Путь в Средиземье

Объявление


Добро Пожаловать!


 

«На протяжении сумерек Второй Эпохи Тень растёт на востоке Средиземья,

всё больше и больше распространяя своё влияние на людей, чья численность

умножилась, в то время как род эльфов начал увядать. Вот три основные

темы: Задержавшиеся эльфы, что остались в Средиземье; возвышение

Саурона до нового Тёмного Властелина, повелителя и бога людей; и

Нуменор-Атлантида. Они рассматриваются историографически и в двух

преданиях или рассказах: Кольца Власти и Падение Нуменора. Оба служат

существенными предпосылками для Хоббита и его продолжения» - Письмо

131 Милтону Валдману, Дж. Р. Толкин.


Список персонажей Правила Сюжет Ситуация в мире Шаблоны анкет Акции
Администрация
Sauron  372279461
Rava

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Путь в Средиземье » Архив эпизодов » (Ост-ин-Эдиль, 1697 В.Э.) Свет и тьма


(Ост-ин-Эдиль, 1697 В.Э.) Свет и тьма

Сообщений 31 страница 60 из 66

31

    Боль терзала её тело, но женщина сносила её не хуже мужчины, тем более, что перед этим противником показывать её было зазорно. Алая жидкость бежала по её боку – немного снаружи, но больше внутри – поддоспешник прилип к телу, неприятно скользил при движении, тёрся о рану, стал липким и горячим. И всё-таки раны делали её слабее – уже дважды она была ударена крепким толстым щитом и перед глазами у неё до сих пор плыло, а в ушах немного заложило, потеря крови ослабила её руку, и она была вынуждена беречь бок, что приводило к потере гибкости. Драться с таким раскладом было не так, чтобы удобно и лишь последний удачный выпад выручил её. «Дракон» попал в бедро, и эльф рухнул на землю.
    «Вот и всё!» - торжество осенило её лицо, холодное, жестокое и злое торжество. Она потеряла бдительность на краткий миг, не ожидала, что противник уже ужалил её, но он смог – лезвие кинжала со свистом разрезало воздух и впилось ей под ребро раскалённым жалом. Она коротко вскрикнула и крик этот перешёл в яростное рычание.
    - Ты мне за это дорого заплатишь!  - с какой-то странной лаской в голосе бросила она, вынимая кинжал и бросая его на землю.
   Взгляд её заметался вокруг, выискивая нечто, а когда наконец остановился Лита улыбнулась.
    - Смотри! Смотри внимательно! – тихо и вкрадчиво произнесла она, вскидывая руку с клинком и пальцем указывая на одного из его бойцов. Того, кого он знал достаточно хорошо. – И слушай!
    Сила наполнила её и выплеснулась горячей волной, искры роем устремились к сражавшемуся эльфу, окружили, осели на доспехах и те из защиты превратились в оружие пытки, обжигая даже сквозь толстый поддоспешник. Эльф закричал, не в силах более терпеть. Затем рухнул наземь, всё ещё страдая от агонии.
    Майэ рассмеялась, наблюдая за нолдо и ожидая его реакции.

+2

32

Астоворимо упал на колено и успел увидеть что его кинжал достиг цели, но раненая рука отозвалась сильнейшей болью и в его глазах помутилось. Эльф не потерял сознания, но все же пришел в себя только от удара спиной о землю.
"ПРИВЕТ! ЧЕГО СПИМ!" - заорало ему раненное тело, которому совсем не понравилось падать. Нолдо, уже понимая, что вот он, конец, повернул голову к своему врагу и гордо улыбнулся. На лице, покрытым бисеринками испарины, от сдерживаемой боли, улыбка выглядела совсем не пафосно, но... по крайней мере могла быть зарисовкой к картине "умираю но не сдаюсь".
А вот ответная улыбка и медовый голос демона ему совсем не понравился.

- Ты мне за это дорого заплатишь!

- Что ты мне еще сможешь сделать, тварь? - усмехнулся эльф. - Ты победила, но ты навсегда запомнишь нашу встречу.

Однако, майа явно задумала что-то что совсем не нравилось эльда. Честно говоря он надеялся что она блефовала тогда, но...

- Смотри! Смотри внимательно! – тихо и вкрадчиво произнесла она, вскидывая руку с клинком и пальцем указывая на одного из его бойцов. Того, кого он знал достаточно хорошо. – И слушай!

Эльф напрягся всем телом, у него похолодело в груди. Прослеживая взглядом за жестом валараукэ, нолдо заставил себя приподняться оперевшись на локоть. Его кулаки непроизвольно сжались, но в этот раз эльф почти не почувствовал боли в раненной руке, его чувства были заняты совсем другим:

-Неееееет! - заорал феаноринг.
Да, он знал что бесполезно так вести себя с Темными, что это не поможет никому, только лишь их позабавит... Но одно дело знать, а другое столкнуться на практике. Это был Хис! Хис, его воин, его друг. Почти его брат. И Хис не мог противостоять черной магии  валараука, Хис даже... не был виноват. Но он, видимо, понял что происходит, и даже как-то боролся, прежде чем не выдержать и закричать, а потом упал и Асто его больше не мог видеть.
Это было невыносимо, это было страшнее всех полученных ран, а хуже всего было полное бессилие. Ни малейшей возможности остановить это... Хотя... Эльфы - создания Света, к нему естественным образом тянутся их мысли в момент страдания. Но Астоворимо не верил что это Свет услышит его, или поможет. Феаноринг был наследником всего Рока нолдор, как ему звать Единого, да и не станет Единый обращать на него внимания. И робкая мысль воззвать с горечью была откинута самим же нолдо. Впрочем, казалось ничто не мешало бы попробовать, вдруг получится? Но Асто слишком давно перестал обращаться к Создателю, глухому к просьбам проклятых. Гордыня мешала выдавить из себя просьбу - феаноринг лучше бы сам принял участь друга чем воззвать к Эру, или видел мучения Хиса.

Майя смеялась, издеваясь над ним, а нолдо был в бессильном бешенстве...

- Зачем ты это делаешь?! - с яростью выкрикнул аракано. - Ты победила меня, так забирай свой трофей, добей своим огнем меня, это я тебе нужен, передо мной ты опозорилась, древняя воительница!
Глупо, глупо, бессмысленно так делать... И эльф закусил губу, готовясь выслушать насмешки.
"А что дальше?" - в отчаянье думал он. "Если она продолжит? Кто следующий? Это невыносимо, как же это прекратить?" Нолдо не знал сможет ли он вынести еще одну смерть, отчаянно искал выход и не находил.

