что касается силы ты всё-таки неправ. Спроси себя сколько твоей силы, принадлежит тебе? А сколькими своими силами я могу вольно распоряжаться? Так сильнее ли я тебя? То-то и оно. Подобные тонкости этот мир и строят и об них, - тонких точно леска, - разбиваются многие идеалистичные стремления, способные снести горы на своём пути. Но только не эту треклятую леску, которую даже не разглядеть на пёстром фоне жизни.
    Лита вздохнула и прильнула к кубку, делая очередной глоток. Вино было хорошим – вкусным и крепким ровно настолько, чтобы поправить настроение, но не замутнить рассудок. Однако же майэ продолжала выглядеть немного грустной. Поднятая тема явно была ей неприятна, но всё же она заставила себя поставить в ней точку.
    Во всяком случае она сама не планировала возвращаться к ней.
    Драакуль же, за то время, что они говорили, тихо перебрался на стол, спустившись со спинки на подлокотник, а там и на желанную поверхность. Всё это время он молчал и внимательно смотрел, и слушал – что вообще было ему очень свойственно. Толковый собеседник Лит на деле был редкостным молчуном и хорошим актёром, потому как взгляд глаз-бусин почти никак не ощущался. Он походил на самую что ни наесть обычную тварь, которая ничего для себя не выносила из речи и больше была занята какими-то своими делами. К примеру, вот сейчас, забравшись на стол, Драагуль принялся неспешно умывался. Потому, что слишком хорошо знал – делая что-то с сосредоточенным видом, можно почти не привлекать к себе внимания, находясь и перед самыми глазами.
    - А теперь вернёмся к делу, - продолжила Лит, опуская бокал. – Я и моя экспедиция отправляется на север от Астара. Думаю, тебе это направление понравится и твой шаг по направлению к родным краям будет быстр, пусть и по чужим землям. Что же касаемо нашей цели – то нам предстоит серьёзная охота. В тех краях стали пропадать караваны и оттуда дошли вести об удивительных существах. И не только вести, но и доказательства их существования. Саурон повелел нам поймать этих тварей или привести их яйца. А лучшее, как всегда, вернуться и с тем и с другим. Так что готовь оружие и точи свой ум – охота занятие и для души, и для смекалки, и для тела.

Отредактировано Lith (2017-02-09 18:34:33)

+2

19

Хонахт покачал головой, Лит не захотела понять его. Именно не захотела. Потому что всё о чем она сказала сводится к одному. На самом деле, она хочет служить этому Саурону. Не только страх перед ним сдерживает её, но и само желание быть с ним. Саурон, Саурон... На западе его называют Врагом. С большой буквы, но пока тот сидит в своих горах, им особо не интересуются. Может, это их ошибка, которая в последствии станет фатальной, может нет. Одно он знал точно, если бы Лит согласилась на его предложение, он бы сумел защитить её. Ведь лучшая защита это нападение. А война с тем, кто несёт в себе угрозу многим из живущих, даст ему необходимое число союзников, чтобы сокрушить любую мощь. Сокрушить любого, кто посягнёт на то, что конунг считает своим. Необузданная северная ярость на миг вышла из под контроля. Глаза конунга сверкнули жаждой битвы и крови врагов из под нахмуренных бровей, а рука в которой был кубок сжалась, смяв стенки сосуда. Жар обжёг руку,  кольцо на пальце раскалилось, от него ощутимо шли волны ненависти и жажды убийства, подталкивая северянина отдаться своим самым низменным инстинктам. Такое случилось впервые. В растерянности, Хонахт стиснул зубы и попытался стянуть кольцо с пальца. Неудачно. Однако это наваждение длилось всего несколько мгновений и ушло также неожиданно, как и пришло. Кольцо моментально остыло, также моментально исчезла боль от ожога.
- Прости, красавица. Мы на Севере народ горячий, сорвался вот что-то, решая, что сделаю с тем, кто вредит мне. - сказал Хонахт, решивший не озвучивать правды.
- "Это проклятие набирает силу или что-то другое? В любом случае, раз она остаётся при своем повелителе, то мне нужно решать, что делать потом. Полумеры не помогут. Придется продолжить путь к этим, как их называют, дивным эльфам. Местные колдуны имеют только видимость силы. Эльфы же, по слухам, воистину великие чародеи и целители," - размышлял он. Настроение стремительно портилось, к эльфам ехать не хотелось: "А стоит ли тогда задерживаться? Ах, да... Ворон. Да и обещал как бы уже. Плюс несколько дней нормального сна. Ладно. Ох, как звучит... Саурон повелел... Готовь оружие и точи свой ум... Пафоса сколько... Жрать хочу."
- Ты обещала завтрак, - перебил Хонахт Литу: И ворона. Кстати... Мне показалось, ты знаешь того, кто наслал на меня напасть. Скажи мне его имя.