Отредактировано Astovorimo (2017-02-04 19:50:05)

+2

33

    Эльф кричал. Не сразу, но всё же она вырвала из его горла вопли и в них было всё – удивление, боль, страх, желание жить и сражаться, гнев… О-о, то во истину было музыкой. Тёмной музыкой. Музыкой были и крики поверженного врага, выражение его лица, слова – всё.
    Она хохотала, хохотала точно безумная вся во власти мелькорова звучания. Её прекрасное лицо являло собой жуткую маску беспощадности и жестокости. Во истину то была не женщина, не айну, то был демон – злой и чёрный приспешник самой тьмы. Этого сейчас ничто не могло скрыть.
     - Ты сказал, мне не ранить твою душу! Я докажу тебе, что это не так! Я раскалёнными щипцами вырву её из тебя и прижгу, оставлю клеймо, которое будет причинять тебе боль даже в Чертогах Мандоса. Ну же. Кто следующий?
    Её хищный взгляд метнулся к следующей цели, нашёл эльфа – на диво, тот бежал прямо к ним. На помощь поверженному командиру. Кричал ему что-то, заглушаемое грохотом битвы. Валараукэ вновь подняла руку. Сейчас она была подобна самой смерти, решающей кому предстоит остаться на этом поле навсегда. Вновь огненные искры зароились вокруг её пальца, сжимаясь в плотный и яркий комок, готовый вылететь вперёд подобно стреле, натянутой на лук.
    - Ты видел, что его ожидает, - заговорила она, подпуская воина ближе. – Видел какая смерть ждёт его. Какая боль будет мучить его. Но в этот раз всё будет дальше. Ну же, приготовься, я даю тебе шанс спасти его. Ровно минута на то, чтобы доползти до него и снять броню – иначе заклёпки оплавиться, и ты ему уже не поможешь. Вперёд!
    Огонь сорвался с её рук и рванул к воину.

+1

34

Пытка удалась на славу. Астоворимо не знал куда ему деться от своей бессильности, от криков друга, что впечатались в его сознание,  от неизбежности зла, а главное - от своей вины. "Простите меня! Простите меня все! Моя слабость и гордыня всему виной... Я оказался слишком слаб что бы победить и слишком самонадеян что бы вступить в бой и злить ее." Но раскаяние не могло никому помочь. Лицо нолдо стало холодным и непроницаемым, его начала бить мелкая дрожь из-за потери крови и чудовищного напряжения; с непроницаемым холодом, он слушал хохот демона.  Но когда воин взглянул на валараукэ в его сердце шевельнулся ужас. Нет, он не побоялся бы биться с демоном и дальше - но он затрепетал, поняв что перед ним Тьма, и он отдан во всласть этой Тьме. Жестокой и беспощадной. Отголоски той Тьмы что пала на Форменос, парализуя каждого и придавливая к земле - вот что навалилось на нолдо сейчас. И лишь Нолдаран Финвэ был несгибаем и выстоял, и бился против Темного Валы. Образы яркими картинками вспыхивали в памяти.

   - Ты сказал, мне не ранить твою душу! Я докажу тебе, что это не так! Я раскалёнными щипцами вырву её из тебя и прижгу, оставлю клеймо, которое будет причинять тебе боль даже в Чертогах Мандоса. Ну же. Кто следующий?

- Я следующий! - снова выкрикнул феаноринг. зная всю тщетность, но не в силах молчать. Он уже верил, каждому слову - что именно так все и будет. Но ведь Нолдоран сражался, а он сам еще жив, не скован - значит и он должен сражаться! Но он не знал как.

Ластир бежал к ним. Астоворимо сжал зубы и послал осанвэ:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


Впервые за долгое время он призывал Валар и Единого для кого-то. Со всем ужасом, в этот момент, в момент когда стоишь над бездною, нолдо понял что не призовет Валар для себя. Никогда и ни за что. По тому что это нарушит его преданность Дому. Даже если все его друзья будут сейчас сожжены перед ним... Он проклянет себя, он будет готов платить своей болью за боль каждого из них, он будет нести груз вины за произошедшее вечность... Но он не отречется от Дома, по тому что... это его суть, по тому что Дом больше чем он сам. По тому что Дома больше нет, но он будет существовать пока Астоворимо остается верен. И если склониться пред Вала - он предаст. И больше не будет ничего... Поэтому нолдо не падет к ногам тех, кто укутавшись высокомерным светом забавляется их страданиями, ждет униженной мольбы, но не придет на помощь сам и не сделает ничего что бы защитить Детей от своих падших родичей. Феаноринг ненавидел себя. Впрочем, это не ново. Так же он ненавидел себя в Дориате и в дэльте Сириона.

- Будьте вы прокляты! - закричал эльда, но лишь он знал кого он имеет ввиду. Если валараукэ могла чувствовать его боль - она должна была ликовать, это правда. Эльф с трудом мог бы поверить что может стать хуже или больнее.
"Ты же все видишь..." - рыдал сухими глазами эльф. - "Почему Ты так жесток?" против воли нолдо цеплялся за последнюю надежду... Ого, у него появилась надежда? Да, она давно крепла, но он не знал что с ней делать, как ее звать и ... можно ли, да и услышит ли...


- Ну же, приготовься, я даю тебе шанс спасти его. Ровно минута на то, чтобы доползти до него и снять броню – иначе заклёпки оплавиться, и ты ему уже не поможешь. Вперёд!

Это было чистой воды издевательство. Минуты не хватит на то что бы снять доспех. Даже если он не горит, а тебе помогают целые и невредимые оруженосцы. Но что бы и нет? Он доберется до друга и будет делать что сможет, а потом обнимет его и сгорит вместе с ним. Или убьет друга, что бы прекратить его мучения, и сам обессиленный и обожженный сдохнет рядом.
И, собрав свои силы, эльф заставил себя сесть, встать на колени, припадая на левую ногу. И ... рухнуть под ноги стоящей над ним майа, всем своим весом, всей своей сталью, сбивая ее с ног и подминая под себя. Он еще не знал что он собирается делать, но его ярость, боль и безумие перемешались в жгучую смесь и, казалось, текли по его венам вместо крови. Все что он знал - что он ни отпустит свою жертву. Больше не демона, пытающего его, а жертву. Он будет ломать руками ее кости, он будет грызть ее зубами, что бы вырвать вены и спустить ее кровь. Он стальным торосом будет сминать и перепахивать это фана, жуткий для любого кто случайно мог бы увидеть. Нолдо рухнул на ноги майа, намереваясь проползти по ее телу, вдавливая в землю, не давая возможности вывернуться, добраться до ее горла и разорвать, разодрать, вырвать. Весь ужас его души вылился в это последнее желание уничтожить: страшно, жутко, не гордо, не важно как, как зверь или сам как демон - но уничтожить. Что бы никогда, никогда больше, что бы его друзья были в безопасности, что бы отдать свое сердце за то немногое что еще для него важно, что он ... любит.

Отредактировано Astovorimo (2017-02-05 06:00:59)

+2

35

[dice=7744-1:6:4:Лит пытается отскочить в сторону]

0

36

    Эльф был раздавлен, смят точно лист бумаги, потерявший даже тень изначальной формы. Боль и отчаянье ощущались в нём столь явно, что даже не слышащий Музыку содрогнулся бы при его виде единственно заглянув ему в лицо и встретившись со взглядом. И это была боль, которую майэ пила словно сладкое вино. Не всякое страдание было хорошо, но страдание врага, страдание того, кто был на стороне света – это радовало Мелькора, что в свою очередь приносило наслаждение ей самой.
    Она затеяла с ним игру, жестокую игру, чтобы выпить его до капли, чтобы он уже никогда не смог принять прежнего вида. Она жаждала, чтобы он содрогался, вспоминая её и эту встречу. Но нолдо не захотел играть. Собрав последние силы, он напал, резко прыгнув в её сторону Лит почти синхронно с этим отскочила назад и вновь разразилась хохотом.
    - Бессмысленно! – воскликнула она. – Ты мне ничего не сделаешь! Я не позволю! Стоит мне пожелать, и я обернусь демоном, шкуру которого не пробить даже твоим мечам! Но я вижу… - неспешной поступью она обошла его по кругу, - вижу, как ты хочешь спасти своих братьев по оружию. Я дам тебе такой шанс. Ты спасёшь их, если только умеришь свою гордыню и склонишь голову. Нет, не передомной, а перед Мелькором! Восхваляй его так, как не восхвалял ещё никаких Вал и самого Эру! Моли его о милости, ибо только эта молитва спасёт твой отряд, нолдо!
    Стоило её закончить, как на поле брани вновь раздались крики горящего заживо эльфа. Она не лгала – в сей раз температура была ниже и страдал он дольше.

+1

37

Эльф промахнулся. Оказался слишком медлительным. Майа отскочила и он упал в то место , где она только что была.
В этот момент его настиг крик. Эльф сжал губы и на мгновение замер, не в силах шевельнуться из-за урагана бушующего у него внутри.


- Бессмысленно! – воскликнула она. – Ты мне ничего не сделаешь! Я не позволю! Стоит мне пожелать, и я обернусь демоном, шкуру которого не пробить даже твоим мечам!

"да хоть птичкой, хоть рыбкой", - вспомнил бы эльф пошлую человечью шутку,  если бы еще был в состоянии язвить. Но он не был. По-этому у него не шевельнулось крамольной мысли посмеяться... но ему было совершенно все равно во что сейчас превратиться этот демон. Хоть в Моринготто. Нолдо лежал на дне бездны, где ему уже было все равно кто или что убьет его, но и он это что-то не выпустит. Астоворимо поднялся на локтях (он уже не чувствовал боли в руке) и снова медленно сел.

- Ты спасёшь их, если только умеришь свою гордыню и склонишь голову. Нет, не передомной, а перед Мелькором! Восхваляй его так, как не восхвалял ещё никаких Вал и самого Эру! Моли его о милости, ибо только эта молитва спасёт твой отряд, нолдо!

Эльф слушал это молча. На мгновение на его лице проступило странное выражение и, сделав очередное усилие, нолдо встал на колени.

Демон был искусен в битвах, это наверняка... но она явно не была искусна в играх с пленными. Ни один эльф не смог бы вот так, сходу, преклониться пред Морготом, даже тот, что был еще совсем юн. А такой заядлый путешественник, видавший многие виды, каким был Астоворимо... нет, заставить его молить о чем-то Врага, это было невозможно. Уквэтима, укарима - то что не может быть произнесено, чуть ли не физически. То есть, наверняка это было возможно, но нолдо так не думал; в любом случае не так просто как пытался сделать демон. И аракано воспринял эти слова единственно возможным образом - как освобождение его от вины. Ему поставили условие сравнимое с "достань луну с небес", но это было невозможно. Значит враг знал что это заведомо невыполнимо, значит никаких условий нет - он просто обречен видеть страдания друзей. Это просто часть чудовищного замысла, злой издевки.
Если бы нолдо мог, он бы запрокинул свою голову и засмеялся бы своим безумным, громким смехом. Но он больше не мог смеяться. Он даже не мог говорить. Что-то переклинело в нем, вспыхнуло, сгорело... Он мог только рычать и двигаться. Он жаждал только разметать врага. Крики бились в его ушах, казалось совершенно не приглушаемые шлемом.
Но что если он не прав? Что если нужно нападать не на демона, что если он должен ползти к другу и прекратить его мучения?
Нолдо сделал еще одно чудовищное усилие и встал. Наверное об был страшен. Безумие придавало ему силы, он уже не ощущал боли и плохо понимал где он и что происходит. В его глазах бушевал огонь под стать пламени Удуна, вряд ли пламени горна Ауле... Хотя он не знал. Он вообще ничего не знал, ему казалось он умер только что уже несколько раз. И нолдо сделал шаг. "Помоги мне," - зашептал кто-то внутри. "Не ради меня, ради них, прошу Тебя... Они же большинство даже не из нолдор... Пощади же их, оставь проклятье проклятым!"
Дух эльфа словно разделился. Его естество взывало к Свету, и молило Единого, но он даже не понимал и не осознавал этого, будучи во власти своего порыва.

Второй, третий шаг, с каждым шагом движения легче, нолдо вцепился глазами в демона. Он даже не вспомнил об оброненном мече, он просто снова прыгнул, убежденный что даже его рук хватит что бы убить.