Отредактировано Honaht (2017-02-10 09:23:28)

+1

20

    Мужчину вдруг обуял гнев. Сильный, неистовый, ослепляющий. То была настоящая ярость… Не подавая виду Лит напряглась, внимательно наблюдая за мужчиной и пытаясь предсказать что он сделает дальше, но ярость схлынула почти так же быстро, как и налетела оставив, однако, ощутимый след. «Любопытно…» Её взгляд скользнул по кольцу, которое северянин в порыве попытался снять, но то попросту не позволило этому случится. «Надо будет спросить его… позже.»
    - Извинись перед кубком, который ты так ловко помял, - «Вот это сила…» - но не передо мной, мне ты ничего не сделал. Да и не в первый раз я лицезрю гнев и, будь уверен, ни раз и не два его обрушивали на меня со всем возможным отчаяньем. А как-то и вовсе пытались загрызть зубами.
    Лит косо ухмыльнулась и на несколько секунд позволила себе погрузится в воспоминания. И, судя по выражению, мелькнувшему на её лице, то были очень приятные воспоминания. Что несколько не вязалось с озвученным…
    - Еда для мужчины, тем более воина – это святое, - выдохнула она поднимаясь. – Я распоряжусь, чтобы тебя накормили как следует. Еду принесут сюда, она уже готовится. Я предвидела, что ты согласишься и знала, что моё приглашение заставит тебя отказаться от завтрака. А вот ворона ты получишь, когда выполнишь работу.
    Поднявшись она направилась к выходу из палатки, но перед выходом помедлила.
    - Я не знаю кто именно наслал на тебя проклятье, - сообщила она, оглянувшись через плечо. – У меня есть два-три предположения на сей счёт, но… Возможно позже я смогу сказать тебе точнее. Сейчас я уверена лишь в одном – он сильнее меня. Как минимум куда более искусен в проклятьях.
    Драакуль, сидевший на столе, прошествовал мимо Хонахта, расправил чёрные крылья и перелетел на плечо своей хозяйки.
    - А сейчас, если нужда во мне отпала и больше нет ни оного вопроса – я займусь делами. Если же вопросы возникнут позже – думаю тебе не составит большого труда найти меня. Площадь у нас не большая.

Отредактировано Lith (2017-02-11 12:11:27)

+1

21

Северянин хмыкнул увидев довольство от воспоминаний, промелькнувшее на лице женщины. Ещё один кирпичик информации встал на своё место. Покивав словам колдуньи насчёт, того что еда для воина это святое, Хонахт сказал:
- Предвидение это хорошо, особенно если шансы 50 на 50. Предвижу - будет либо так, либо этак. Вот, кстати, есть у нас одна весёлая история - К царю пришли двое. Муж и жена. И говорят: - Мы самые лучшие в Эндоре предсказатели погоды, но только вместе. Царь спросил их: Это как? Тогда муж ответил: Если на небе появляется туча и надо определить будет дождь или не будет, я говорю будет, а жена говорит, что нет. И кто-нибудь из нас обязательно прав.   Рассказав историю, северянин хохотнул:
- Вот так её рассказывают. Да.  После чего резко посерьёзнел: - Однако это не конец истории. О настоящей концовке мало кто помнит. Ведь после были слова царя. Он сказал, выслушав супругов: Но из тучи пошёл снег, вы ошиблись. И приказал отрубить сумасшедшим головы. Вот так. О морали говорить не буду. Лень.    Хонахт потянулся к вину, взял бутылку и кубок Лит. Налил туда вина. Мимо прошествовал мыш. Хонахт проводил его взглядом и расслабленно откинулся на спинку стула, наблюдая за выходящей из палатки женщиной, через полуприкрытые веки.
- "Глава охотничьей партии-женщина... Хех, куда катится этот мир? Мужиков мало чтоли у этого Врага? Или он, как сверх мужик у себя только гарем держит? Хохо. Тут иногда одну сложно понять, а если их много... Ну их в лёд. И гарем и мега самца из Мордора."  - Конунг сделал большой глоток из кубка. Встал и подошёл к ящику откуда Лит достала вино. Вынул оттуда ещё две бутыли.
- "Она точно не человек... Какое мечтательное выражение у неё было... Если таковы слуги, каков тогда хозяин?"  Хонахт сел на место, поставив добытое на стол.
В палатку вошёл один из солдат и поставил перед Северянином большую тарелку с горой жаренного со специями мяса, пару лепёшек и также вилку с белым полотенцем.
- О, отлично. Держи, служивый. Выпейте там за моё здоровье. - конунг бросил солдату одну из бытылок. Быть щедрым в глазах солдат всегда полезно.