[dice=3872-1:6:4:прыгнуть на майа и повалить ее на землю]

+2

38

[dice=5808-1:6:4:Лит пытается уклонится и контратаковать]

0

39

[dice=3872-1:6:4:Лит пытается сбросить с себя противника]

0

40

    «Посмотри только, что стало с ним, - сказала она себе вглядываясь в черты эльфа, вслушиваясь в его музыку. – Это ты… ты с ним сделала… Чувствуешь? Он твой, весь твой без остатка…» Её собственный голос звучал ли в голове? Казалось что да, но он был холодным точно лёд и жестоким как огонь. Словно сама Тьма говорила с ней её голосом, словно Он шептал её на ухо. Чувство разлившееся по её венам заставляло трепетать, оно поражало подобно молнии и возносило на недостигаемую высоту. Власть. Она чувствовала полную власть над стоявшим перед нею воином. Тем, кто был так самоуверен, тем, кто смеялся над нею. Она отомстила… отомстила в полной мере…
    Но всё же он не собирался молить Моргота о спасении. Преображённый, пропущенный сквозь тьму он хранил молчание. Одновременно закованный в цепи своих чувств и свободный он молчал, не желая приклониться. Даже не пытался.
    Вместо этого произошло нечто удивительное – боль душевная и гнев настолько превзошли в нём боль физическую, что он смог подняться готовый вновь броситься в бой. Валараукэ застыла, глядя на это зрелище, встретилась с ледяным взглядом эльфа и ощутила, как в её груди что-то сжалось. Она не моргая следила за каждым его движением, не хотела упустить ничего, чувствовала какая сила и какой огонь разгорается в его груди. Он был иной чем тот, что напугал её, но казался куда более сильным, куда более страшным и разрушительным. Но она не испугалась…
    Неожиданно для себя она поняла, что восхищена. Поняла, что улыбается ему так искренне, так счастливо, что казалось она сошла сума, глядя в этот полный ненависти взгляд.
    - Такое может лишь Мелькор, - одёрнула она себя. – Но я могла прикоснуться к этому, смогла…
    Она засмеялась и её прищуренные глаза лучились холодным синим пламенем. Зрелище это можно было бы назвать красивым, коли не знать причину её смеха.
    - Смогла… - повторила она уже шёпотом, когда нолдо, полный ярости, приблизился к ней.
   Боль в боку вновь напомнила о себе. Рана открылась, резанула болью. Мышцы стали менее чувствительны, менее гибки и эльф, при всей своей нелепости попытки смог сбить её на землю, однако Лита не осталась в долгу. Хохоча она со всей силы огрела его эфесом меча по шлему и попыталась сбросить с себя и подняться на ноги.
    Но всё это казалось не таким важным.
    - Давай, - смеялась она заливисто, - убей меня. Давай. Я уже победила – взгляни на себя: ты всё отдал гневу, ты звучишь как сама Тьма! Ты один из нас! Просто не знаешь этого! Ты один из нас! Аха-ха-ха-ха!
    Выкрикивая всё это, она смотрела прямо в глаза нолдо и как-то странно улыбалась. Словно бы не ему, но тому, кого видела в его глазах. Тому, кто стоял у него за спиной.

+1

41

[dice=5808-1:6:4:не слететь с майа]

0

42

[dice=1936-1:6:4:ползет по майа, пытается загрызть/задушить/разорвать]

+1

43

Ему удалось повалить ее на землю и прижать к земле. Кажется демон пыталась скинуть его, или вывернуться - но не так то легко вывернуться из-под здорового мужика, облаченного в пару десятков килограмм брони. Она смеялась, хохотала, а Ластир все кричал. А Астоворимо молча полз вперед, раздирая свою котту, застрявшую, зацепившись в сочленениях ее доспеха; молча и неотвратимо полз вперед, парализуя ту часть тела майа что смог погрести под собой. Нолдо почувствовал удар по голове. Зачем? Не известно. Шлем спасет от большинства ударов, эфесом тут точно не защититься. Не важно. Вперед. Крики бьются в ушах. Кто это кричит? Ластир, или он сам, или Хис. Не известно. Почему-то плохо повиновалась правая рука. Почему? Не важно. Опустить голову - из положения лежа трудно сражаться, но можно. Нельзя получить клинком в лицо, а дольше доспех защитит. Ее ненавистное лицо смеется, смотрит с восторгом, как на любовника - почему? В груди холодеет. Не важно. Ползти. Ноги подмяты, осталось проползти стальным торосом тело и добраться до ее глотки.

- Давай, - смеялась она заливисто, - убей меня. Давай. Я уже победила – взгляни на себя: ты всё отдал гневу, ты звучишь как сама Тьма!

Что она говорит? Почему ее голос громче чем крик Ластира? Почему от ее бреда становится так холодно и жутко? Но она говорила "убить" - вот единственное что сейчас важно.
Он протягивает правую руку вперед, что бы схватить ее за горло. Но пальцы, мажа все кровью оскальзываются, не могут сомкнуться, рука не повинуется. Нолдо рычит. Свирепо, без жалости и страха, как огромный бело-серый волк, которого загнали в угол. И нолдо снова тащит свое тело вперед, как лодку тянут к берегу по мелководью.
"Лодку! Ха-ха!" - что-то звенит и бьется на заднем фоне, пытаясь достучаться. Феаноринг отмахивается - осталось еще немного, и он дотянется до ее глотки левой рукой. А если и это не удастся, он вцепится зубами и разорвет ее как зверь.
Проползая по животу опустив голову, он чем-то может губы, машинально облизывает - кровь. Чья? Почему, откуда?

-Ты один из нас! Просто не знаешь этого! Ты один из нас! Аха-ха-ха-ха!

Что-то звенит и лопается. Смысл слов начинает проникать в глубь его помутившегося сознания.
- Нет, - шепчет он, - это ложь!. "Да!" - кричит кто-то внутри, - "не такая уж и ложь, не так ли?". - Нет!!! - в голос орет эльф. К его ярости примешивается еще что-то. Какой-то леденящий его ужас. Неважно. Ползти. Он уже плохо контролирует реальность и шепчет вслух то, что думает что говорит про себя.
- Нет, нет, я не ваш. Никогда, ни за что... - он знает что нет более преходящих слов чем "никогда", "ни за что" и всегда. Из его глаз наконец-то начинают катиться слезы, редкими, тяжелыми каплями.
И тогда, сжав зубы он снова тянет руку к горлу своей жертвы - на этот раз левую.

Отредактировано Astovorimo (2017-02-06 09:36:58)

+1

44

[dice=9680-1:6:4:пытается схватить майа за горло левой рукой]

0

45

[dice=1936-1:6:4:Лит пытается не дать схватить себя за горло и контратаковать]

0

46

    Как дико было это всё.
    Двое раненных сплелись на жёсткой залитой кровью и усыпанной трупами земле в отчаянной схватке. Вот только один был безумен от гнева, а вторая хохотала так звонко, словно её не убить пытались, а отчаянно щекотали. Дичь. Безумная дичь.
    Сбросить с себя мужчину в доспехе оказывается непросто, на какой-то миг её кажется, что эта идея совершенно бессмысленна ведь мужчина сам по себе был тяжелее, сильнее, да и к тому же облачён в не самые лёгкие доспехи. Она уступала ему в физической силе, а скорость и проворность здесь уж не помогут и всё же она не лежала смирно подобно доске. Она извивалась и рвалась на волю чувствуя, как воют раны от этих действий, от постоянного смеха.
    Первый раз рука тянется к её шее, но неудачно – пальцы не слушаются, она соскальзывает, не причинив вреда. А вот её слова достигают цели.
    - Да, нолдо! – кричит она. – Именно так! Взгляни на себя – ты полон гнева, ярости, желания убивать настолько, что готов умереть сам, лишь бы забрать меня с собой. Настолько, что уже не чувствуешь ран и боли. Ты пропитан ими весь. Ярость течёт по твоим венам, разум заполняет желание убийства. Неужто ты такой смеешь называть себя созданием Света? Если это так – то Тьма от вас неотличима!
    Её хохот прерывается лишь тогда, когда левая рука начинает тянуться к горлу. «Ты забыл, - усмехнулась она про себя, - забыл, что у меня есть жало!» Дёрнув головой, Лит вскинула руку  с клинком и направило остриё точно в сочленение на локте намереваясь привести в негодность единственную целую руку эльфа.

+1

47

[dice=7744-1:6:4:Лит наносит удар в руку]

0

48

[dice=9680-1:6:4:перехватить руку/ блокировать удар наручем]

0

49

Майа не желала так просто сдаваться. При других обстоятельствах, невольный свидетель мог бы подумать что рослый человеческий воин пытается напасть и изнасиловать женщину, так страстно он сжимал ее в объятьях и удерживал под собой. Только... женщина, казалось, была не против, или пьяна в дым, так счастливо и заливисто она смеялась.


- Да, нолдо! – кричит она. – Именно так! Взгляни на себя – ты полон гнева, ярости, желания убивать настолько, что готов умереть сам, лишь бы забрать меня с собой. Настолько, что уже не чувствуешь ран и боли. Ты пропитан ими весь. Ярость течёт по твоим венам, разум заполняет желание убийства. Неужто ты такой смеешь называть себя созданием Света? Если это так – то Тьма от вас неотличима!

Жуткие слова. Нолдо мотает головой, пытаясь прогнать туман из глаз - слезы вытирать нечем и некогда.
- Я не такой как вы! Я не убиваю из удовольствия, я никого не пытал, я знаю что я виновен когда я виновен. И я не ПРЕДАВАЛ! - такое ощущение что в отношении с Тьмой он это считает очень важным.

Самонадеянность - вот бич нолдор.
Астоворимо был уверен что броня выдержит, но он не подумал что будут биь не в корпус, а в руку. Слишком поздно он замечает блеск и движение, слишком поздно вскидывает наруч в попытке защититься - вражий клинок входит в руку чуть выше локтя, пропарывая ее насквозь, там где кольчуга, не рассчитанная на ползание и борьбу в траве выбилась из наруча и дала брешь. Эльф как-то жалобно и раздраженно вскрикнул. Пелена спадала, но он еще не начал чувствовать боль в полном смысле. И он больше не слышал криков друга. Вместо этого в нос ударил запах взрытой земли, одуряюще чарующий аромат травяной крови, запах пота и еще что-то тонко-сладкое. "Ее запах", понял нолдо. И тут он с ужасом понял что не в состоянии управлять своей левой рукой. У него не осталось рук! На какие-то мгновения нолдо застыл. Кровь бешено стучала в голове. Еще несколько секунд? минут? вечность? назад он знал что если не дотянется руками до шеи твари, то разорвет ее горло своими зубами. Теперь... он представил как проползает еще ближе, как его зубы впиваются в эту плоть, как он чувствует сопротивление хроа, как ее кровь заполняет его рот, а ее сладковатый запах бьет ему в нос... и к его горлу подкатила гадкая тошнота.
[dice=9680-1:6:0:пытается справиться с приступом рвоты]

То ли нервное перенапряжение, то ли физическая боль, то ли что-то еще, то ли все вместе, но что-то скрутило желудок квэндо, и не в силах побороть свою плоть нолдо вырвало. Какими-то древними остатками пищи и еще желчью, заливая слизью его бармицу, грудь майа и резкой, режущей кислотой перебивая запах смятой травы.

Отредактировано Astovorimo (2017-02-06 15:59:26)

+1

50

[dice=5808-1:6:4:Лит пытается сбросить с себя противника и поднятся]

0

51

[dice=1936-1:6:4:у меня не вывернешься...]

+1

52

    Нолдо всё отрицает, но она чувствует борьбу, но не с ней, а с самим собой. Не ей кричит он «нет», не ей яростно доказывает, что душа его всё ещё на стороне Света. Нет, он то кричит самому себе.
    - А разве не получишь ты удовольствия убив меня? Хочешь сказать, что не испытаешь наслаждения глядя как взгляд мой тухнет, насыщая этим свою жажду убийства? Хочешь сказать, что тебя совсем не радует смерть врагов? Не лги мне! Только не мне! Я вдела как горел твой взгляд в бою. Он горел так же как мой, так же как у любого из нас. Мы одинаковы нолдо. В час, когда нас терзает самая сильная боль, в час, когда мы загнаны в угол душа раскрывается и каждый становиться тем, что он есть без всяких прикрас. Ты показал свою натуру – натуру убийцы готового на всё, лишь бы и когтями, но вырвать желанное, не брезгуя ни чём. И ты показал свою гордыню, даже не попытавшись молить Моргота о помощи!
    С коротким свистом «Дракон» впился в руку эльфа, пробил кольчугу и ранил руку достаточно глубоко, чтобы эльф оставил свои попытки придушить её. Однако она всё ещё была подмята под ним, словно деревянная кукла. Собравшись с силами валараукэ предприняла ещё одну попытку избавиться от противника. И как раз в этот момент эльфа вырвало.
    «Какая дрянь…» - подумала женщина, морщась от запаха и отвращения. Сей факт только предал ей решимости и сил поскорее сбросить с себя мужчину.
    - Как же ты жалок, - прорычала она сквозь зубы… - Куда тебе совладать с майэ, если ты даже свой желудок контролировать не можешь!