Поев, конунг утёр губы и бороду и поднялся со стула. Потянулся, сыто рыгнул, похлопав себя по животу.
- Эхххх, жить хорошо, а хорошо жить ещё лучше.      Настроение явно стало лучше. Он неторопливо вышел из палатки.

Отредактировано Honaht (2017-02-11 10:32:43)

+1

22

Выслушав поучительную притчу о вреде предвиденья майэ немного помолчала, сделав вид, что обдумывает слова, после коротко кивнула.
    - Будем считать, что мне повезло, - в глазах её мелькнуло нечто, что говорило: но впредь я буду с тобою осторожнее. После чего вышла из палатки.
    Но если уж докапываться до правды, то у женщины было достаточно много вариантов, учитывающих не только ясную погоду, дождь и снег, но всегда выгоднее было сказаться глупее и проще, чем ты есть на самом деле. Потому как очень неумно намекать своему новому… союзнику?... на то, что ты готовила для него нечто крайне неприятное в случае отказа. Главное сейчас было то, что Хонахт согласился присоединится к экспедиции.
    Покинув палатку Лита позаботилась о том, чтобы северянина хорошенько накормили, а после вернулась к своим делам.
    К тому моменту как Хонахт покинул палатку солдаты начали суетиться с двойным усердием, шума и толчеи на маленькой площади стал ещё больше. Кроме того, среди солдат можно было заметить разношёрстых наёмников, которые были привлечены в экспедицию в роли пушечного мяса, потому как лишний раз рисковать своими лучшими солдатами майэ не собиралась. Хонахта, как и этих наёмников, ничем не обременяли кроме ожидания, продлившегося до раннего вечера.
    И как только палящие лучи южного солнца начали ослабевать в своей силе, а жара принялась спадать Лита велела вывести лошадей из конюшен и выдвигаться. К тому моменту все дела, ждавшие их в Астаре, были завершены, палатки собраны, мебель оказалась возвращена хозяевам в целости и сохранности. Оставалось только погрузиться в одну из больших повозок с навесом и двинуться в путь.
    Но едва они покинули Астар, в него вошла другая экспедиция. Повозок у неё было больше, лошадей, людей и воинов – тоже. А главное – цель у них с Лит была одна и та же. Вот только об этой погоне они ничего не знали до позднего вечера третьего дня пути…

    Дебри, в которые они углубились были густыми и полными жизни. Дорога, изначально ровная, всё больше и больше беспокоила ухабами, которые необходимо было объезжать. Спустя время экспедиторы начинали скучать по суете, царившей под палящим солнцем Астара, потому как большую часть времени они просто тряслись в повозках и были вынуждены сами придумывать себе развлечение, либо же дремать. Возможность размяться появлялась два раза в день – первый раз, когда они укрывались от палящих лучшей в лесу, готовили еду и могли спокойно поспать в тени и без тряски, второй – поздней ночью, когда становилось так темно, что ехать было попросту опасно. Тогда они останавливались на несколько часов, чтобы размять ноги и дождаться момента, когда небо просветлеет.
    Во время одной из таких поздних остановок беда и случилась. Солдаты как обычно поставили лагерь, поели и пока были предоставлены самим себе. Большинство из них собралось в одну кучу и что-то увлечённо обсуждало, играло в какую-то замысловатую южную игру, на которую делались ставки из будущей выплаты. До того, как Лит обругала из на одном из привалов, ставками так же выступала еда. Наёмники и посторонние, как правило, до игры не допускались, да и наёмники не больно горели желанием, потому как солдатам выплачивали по возвращению в Мордор, а им – в Астар. Что делало возможным только игру на интерес. Кроме того, большинство наёмников охраняло границы лагеря и проводило разведку. Для них ночная остановка была самой рабочей порой.
    Но в этот раз их привычная суета была разбавлена оказавшейся в пределах досягаемости рекой, что предоставляло вспотевшим и запылившимся за столько дней экспедиторам сбросить доспехи, хорошенько выкупаться, выстираться и похорошевшими вернутся в лагерь. При том, выгнать южан из прохладной воды было не так-то просто, ибо даже ночью в джунглях было достаточно жарко. И только после того, как все привели себя в порядок, Лита взяла заранее собранные вещи и направилась к реке, намереваясь быстро привести себя в порядок и сразу после этого велеть выдвигаться дальше.
    Ту реку едва ли можно было назвать большой, но всё же она шла туда нехотя, вынужденно и без всякого видимого энтузиазма. Южная жара была ей в пору, она меньше потела и от того не нуждалась в купании так сильно, как остальные. Но всё-таки не могла отказаться от такой удачной возможности привести себя в порядок. И как раз в этот момент она столкнулась с северянином.
    - Доброй ночи, Хонахт, - поприветствовала Лита, останавливаясь и мысленно радуясь возможности слегка задержаться перед встречей с рекой. Майэ была одета во всё те же одежды, что и в первую их встречу, и на её плече всё так же восседал Драакуль. – Как твои сны? Кошмары более не беспокоят?
    Конечно они не беспокоили. Майэ тщательно следила за выполнением своей части сделки и сейчас ей больше было любопытно, что об этом думает северянин, так как в пути они почти не пересекались.