Отредактировано Lith (2017-02-06 20:40:04)

+1

53

- А разве не получишь ты удовольствия убив меня? Хочешь сказать, что не испытаешь наслаждения глядя как взгляд мой тухнет, насыщая этим свою жажду убийства? Хочешь сказать, что тебя совсем не радует смерть врагов? Не лги мне! Только не мне!

- Я... - задохнуться, мотнуть головой, овладеть голосом, соврать - кто она что бы исповедывать его, здесь и сейчас?
- Еще не знаю - дай я убью тебя, а там уже увидим.

- Мы одинаковы нолдо. В час, когда нас терзает самая сильная боль, в час, когда мы загнаны в угол душа раскрывается и каждый становиться тем, что он есть без всяких прикрас. Ты показал свою натуру – натуру убийцы готового на всё, лишь бы и когтями, но вырвать желанное, не брезгуя ни чём. И ты показал свою гордыню, даже не попытавшись молить Моргота о помощи!

Нолдо дергается как от удара, но молчит. Она права - она во всем права. Почти во всем. Кроме чего-то, но это что-то все время ускользает. А он не может даже искать, он занят другим... Но он сомневается в себе, он больше не воплощенное убийство. Он понимает что должен, что убить - единственный способ остановить ее, но он больше не знает как.

Пока его рвало, феаноринг выгнулся и ослабил хватку. И тварь вывернулась. Последним отчаянным усилием Асто смог обвить ее ногу, повиснув руками и ногами - по тому что если сейчас он ее отпустит то все будет кончено, он больше не сможет подняться, он больше не сможет остановить ее. И он будет беспомощно смотреть на жестокую смерть его друзей.
"Если Ты Отец... если Ты не отрекся от меня... помоги мне!" - в отчаянии воззвал эльф.
Он еще сможет какое-то время цепляться и висеть на демоне, но - что ему теперь делать? Как он сможет ее остановить?

  - Как же ты жалок, - прорычала она сквозь зубы… - Куда тебе совладать с майэ, если ты даже свой желудок контролировать не можешь!

- А мы неплохо повалялись, правда? - природа и столетние привычки брали верх. Едва обретя дар речи дерзки слова стали слетать с языка сами собой, без участия головы или воли нолдо. А нолдо срывался в отчаянье, такое же темное и глубокое как только что был его гнев.

+1

54

[dice=3872-1:6:0:на божественное вмешательство]

0

55

    В этот раз попытка оказалась удачнее.
    Не без большого труда, но всё же она смогла рывком сбросить с себя тяжкую ношу в виде эльфа в полном обмундировании и вздохнуть полной грудью прохладный, полный пыли воздух, к которому примешивались мерзейшие ароматы заливавшей грудь рвоты. Однако избавиться от нолдо оказалось не так-то просто, из последних сил он вцепился ей в ногу и как бы забавно это не выглядело избавиться от подобной хватки было не просто, ибо она напоминала хватку человека, держащегося за соломину – отчаянную, а потому разом наполненную всеми теми силами, что ещё оставались. И физическими, и душевными. «Какое упорство. Всё же мы и впрямь так странно похожи, - в очередной раз подметила она. – Так почему же мы с тобой по разные стороны баррикад?»
    - Валялись? Ты мне просто ноги оттоптал, - злобно фыркнула майэ и вскинула клинок. Как бы забавно сие не было, но пора было заканчивать уже несколько затянувшееся представление, потому как оно уже теряло всякой смысл и совершенно потеряло эстетику, чувство которой ей было не чуждо.
    Доспехи. Зараза. Она любила эти доспехи! А эту вонь не так-то просто будет вывести и содрать – к концу боя всё точно высохнет и въестся. «Вот же удружил…»
    - Ничего не скажешь – хорош воин. Хотя куда тебе до слова «воин»?! Свинья! Червь! – взгляд её полыхнул. - Предатель! Ты сказал, что не предавал никого, так вот знай - ты предал. Мелькор учил тебя, он даровал тебе знания и поделился опытом, а ты отплатил ему за то мечом и ненавистью. Едва ли в тебе надеться хоть капля уважения и благодарности, а ведь он явно не этого ждал от своего ученика, а плоды его учения ты наверняка пожинаешь до сих пор. Ведь пожинаешь, не так ли?
    Не дожидаясь ответа она одним точным ударом сбила с головы эльфа шлем, быстро и коротко замахнулась ногой с тем, чтобы пнуть его носком в висок. Этого оказалось достаточно, чтобы нолдо потерял сознание.

    Очнулся Астоворимо под раскинувшимся над головой белым, пусть и изрядно испачканным, полотном сквозь которое тянуло свои золотые лучи солнце, и лишь небольшой уголок затеняла крона дерева. Всё что произошло могло бы показаться сном, коли не боль и раны, оставленные на память. Палатка казалась совершенно пустой – на расстоянии вытянутой руки, совсем невысоко над землей, стояла, покрытая тем же белым полотном, самодельная кровать из пары досок. Ровно на такой же лежал сам нолдо. Больше здесь ничего не было.
    Вскоре его состояние позволило ему улавливать окружающие его звуки – то была мелкий шум и возня, короткие выкрики и переговоры. Судя по всему, рядом было очень много народу, но находились они в отдалении – раненным полагался покой, потому всех уцелевших расположили поодаль. Кого прямо на земле, кого, как Астоворимо, в палатке. Но вскоре из общего гудения на первый план вышло тихое топанье чьих-то ног. Высокая длинная тень упала на палатку, а вскоре показался и её обладатель – он осторожно подвинул белый полог и пробрался внутрь.
    Военный медик – а судя по одежде это был именно он – выглядел на редкость молодо, был хорош собой, его длинные белые волосы были собраны в тугую косу, от него тянуло горьким ароматом трав, но выражение самого лица было уставшим и изнеможённым. Однако он улыбнулся, когда встретился с осмысленным взглядом своего пациента.
    - Ты очнулся! – радостно воскликнул он, опускаясь рядом и снимая с поясом наполовину пустой бурдюк с водой. – Хочешь пить?

Отредактировано Lith (2017-02-06 23:52:32)

+1

56

Любое эмоциональное перенапряжение оставляет после себя бессилие и опустошение. Нолдо испытал очень сильное напряжение, едва не стоявшее ему рассудка, да к тому же был ранен. Он видел лишь то, что попадало в фокус зрения и ничего не слышал. У него не осталось больше никаких желаний, эмоций, чувств, он просто знал что нельзя отпустить тварь. Он уже не знал как ее победить, и даже не думал об этом, просто... просто продолжал бороться, на голом упрямстве и долге, который у него, наверное, остался бы в голом остатке, если бы с него содрали кожу, плоть и кости. Страшный удар по голове, сотрясший, остатки мыслей оглушил его. А брызнувший в лицо свет Анор ослепил его. А потом наступила темнота.

Из которой он плавно вынырнул, словно нэнвэндэ из озера. Какое-то время он лежал с закрытыми глазами, возвращаясь окончательно в себя. Он чувствовал как свежий ветерок приятно щекочет его нос и захотел коснуться своего носа, потянулся рукой и вскрикнул. Правые рука и бок на попытку пошевелиться выдавали залп искр и боли. Нолдо распахнул глаза. Глядя на резную сень листьев на тканевом потолке он вспоминал что произошло. Собственно он не много помнил... сначала была обычная битва, потом... огненные бичи раскидали его отряд, он остался один на один с демоном... обмены ударами...! А! Он вспомнил почему у него болит правая часть тела - он пропустил удар в подмышку. Потом... Эльф сжал зубы и заметался головой по подушке. Да, он вспомнил что было потом. Двое из его канты. А потом... потом смутно. Какие-то обрывочные образы. Он летит в темной шахте вниз... Запах травы, ужас, рвота... ему кажется что он кого-то... нет, не знает не помнит. Нолдо хочет поднять левую руку что бы провести ею по лицу, но рука так же отзывается резкой болью. Несколько секунд нолдо лежит смирно, а потом тихо смеется. Он бы хотел больше плакать, но не выходит и он смеется. В глазах пляшут тихие, домашние искорки безумия.
И так он не помнит что было и не знает чем все кончилось. Поскольку он в лазарете, явно среди своих - значит они победили. По крайней мере в том сражении. Кончилась ли битва? Как долго он смог занимать валараукэ, помогло ли это другим?
И - куда он ранен? Он не помнил откуда остальные раны и не знал сколько их. Исследование тела показало что еще одна в правом бедре. Прекрасно. Значит в ближайшее время он не сможет ни в туалет сам сходить, ни поесть-попить самостоятельно. Приятного мало, но переживаемо.

Рисунок света и тени изменился, пробиваясь под закрытые веки и эльда понял что кто-то пришел. Он открыл глаза и взглянул на вошедшего. Изможденный целитель. Еще бы. У них теперь отдых, а у него самая жатва.

    - Вы очнулись! – радостно воскликнул он, опускаясь рядом и снимая с поясом наполовину пустой бурдюк с водой. – Хотите пить?

Эльф не смог поприветствовать вошедшего, во рту все пересохло и язык не слушался. И почему-то жутко болело горло, словно он содрал его когда кричал... Где же он кричал? Нет, он рычал... Рычал? Да что же там произошло?!
На предложение воды нолдо осторожно кивнул. "Спасибо" - выражали его глаза.

+2

57

    Открутив колпачок, целитель приподнял голову и плечи Астоворимо над импровизированным лежаком и помог напиться вдоволь, покуда тот сам не начал отказываться от воды (или покуда та не кончилась). После так же бережно уложил его обратно. Несмотря на усталость, что так явно проступала на его лице, он явно был рад помочь и рад тому, что пациент наконец очнулся.
    - Как хорошо, что ты пришёл в себя, - признался он, прикрепляя бурдюк обратно к поясу. – Ты столько времени пролежал в бреду, что я опасался худшего. В какой-то миг мы все думали, что ты не доживёшь до утра, но всё же ты выжил. Жаль только не спешил очнуться, но я видел, что ты идёшь на поправку, нужно было просто продолжать делать свою работу и вот ты, наконец, среди нас…
    Он вновь улыбнулся, на этот раз веселее. Его недолгая сборчатая речь, то каким тоном он говорил и с каким видом сразу позволяли понять, что целитель очень много времени провёл возле Астоворимо, не жалея сил и времени восстанавливая его здоровье. А также ощущалось, что он очень рад был, что отвоевал эту жизнь у смерти и крайне переживал на счёт того, что это у него могло не получиться.
    - Хех. Да, не легко тебе придётся с такими ранами, но они заживут – не останется и следа. Это я тебе обещаю… - Он чуть помедлил, в нерешительности. Затем открыл было рот, но вновь помедлил… - Скажи… - наконец решился эльф, - ты впрямь дрался с майа? Про это сказали солдаты, которые вынесли тебя с поля боя. Тебя теперь считают героем. Выжить в таком сражении – подвиг, который по плечу далеко не каждому.

+2

58

После потери крови всегда хочется пить и Астоворимо пил долго и жадно, несколько раз останавливаясь что бы перевести дыхание.

- Спасибо, - произнес он когда закончил. Произнес одним из самых теплых тонов, которые были у него в наличие. Он был глубоко благодарен целителю за то тепло и заботу что от него исходили. Пусть аракано даже не сознается себе в этом, но сейчас он остро нуждался в таких чувствах.

- Как хорошо, что ты пришёл в себя, - признался он, прикрепляя бурдюк обратно к поясу. – Ты столько времени пролежал в бреду, что я опасался худшего.

Столько времени? А сколько прошло времени как он тут? В бреду... нолдо насторожился - что он интересно нес? Надо будет спросить. Потом... Нолдо опасался что мог нести что-то совсем не то...

В какой-то миг мы все думали, что ты не доживёшь до утра, но всё же ты выжил. Жаль только не спешил очнуться, но я видел, что ты идёшь на поправку, нужно было просто продолжать делать свою работу и вот ты, наконец, среди нас…

Значит прошло около суток - не так все плохо.

- Спасибо. - еще раз пробормотал эльф. Он хотел выразить как он признателен за то, что за его жизнь бились, что о нем заботились и переживали, что устали и измотались, а теперь радуются... Он не знал как об этом сказать. Очень уж необычным оказался этот юный эльда... да, похоже из тэлери, или фалмари... "Жаль что все изменится когда он узнает кто я". - Мне сложно сказать... как я благодарен... нет, как меня трогает твоя забота, целитель.
"Он еще мало битв видел, что так близко к сердцу принимает своего пациента... Как бы я хотел что бы ты таким и остался."