+1

23

Все три дня, проведенные в походе, Хонахт не подходил к Лит. Так. Мелькал перед нею несколько раз на привалах в окружении солдат или их командиров. Да-да. Именно так. Хоть северянин и был как бы на првелигерованном положении, но ничем это не показывал. Он шел рядом с солдатами, ел рядом с солдатами, спал рядом с ними, нес караулы, помогал разгружать и грузить телеги. Все это он сопровождал бесконечными анекдотами и интереснейшими историями из своей долгой жизни. Много ли нужно солдату? Женщины, выпивка да деньги. Да еще потрепаться за жизнь и о выше перечисленном. Взрывы хохота и веселые выкрики всегда раздавались там, где появлялся северянин. Конечно, поначалу к Хонахту отнеслись холодно, но его бодрость, веселость и готовность помочь подкупали. Южане даже научили его своей игре, которая называлась нарды. Хонахт с шутками и прибаутками старательно проиграл в нее 50 золотых. Ему мелочь, а ребятам приятно. Жаль, как-то раз пришла колдунья и все испортила.
- Бука,- сказал Хонахт приунывшим солдатам, когда Лит ушла: а знаете, что у нас на севере делают по ночам с такими буками, уууу. Давайте расскажу... И снова вокруг раздается смех и веселые возгласы.
Вечер третьего дня. Они стояли лагерем у реки. Наконец-то можно было искупаться и отдохнуть. Чем все и занялись. Купались долго. Пока солдат не выгнали в лагерь. Хонахт же громко заявил: - Не, ребят. Это не вода, это молоко парное какое-то. Вас к нам бы. Вот где водица студеная. Кристальная как слеза младенца. Короче, не накупался я.   А потому вышел он из реки уже в одиночестве, когда все были в лагере. Одел, уже высохшие после промывки шаровары, натянул сапоги, подобрал ножны с мечем, а какже... Лагерь лагерем а оружие должно быть рядом. И уже уходил, как столкнулся с идущей к реке Лит.
- И тебе приятной ночи, красавица, - Ответил он на ее приветствие. После вопроса о снах, Хонахт благодарно склонил голову:
- Все просто замечательно. Будто и нет его, этого проклятия. Прими мою искреннюю благодарность. Еще чуть-чуть и я решу украсть тебя, чтобы ты вечно была рядом со мной.    Конунг улыбнулся. Но это была не совсем шутка. Северянин уже рассматривал такой поворот.

Отредактировано Honaht (2017-02-11 19:34:31)

+2

24

       Услышав вежливый и приятный ответ Хонахта майэ улыбнулась. Северянин вообще оказался крайне далёк от южных представлений о севере. Как раз напротив - он куда больше был похож на южанина: приветливый, общительный, весёлый и очень-очень хитрый, он стремился втереться к солдатам в доверие. Лита, казалось, не обращала на него никакого внимания. Пригласив кольценосца в их компанию она целиком и полностью сосредоточилась на своих делах и можно было подумать, что совсем забыла о его существовании. Но это было не совсем правдой. Предоставив северянину свободу, она наблюдала за его действиями – когда через Драакуля, такого маленького и незаметного, когда через солдат, некоторые из которых, посмеявшись вместе с ним, шли докладывать о его действиях.
    У неё был только один вопрос – зачем это всё? Уж не затеял ли Хонахт переворот в её рядах? О, в случае удачи это было бы отличной тактической победой… но в плане стратегии… весьма сомнительно. И это «если» переворот удастся. Но, он мог делать это и просто так, на всякий случай, потому как оно было очень разумно. «Занятная шутка жизнь: вот так дрогнет у тебя рука убить весельчака, а он тебя, коль дойдёт до дела, не пожалеет и пока солнце, море и юга… Так ведь?»
    А вот в слова про кражу она не поверила, сочтя очередным комплементом, хотя улыбку растянула чуть шире.
    - Рада слышать, но избавь меня от вечности на севере: я никогда не любила холод, - усмехнулась она. – К слову… я тут запамятовала. В твой палатке тебе ждёт небольшой подарок, солдаты постарались, - слукавила она, - сказали, что ты заслужил эту бутыль больше них. Поспеши, а то ведь могут и передумать. Но, если постараетесь живо прикончите её до моего возвращения.
    Лита подмигнула ему на прощание и направилась к реке. Вид у неё в этот момент слегка помрачнел. Знал бы кто как она не любила звучание Ульмо…
    Хонахт же, вернувшись к себе в палатку и впрямь мог найти на самом видном месте большую бутылку отменного, дорогого и редкого вина приличной выдержки, красное словно кровь, ароматное и сладкое, с мягким послевкусием… При том приехавшем из далека. Оно не с проста оказалось к экспедиции. Покупая его Лит придумала ему три десятка применений, но данная хитрость в них не входила. А жаль… могла бы быть изворотливее и хитрее.
    Однако, добраться до заветной бутыли северянин не успел, потому как бывалого вояку пронзило острое как лезвие и такое же приятное чувство, что за ним внимательно наблюдают. И действительно, стоило немного сосредоточиться, и он мог расслышать шелест листвы. Судя по всему, кто-то очень осторожно удалялся прочь от лагеря…

+2

25

"Угу-угу" - подумал про себя Хонахт: " солдаты значит."  Ему ли было не знать щедрость солдат. Гулянка в трактире за общий счет, приглашение на распитие спиртного у походного костра в тесном кругу. Это да. Но бутылка вина в подарок... Так подкупают старшего по званию, чтобы тот закрыл глаза на некоторые шалости типа ночной отлучки или привода в казарму гулящих женщин. Но Хонахт был им как бы и не указ, да и обязаны они ему ничем особым не были. Скорее уж просто позвали бы втихаря раздавить бутылочку на всех.
-"Мудришь ты что-то, красавица. Ой, мудришь. Сама себя перемудрила. Типа все с твоего разрешения. Я б повёлся, но..." - Сильное чувство чужого взгляда прервало размышления кольценосца. Инстинкты старого опытного воина буквально взвыли об этом. Северянин сделал вид, что споткнулся в сумерках. Даже глухо выругался, тем временем внимательно вслушиваясь и вглядываясь в пространство вокруг. Немудрено, что своим обостренным слухом он услышал шелест раздвигаемой листвы и тихие удаляющиеся от лагеря шаги. Он присел на корточки, якобы потирая ушибленную ногу, а на самом деле тянясь своей волей к Кольцу. Жесткая воля северянина, усиленная властью Кольца, облеклась приказом "Я так хочу!" Энергия мира немного изменилась, и на ноги поднялся уже не Хонахт, а его иллюзия. Сам же кольценосец скользнул в Незримое, став невидимым. Огляделся. Сквозь вечную серость мира духов, как он это понимал, были прекрасно видны огоньки жизни. Вот россыпь огней-солдаты в лагере, вот одинокий удаляющиеся огонек-его цель. А это... Яркий пылающий столб огня на берегу! Неужели колдунья???? Чтож ты за нечто такое??? Ладно. Все потом. Конунг, пользуясь своими навыками охотника бесшумно двинулся за неизвестным прочь от лагеря, держа свой меч на готове. Иллюзорный же Хонахт, постояв пару мгновений, также бесшумно, но уже по другой причине, направился к реке, остановился недалеко от Лит и растаял в воздухе, развеявшись.

Отредактировано Honaht (2017-02-12 18:59:33)

+2

26

    Уловка северянина сработала – некто обманулся иллюзией и спустя время показался. То был овальный предмет, окутанный тряпкой. Окружённый листвой в нём не сразу угадывалась голова, скорее оно походило на ком грязи с листьями или камень, но стоило приглядеться хорошенько и становились видны тёмные блестящие бусины больших глаз. Выражение у них было злобное и холодное, точно у рептилии. Затем голова исчезла, но в траве успел мелькнуть матовым остриём длинный кривой тесак.
    Кому бы он не служил и кем бы ни был – солдатом или наёмником – разведчик хорошо знал своё дело. Похожий на куст он умудрялся двигаться одновременно бесшумно и быстро, выдавая в нём не только профессионала, но и человека прекрасно знающего эти земли. Поспеть за ним оказалось не просто. Описав большую дугу, он вышел к воде и ловко перебежал реку по канатам, -  они оба были привязаны к дереву, но один был на уровне плеча, а второй прямо над рекой. – и скрылся на противоположном берегу.

Отредактировано Lith (2017-02-13 19:58:27)

+1

27

Хонахт внимательно осмотрел противоположный берег. Огоньков жизни, кроме огонька лазутчика переправляющегося через реку, он не заметил. Перед северянином, застывшим у канатов встала диллема, или последовать за неизвестным, или вернуться и предупредить своих. Что выбрать? Скоро надо выходить из мира духов. Присутствие в нем отнимали много сил, а гоняться в темноте за тем, кто знает, а он точно знает, эти земли лучше чем Хонахт, конунг считал глупым мальчишеством, а потому выбор был сделан в пользу возвращения в лагерь. Хонахт еще раз оглядел все вокруг,  приник к земле за кустами недалеко от переправы и перешел из незримого в мир живых. Это было утомительно. Неприятная легкая слабость разлилась по телу. Но пока это не было критично. Хонахт вздохнул медленно и глубоко, выдохнул, снова глубоко вдохнул свежий речной воздух, выдохнул. И еще раз.  Вот так. Да. Усталость отступила. Северянин вслушался в тишину. Ничего подозрительного не услышал, поднялся и пригибаясь, чтобы быть как можно менее заметным, осторожно поспешил в лагерь.

+1

28

    Неизвестный скрылся, вокруг царила тишина, если не считать журчания реки и шелеста листьев, тревожимых ветром. Жарко. Всё-таки сегодня было довольно жарко. Собственное дыхание, сук сердца, тихий шелест высокой травы под ногами.
    И в тот момент, когда почти половина пути была пройдена, Хонахт вновь почувствовал на себе чужой взгляд. Пристальный и острый… Затем это чувство усилилось, словно на него смотрела не одна пара глаз. И всё та же тишина вокруг… Слишком неестественная для пышных южных джунглей, полных жизни. Затем тихий-тихий скрип…
    То скрепил натянутый лук. Стрела, положенная уверенной и сильной рукой, смотрела остриём в спину северянина. Другие разведчики оказались практически не отличимые от первого: в постных одеждах тёмно-зелёных и коричневых цветов, облепленные листьями и сучьями, практически невидимые в листве. И всё же его выдал свист стрелы, а сразу в след за ним раздались шорохи с двух сторон – кольценосца брали в клещи.

+1

29

Осторожность Хонахта не подвела. Опасность он почувствовал заранее, а потому, услышав скрип натягиваемой тетивы, был уже предельно собран и готов к бою. Меч в правой руке, деревянные со стальной окантовкой ножны - в левой. Трое врагов. Сзади, справа и слева. Боя в любом случае не избежать. Разве что резко ускориться и попробовать оторваться от них. Лагерь-то близко. Но, что Хонахту было интересно, это вопрос - ГДЕ носит колдунью? Ведь он сделал всё, чтобы предупредить её.
Скрип тетивы стал чуть сильнее. Стрелок оттянул её до упора. Пора!
Хонахт упал на землю, мимо свистнула стрела, сделал резкий кувырок влево, поднимаясь сразу же оттолкнулся ногами от земли и распластался в длинном стелющимся прыжке в сторону левого врага. Прыжок сопроводила волна ужаса, которой ударил кольценосец вокруг себя, заставляя врагов дрогнуть и даже бежать. Завершал же прыжок удар мечем в пах врага, находящегося перед ним.

0

30

(Клише Кольценосец +4)

[dice=3872-1:6:4:Действие волны ужаса на нападающих.]

0


Вы здесь » Путь в Средиземье » Юг » (Астар, 12 октября 2020 В.Э.) Затерянный мир