  - Хех. Да, не легко тебе придётся с такими ранами, 

Нолдо криво улыбнулся. Это верно... и другим с ним тоже предстоит много возни первое время.

но они заживут – не останется и следа. Это я тебе обещаю…

Квэндо с запоздалым удивлением и беспокойством взглянул на целителя. Ему самому как-то не пришло в голову что его раны могут быть причиной его увечья, калечности. Слава Эру все обойдется. Аракано кивнул, справившись с ненаступившей плохой вестью.

- Ты выглядишь юным, но ты искусен. Минимум одна рана была совсем не простой. Мне повезло попасть в твои руки - мягко улыбнувшись, искренне закончил нолдо.

Скажи… - наконец решился эльф, - ты впрямь дрался с майа?

Асто вскинул глаза на целителя, вглядываясь в его лицо.

Про это сказали солдаты, которые вынесли тебя с поля боя. Тебя теперь считают героем. Выжить в таком сражении – подвиг, который по плечу далеко не каждому.

Арандур сначала согласно кивнул, потом отрицательно замотал головой.
- Да, я... да, с демоном... Я не знаю как и почему я выжил, и... я не смог ее победить. У Глорфинжэля была скала, с которой можно было падать, а у меня не было, - вдруг засмеялся нолдо. и тут же, обратя блестящие глаза на своего спасителя - Кто меня вынес? Ты знаешь? Мои воины, что с ними? Слышал что-нибудь.

В глазах тревога и то самое состояние, когда и хочешь услышать ответ, и боишься его услышать.

+1

59

Целитель улыбнулся, у слышав слова благодарности, при этом казалось, что его взгляд направлен не в лицо воителя, но куда-то глубже.
    - Это немного неожиданно, - признался он, - но я вижу, как сильно ты благодарен. Можешь считать, что ты сказал мне всё, что хотел. И я рад это слышать. Искренне рад.
    Простые слова внезапно отдали не юношеской мудростью, словно напоминая, что молодость эльфа длиться куда дольше человеческой и их внешний вид куда обманчивее, чем можно предположить. Или же всё дело в мистической связи целителя и врачуемого? Ей сложно не появиться, когда вкладываешь в кого-то столько сил, когда борешься за кого-то, не жалея самого себя.
    - Благодарю за похвалу, я старался, но всё же большей благодарности заслуживает мой учитель – он дал мне всё, что я знаю о целительстве. Порой мне кажется – то не я корплю над раненным, а он творит моими руками. Жаль его уже нет среди нас – пал от стрелы, когда пытался оттащить раненного в безопасное место.
    Ведя неспешную беседу, он подмечал каждую эмоцию, проносившуюся на лице Астоворимо и пока что, спокойно читал мысли, которые за ними крылись. «Говорили, что ты холоден как лёд, но похоже у этого льда есть живое сердце. Что ж, я очень этому рад. Будем думать, что это оно уберегло тебя от ужасного и найдётся кто-то, кто отгонит холод, взявший тебя в осаду.»
    Затем речь зашла о майа и целитель сразу понял, что зря затронул эту тему. Похоже это было одно из тех достижений, о которых не спешат говорить… и совсем не потому, что не хочется показаться хвастуном. Пусть нолдо засмеялся, упомянув Глорфинделя, но смех его не был долог и быстро сменился тревогой.
    Дабы рассеять беспокойство раненного целитель вновь улыбнулся, но чего-то той улыбке недоставало. Чего-то большого и важного. Не искренности, нет… скорее в ней не было торжества победителя.
    - Твои воины тебя и вынесли, - поспешно сообщил он. – Не все разом, но несколько из них – я не помню имён – они зашли ко мне лишь по разу. Они сказали, что сами управиться со своими ранами, не желая нагружать нас и я позволил им такую вольность, потому как их ранения были несерьёзны. Многим твоим воинам сильно досталось в битве, но большинство из них живо. Раны их различны, но все они как один беспокоились о тебе. На мой взгляд, это многое говорит о тебе. Думаю, ты стал им всем если не отцом, то ближайшим другом. Но не все они вернулись… не все.

+1

60

Нолдо лежал наслаждаясь теплом души своего целителя. У Астоворимо были друзья, была его канта... но любовь между ними всегда оставалась холодной. Надежной, близкой, понятной, но отстраненной. Сдержанная улыбка радости, холодное лицо в тревоге. Кривая усмешка - все обойдется, когда надо поддержать. А здесь - неожиданно на Астоворимр свалилась теплота живой души. Была лишь одна проблема... нолдо не мог принять это тепло.
"Можно ли брать доброту украдкой? Обманом, пока тот кто дарит тебе этот свет души не знает кто ты?" Очень хотелось сказать "Да". Но нолдо знал что ответ "Нет". Иначе он и вправду уподобится Моринготто, пришедшему к обожающему ученику под личиной друга и учителя.
Значит нужно заканчивать это маскарад... Еще только совсем чуть-чуть, еще капельку тепла... Ведь как-то нужно сменить тему.
Возможно это была попытка уговорить себя самого, но она была очень похожа на правду. Сначала нужно сменить тему.

  - Благодарю за похвалу, я старался, но всё же большей благодарности заслуживает мой учитель – он дал мне всё, что я знаю о целительстве. Порой мне кажется – то не я корплю над раненным, а он творит моими руками. Жаль его уже нет среди нас – пал от стрелы, когда пытался оттащить раненного в безопасное место.

Нолдо огорченно сжал губы. Да, такое случается... Глупая смерть, но...

- Твой учитель погиб достойно. - с мрачной гордостью заметил Астоворимо. - Мне жаль, что так вышло, но тут не о чем горевать. И я рад что он успел научить тебя, так что ему и вовсе не о чем беспокоиться.


- Многим твоим воинам сильно досталось в битве, но большинство из них живо.

Аракано выдохнул. Казалось он все это время нес Карадрас на своих плечах, а сейчас ему сказали что можно положить на место.
Но что-то все еще тревожило квэндо:

- Скажи, - жадно спросил он, - ты можешь узнать, сколькие, - нолдо словно запнулся и вытолкнул слова через силу, - много из моей канты сгорело?

Отредактировано Astovorimo (2017-02-08 04:50:41)

+1


Вы здесь » Путь в Средиземье » Архив эпизодов » (Ост-ин-Эдиль, 1697 В.Э.) Свет и тьма


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC