Путь в Средиземье

Объявление


Добро Пожаловать!


 

«На протяжении сумерек Второй Эпохи Тень растёт на востоке Средиземья,

всё больше и больше распространяя своё влияние на людей, чья численность

умножилась, в то время как род эльфов начал увядать. Вот три основные

темы: Задержавшиеся эльфы, что остались в Средиземье; возвышение

Саурона до нового Тёмного Властелина, повелителя и бога людей; и

Нуменор-Атлантида. Они рассматриваются историографически и в двух

преданиях или рассказах: Кольца Власти и Падение Нуменора. Оба служат

существенными предпосылками для Хоббита и его продолжения» - Письмо

131 Милтону Валдману, Дж. Р. Толкин.


Список персонажей Правила Сюжет Ситуация в мире Шаблоны анкет Акции
Администрация
Sauron  372279461
Rava

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Путь в Средиземье » Север » (Мглистые горы, 7 апреля 2221 В.Э.) На руинах былой славы


(Мглистые горы, 7 апреля 2221 В.Э.) На руинах былой славы

Сообщений 31 страница 60 из 88

1

Время: 7 апреля 2221 В.Э.
Место: врата Мории, Эрегион, будущий перевал Карадрас.
Участники: Глорфиндел (ДМ), Астоворимо, позже - другие эльфы и гномы.
Описание:
Эльфы и гномы съезжаются в Имладрис с окрестных земель. Белый Совет должен определить будущие отношения с Нуменором и судьбу Колец, но пока, небольшой отряд нолдор направляется к вратам Кхазад-Дума, чтобы встретить посольство гномов, Лориэна и Зеленолесья. Путешествие возглавляет один из роквэнов Гиль-галада, Астоворимо, а проводником по скалистым землям служит Глорфиндел, заядлый любитель горных прогулок.
Примечания: гномо-эльфо-центризм.

Уважаемые игроки! Убедительно просим вас указывать в конце ваших первых игровых постов информацию об инвентаре ваших персонажей: в него входят оружие и предметы, что имеются у героев с собой. Также рекомендуем добавить пару слов об их одежде. Позже члены АМС оформят эти данные во вступительном посте темы.
Спасибо!

Инвентарь
Снаряжение Глорфиндела

Длинный меч, кинжал, походная одежда, лёгкие составные доспехи, белый плащ, белый конь, эльфийский светильник. Эльфийский хлеб, несколько сладких кореньев и яблок, фляга с водой. Золотая брошь с самоцветами в виде крылатого орла. Платок.

Снаряжение Одрина

На Пламябородого надет полный комплект искусных гномьих лат, выполненных из нержавеющего гномьего сплава. Имеются красивые золотые узоры, но глаз опытного кузница заметит, что сделаны они были наспех и что их, по идее, можно без особых усилий содрать, если знать как. На голове – гномий шлем, не скрывающий лица. Под латами надета мифриловая кольчуга и меховые подштанники. За спиной – тяжелый двуручный боевой молот, скрытый под тяжелым меховым плащом. На плаще вышит символ Волкодавов – голова существа, похожего на помесь волколака и собаки. В латных сапогах запрятаны кинжалы, которые случайно не найти и случайно не выронить. Через плечо гнома перекинута сумка с провизией, на поясе имеет место быть кошель с золотом. Всё снаряжение сделано самим же Одрином™.

Снаряжение Волкодавов

На членах отряда надеты средние доспехи – компромисс между защитой и свободой движения, а также кожаные плащи. На плащах имеется символ отряда - голова существа, похожего на помесь волколака и собаки. Этот же символ оттеснен на бронях. У всех членов отряда есть меч, разве что у четырех гномов вместо мечей – боевые топоры. У шестерых членов отряда имеются луки. Состав отряда – восемь гномов, семь эльфов, пятеро людей. Доспехи, оружие ближнего боя и плащи сделаны Одрином™ .

Снаряжение НПС-Трандуила

Лёгкие доспехи, зелёный плащ, тонкий обруч, украшенный весенними цветами. Длинный лук и стрелы, походный нож. Фляга с водой, вяленая оленина. Зеленолесское ягодное вино для Амрота.

Снаряжение Астоворимо

Доспех, меч, широкий кинжал и несколько мелких, но полезных вещей в поясной сумке типа гребня или фиала.

+1

31

[NIC]Tranduil[/NIC]

[AVA]http://s7.uploads.ru/L93wh.png[/AVA]

Несмотря на метель, Трандуил почти не сомневался в том, что поразит врага; как он полагал, единственное, что могло помешать точному выстрелу - внезапная перемена ветра. Но в горах была непредсказуема не одна погода.

Враг неожиданно схватил одного из меньших троллей и швырнул его прямо в принца. Стрела вместо глаза вонзилась в плечо, уязвив тролля едва ли много сильней комариного укуса. Но Трандуилу было не до того, чтобы досадовать на промах. Ошеломлённый этим броском, он метнулся в сторону от летящего прямо в него тролля - не столь огромный, как тот, в коего он целился, он всё же превышал ростом эльфов раза в полтора. Возможно, Трандуил сумел бы увернуться, будь у него больше места, но его не было: впереди стояли эльфы, позади - гномы.  В последний миг он успел заслонить лицо, вскинув левую руку, и мохнатая лапа обрушилась на его предплечье - с такой силой, что эльф отлетел назад, оттолкнув своей спиной и Одрина. По счастью, рука не была сломана.

Мэларас с трудом поднялся - это отродье мрака повредило его ступню! Ещё трое эльфов отряда, раненые или ошеломлённые тяжёлыми ударами, едва удержались на тропе - по счастью, более широкой, чем нижняя. Правда, у Трандуила были и причины для радости: тролль не рухнул ему на голову и не сбросил ни его, ни других в пропасть. Пока. Перепуганная и вместе разъярённая тварь могла погубить многих. Для выстрела не было ни места, ни времени, и Трандуил вонзил в ногу тролля нож - стремясь, чтобы он потерял равновесие и рухнул вниз. Это было рискованно, но он не мог ничего не предпринять. И он надеялся на то, что его удар не окажется единственным. Он, как ему ни хотелось признавать этого, должен был надеяться на помощь гномов. В Охота на троллей продолжалась.

Тем временем другие эльфы, от неожиданности на миг замедлившие с выстрелами, ранили троллей. Быть может, кого-то и смертельно - у лучников не было времени даже на то, чтобы обратить на это внимание. Тролли неслись им навстречу, и те шестнадцать, что не пострадали от броска, вновь натянули луки.

Перечитала написанное, поняла, что клише применила неправильно: нож изначально писался как просто походный, без особых свойств, а в таланты принца лесных эльфов не входит превращение обычных ножей в необычные. Поэтому исправила написанное: характер удара - тот же, что и был, результат броска кубика - тоже, а вот результат... Результат такой, какой должен быть при ударе без применения клише. Трандуил просто пытается что-то сделать возможно быстрее, а не героически одолевает тролля.

Отредактировано Telemmaite (2017-03-12 03:23:06)

+1

32

-Контакт с Астоворимо был сродни прикосновению к обледенелому, иззубренному лезвию меча. Казалось, этот эльф состоит из одних шрамов. Захотели бы вы пускать такого себе в голову? Вряд ли. И тем печальнее было осознавать, что когда-то он был прекрасным представителем своего народа, венцом творческой мысли Илуватара. Лаурэфин стоически переносил мысленный контакт, ощущая, будто ему по рёбрам водят ножовкой, и всё же, не разрывал связи осанвэ. Более того, в его собственных мыслях не было и тени отвращения, лишь сочувствие и тихая, светлая печаль. Он знал, что когда-нибудь все раны мира исцелятся, но случится это тогда, когда сама жизнь Арды и неразрывно связанных с ней эльфов подойдёт к концу. Тем не менее, нолдо не позволил тяжким мыслям отвлечь его от происходящего, слишком важной ему казалась эта абсурдная встреча.
~ Я хочу, чтобы этим занялись мы – твёрдо ответил он на вопрос спутника. – Если окажутся верны слухи, долетевшие до ушей лорда Элронда из подземных залов, нам потребуется их дружба. Какие бы следы она не оставила в истории.
Шутки кончились, Глорфиндел был внимателен и серьёзен, предчувствуя недоброе. Он любил уют Имладриса и наслаждался беззаботной жизнью, но никогда не забывал о том, для чего некогда взял в руки меч. У него не было возможности лично познакомиться с отпрыском Орофера, и, в целом, Лаурэфин знал о Трандуиле гораздо меньше, чем хотелось бы. Но не зря, ой не зря, гордыня Тингола стала притчей во язытцах. Если Орофер перенял хотя бы толику и воспитал сына соответственно…
«Ну конечно же воспитал» - с растущей тревогой подумал Лаурэфин. «Все мы горды по-своему, но гордость наша едина и необъятна, точно Сирион, проистекающий из сотен маленьких ручьёв».
~ Они пошли через горы, в метель, по незнакомым тропам. Похоже, мириться с ними придётся уже в Имладрисе. Я отправляюсь на перевал. Думаю, тебе стоит оставить большую часть отряда здесь, дожидаться гостей из Лоринанда, взять с собой лучших следопытов и верхолазов и последовать за мной. Речь не только о судьбе Трандуила и его свиты. Если Орофер потеряет сына по вине гномов, начнётся война.
Взгляд Глорфиндела полыхнул гневом. Не нужно было чувствовать его мысли, чтобы понять, насколько встревожен Возрождённый. Как-то незаметно и внезапно, всё его миролюбие и безобидность сменились жёсткой решимостью броситься в бой. Составной нагрудних вспыхнул на солнце золотыми узорами, «яблоко» на вершине эфеса длинного меча Лаурэфина смотрело прямо в бородатую физиономию Ноббина. Предводителю гномов вдруг стало очень неуютно находиться рядом с этим высоким, золотоволосым воином, который только что узнал о том, что один из его сородичей королевской крови оказался выдворен на мороз в горные тропы. Гном с трудом удержался от того, чтобы отступить на шаг, но выдержал и кашлянул в кулак.
- Я Глорфиндел из Имладриса, со мной командир нашего отряда, Астоворимо из Серых гаваней – отчеканил нолдо. – Мы были направлены сюда, чтобы встретить вас и наших сородичей, и мы сделаем это, даже если нам потребуется пересечь горы. Дайте нам дорогу.
Несколько долгих секунд Ноббин хранил молчание, после чего кивнул и махнул рукой:
- Раз уж вы собираетесь расхаживать по нашим владениям, кое-кто из моих парней составит вам компанию. Могрин, будь любезен, проводи наших гостей по горным тропам. Остальные – расступитесь, нечего нам тут толкаться, у нас своя дорога.
Из строя выступил коренастый гном с медными волосами и бородой, заплетённой в неряшливые косы. В отличие от соратников, он был одет по-походному и носил на себе минимум железа. Не было у него под рукой и обычного топора, вместо этого, за спиной гном носил несколько коротких копий, а в руке держал окованный железом посох. Взгляд его был хмур, но поручение он вызвался исполнять без колебаний:
- В горах сейчас несладко, возьмите с собой тёплую одежду… если она у вас, конечно, есть. Следуйте за мной, нам предстоит обыскать немало горных троп в поисках ваших сородичей.
С этими словами, он вопросительно посмотрел на Глорфиндела. Тот, в свою очередь, бросил взгляд на Астоворимо. Отыскивать пропавших в одиночку было бы всё равно, что искать иголку в стоге сена, так что Лаурэфин всерьёз надеялся, что роквэн не станет мешкать.

+1

33

Осанвэ Лаурэиндэ несло оскорбительное сочувствие. Словно стоишь на площади на постаменте, и некто мажет тебя медом, не подозревая что на самом деле мажет дерьмом. Но холодный Астоворимо стоически выносил это соприкосновение разумов.
~ Я хочу, чтобы этим занялись мы – твёрдо ответил он на вопрос спутника. – Если окажутся верны слухи, долетевшие до ушей лорда Элронда из подземных залов, нам потребуется их дружба.
Аракано молча согласился. Им и правда нужен союз с гномами. Но вот последние слова втородомовца удивили и насторожили нолдо.
Какие бы следы она не оставила в истории.
- Серьезно? - с иронией спросил Астоворимо.

Реакция двух нолдор на слова о синдар, которые пошли через горы тоже была очень разной.
~ Они пошли через горы, в метель, по незнакомым тропам. Похоже, мириться с ними придётся уже в Имладрисе. Я отправляюсь на перевал. Думаю, тебе стоит оставить большую часть отряда здесь, дожидаться гостей из Лоринанда, взять с собой лучших следопытов и верхолазов и последовать за мной. Речь не только о судьбе Трандуила и его свиты. Если Орофер потеряет сына по вине гномов, начнётся война.
Астоворимо отозвался недоумением.
- Ты полагаешь что Трандуил малое дитя? Он волен отвечать за свои поступки. И если он решил пойти через горный перевал - это его выбор. Неужели ты думаешь что он просто хлопнул дверью как человеческая девица и ушел в лес без шапки? "А если так, то туда ему и дорога," - зло подумал роквэн, резко прерывая осанвэ, что бы не поделиться этой мыслью с чересчур высокопарным голфингом. Ситуация, на взгляд Астоворимо была донельзя комична. Опять кто-то добровольно лезет в Льды, а потом выясняется что кто-то другой (в данном случае гномы) в этом виноваты. Феаноринг криво улыбнулся и снова потянулся к разуму родича:
"- Я не вижу в чем тут вина гномов. Они не загоняли Трандуила копьями в горы. Синдар сами выбрали свой путь. И я бы на твоем месте сначала выяснил в чем именно причина ссоры, прежде чем кого-то обвинять, светлейший." - последнее слово было произнесено с иронией, по тому что феаноринг не считал что обвинять сгоряча это поведение подходящее Светлому, а о святости Лаурэфиндэ разве что легенды не ходили.

Однако пресветлого воина несло. Сияющий гневом (так что на какой-то миг Астоворимо даже залюбовался) навис он над наугрим.

- Мы были направлены сюда, чтобы встретить вас и наших сородичей, и мы сделаем это, даже если нам потребуется пересечь горы. Дайте нам дорогу.
Феаноринг поморщился. Как ни было это не приятно, но это была правда. Он действительно должен был встретить сородичей, и, значит, придется идти разыскивать Трандуила, словно старший братец неразумное дитя. Нолдо снова поморщился. Предстоящее было достаточно унизительным для Трандуила и эльф искренне желал сородичу самостоятельно выпутаться из истории и сохранить лицо.
Так же аракано немало удивился той кротости и сговорчивости, которую проявили гномы. Не иначе Ауле нашел лазейку как обойти дар Единого и дернуть своих Детей за нужные ниточки, как марионеток. В прочем - правду сейчас все равно не узнать. Роквен с ровным лицом внимательно изучил выданного им проводника - то ли какой-то изгой, то ли проштрафился сильно чем? Какая ему, эльфу, разница. Главное что бы проводник знал свое дело.

- Я бы хотел знать в чем была причина, ссоры. - Спокойным, ровным и глубоким голосом заговорил до тех пор молчавший эльф, не двигаясь с места. Конечно же он пойдет на поиски, но не раньше чем будет знать во что именно его втянули.

А затем снова полез на постамент на площади, то есть открыл разум Лаурэфиндэ:
- Я и мои воины отправимся в горы. Но сначала я хочу кое-что прояснить. - сообщил о своих дальнейших планах аракано. Не последнюю роль в его ответе сыграли слова голфинга "и последовать за мной". Кажется кое-кто так привык ко всеобщему обожанию что забылся. Астоворимо ему не вассал что бы следовать за ним. - Ты можешь отправляться один, или идти с нами позже. - холодно подытожил феаноринг.

0

34

- Серьезно? - с иронией спросил Астоворимо.
~ Серьёзно – отозвался Глорфиндел. – И несмотря ни на что.
Сейчас то тёплое свечение, что обычно окружало Возрождённого, набрало гневный жар. Для взглядов тех немногих, кто мог в это время видеть незримое, нолдо в эти минуты облачился в сверкающую белоснежную мантию, через которую нет-нет, да блеснёт золотая искра, словно блик на броне. Нет, он ни при каких условиях бы не обратил своё оружие против свободных и не злобных, в общем-то, гномов. Но мысли о том, к чему могло привести очередное столкновение двух упрямств, лишали его всякого покоя. Мчаться вскачь, не допустить очередной глупой распри – вот то, чего жаждало его сердце.
~ Вспомни Хэлкараксэ – его ответ был короток и колок, точно пики ледяных рифов: если уж целый народ, оказавшись перед выбором между сложным опасным путём и позорным отступлением, рискнул пойти по вздыбленному льду, то что уж говорить об отдельно взятом синда?
~ Мы часто поступаем опрометчиво, когда не можем поступить иначе. Я не виню ни Трандуила, ни гномов. Мой гнев не знает иной цели, кроме нашего Врага. Все мы падки на раздоры, эти червивые фрукты в кричащей огненной раскраске, дары Зла. Мы не можем позволить ему победить, его воля не должна торжествовать над миром ни в малом, ни в великом. Считай, что со времён нашего бегства из Амана я ничему не научился.
Он сидел на спине белого жеребца, распрямлённый и жаждущий ринуться на поиски, но ждал. Ждал, прекрасно понимая, что в одиночку не сможет прочесать все горы. Старейшина гномов бросил быстрый удивлённый взгляд на Астоворимо, словно уже считал его безмолвной деталью интерьера. Впрочем, он тут же принял прежний невозмутимый вид, задумчиво погладил окладистую бороду и уже собирался ответить, но его опередил Рагни:
- Он назвался нашим врагом!
Окружающие кхазад сразу насупились, принялись переминаться с ноги на ногу и скрипеть доспехами.
- Кхм… фактически, так оно и было – ответил Ноббин, неодобрительно покосившись на собрата. Кажется, у него на языке крутились иные слова, но прямо возражать знатному сородичу перед эльфами он не стал.
- Боюсь, что посол лесного королевства и впрямь проявил непочтительность – избрал более обтекаемые формулировки Ворин. – У стражи не было иного выбора, кроме как отказать ему.
- И поделом – подытожил представитель Огнебородых. – Ни один гость, уличённый в злых намерениях, не перешагнёт порог великого Кхазад-Дума!
Что до их проводника, то он уже бодрой трусцой бежал к ближайшему подъёму на горные перевалы. Учитывая, что эльфы были конными, а он – нет, Могрин счёл разумным опередить досадных попутчиков.
~ Не нужно обид. У меня и в мыслях не было распоряжаться тобой или твоими воинами, роквэн. Но поспеши, наше время утекает сквозь пальцы.

0

35

[dice=11616-1:6:3:Холмовой тролль (3) сталкивает Трандуила с обрыва.]
[dice=9680-1:6:5:Тролли мчатся на лучников сквозь ливень стрел.]

0

36

[dice=7744-1:6:5:Волкодавы идут в атаку]

0

37

На горной тропе, посреди льдистой метели, развернулась настоящая схватка не на жизнь, а на смерть. Свистели стрелы, им в ответ раздавался яростный рёв чудовищ. Эльфийские лучники с толком использовали свой последний залп, и пусть тролли были невероятно живучи, они всё же падали под градом стрел. Благодаря этому, кровожадные чудовища добрались до эльфов не единой толпой, а были вынуждены разбираться с теми, кого эльфы нашпиговали стрелами до состояния дикобраза. Одним умелым залпом отряд Трандуила выиграл себе немалое преимущество и шанс победить, отделавшись малой кровью. А крови, как это не печально, всё-таки предстояло пролиться. Ибо за спинами обросших кривоногих страшилищ шёл горный тролль в несокрушимой природной броне и лютой ненавистью в белёсых глазах. К счастью, Волкодавам худо-бедно удавалось пробираться вперёд. Кто-то в отряде Одрина сообразил, что толкаться на узкой тропе, когда на тебя надвигаются тролли – это не лучшая идея, так что несколько смельчаков-верхолазов уже крепили клинья и натягивали верёвки пониже тропы, намереваясь обойти врага понизу и устроить тому неприятный сюрприз. К несчастью, Трандуил этого уже не увидел.
Удар принца нашёл свою цель, его кинжал вонзился в ногу тролля, тот закачался, замахал руками, отчаянно заревел… и, теряя равновесие, ухватил Трандуила за одежду и увлёк за собой вниз. Первый удар о скалы для эльфа смягчила туша недруга. С громким треском, шея холмового тролля переломилась, его оглушительные крики смолкли. Край уступа промелькнул в считанных сантиметрах от руки Трандуила, но лапа врага держала его плащ в омертвелой хватке, и вскоре они оба уже неслись вниз, под отчаянные крики эльфов, вой метели и странный, волнующий шум, что надвигался откуда-то снизу. На своём пути они собрали, должно быть, тысячу снежинок. Увы, перины из них не сплести. Удар! Громкий плеск воды и рёв близких порогов. Тишина.

Когда Трандуил очнулся, день уже близился к концу. Метель улеглась, сквозь прореху в хмурых тучах проглядывало красное закатное солнце. Он лежал на чём-то тёплом, мохнатом и, очевидно, живом. «Что-то» при более близком знакомстве обнаружило пару обвислых ушей, рыбный запах и мокрый нос, коим ткнуло в гудящую голову эльфа. Как он мог заметить, все его кости были целы, и это был единственный плюс сложившейся ситуации. С другой стороны, он был неизвестно где, без оружия и у него болело всё, что только можно. От прекрасного плаща остались лишь жалкие обрывки, из которых какая-то заботливая душа связала ему повязку на лоб. Рядом шумела река. Послышались чьи-то шаги и негромкая песня:
«Еще в полях белеет снег,
А воды уж весной шумят -
Бегут и будят сонный брег,
Бегут, и блещут, и гласят...»*

Из-за ближайших скал вышла женщина в простом синем платье и белой косынке. В руках она несла корзину с одеждой, из-под её косынке наружу пробивались тяжёлые каштановые пряди, едва тронутые сединой. Она подошла к бурному потоку, поставила свою ношу и уже собралась взяться за стирку, когда пёс, играющий роль царской лежанки, бодро тявкнул. Песня смолкла, женщина обернулась к Трандуилу, замерла.

Офф. Вынуждено делаем ход конём, раз такие дела с Одрином.
*Федор Тютчев - Весенние воды

+1

38

Наносить удар по троллю ножом, конечно же, было неразумно, и Трандуил не стал бы так поступать, если бы не был совершенно ошеломлён. И не рассчитывал на одновременный удар гномов. Одрин так желал убить недруга! Однако достойный гном, как видно, попросту не успел. Как и надеялся Трандуил, тролль потерял равновесие, но в своём падении он увлёк вниз и эльфа. Всё вокруг закрутилось в хаосе и разноголосице. Выла метель, ревели тролли, в ужасе кричали эльфы Зеленолесья, плащ их принца держал поверженный враг, и его швыряло из стороны в сторону, как одну из снежинок — по счастью, не о скалы.

«Зря я отказался произнести этот проклятый «мэллон», - успел подумать Трандуил. Сейчас ему не казалось, что это нанесло бы столь уж большой ущерб его чести. Что тот отказ подлинно был одной из тех вещей, за которые стоило умирать.

«За спасение друзей от троллей — наверное, стоило, а за...»

Он не додумал, ударившись — не о камни, о воду — и провалился во мрак.

Очнувшись, он некоторое время лежал с закрытыми глазами. Его голова раскалывалась от боли, да и не только голова. Неважно! Он был жив! Рухнув вместе с троллем с горы! Трандуил шевельнул ногой, затем рукой, проверяя, целы ли кости (рука отозвалась болью и нащупала мохнатые уши, определённо не принадлежавшие троллю). Целы! Он поистине появился на свет под Звездой Надежды!

Наконец открыв глаза, он увидел бурлящую реку, алую от закатного света, и лохматого пса, на котором и возлежал. Ещё он заметил, что его одежда находится в самом жалком состоянии, но это не было главным. Он уцелел, вопреки всему, но друзья, несомненно, считали его погибшим!

Трандуил потянулся мыслью к другу — более всего страшась, что тот не отзовётся, сгинув в лапах троллей.

Мэларас! Я жив! Слышишь — жив!

Боль в голове мешала сосредоточиться, однако расстояние не было слишком велико, так что дружба и горячее желание дозваться делали успех осанвэ почти несомненным. Помогало тому и положение предводителя отряда.

В этот момент из-за скал послышалась простая песня; затем вышла и певшая, женщина из смертных, и собака звонко тявкнула. Трандуил слегка поморщился и коснулся рукой лба, нащупав повязку. Он приподнялся, уже явственно морщась, и окликнул женщину. Должно быть, повязку наложила она. А до того, верно, вытащила его из реки! Последнее, что он помнил, был плеск воды.

- Ты ли помогла мне? Если так, я не забуду твоей доброты, - он должен был говорить так, как подобало принцу, и в этой ситуации. Хотя это и требовало усилий. - И скажи мне... Мглистые горы — на запад или на восток отсюда?

Сам Трандуил сейчас не мог бы это определить: обзор впереди заслоняли ближайшие скалы.

+1

39

~ Серьёзно – отозвался Глорфиндел. – И несмотря ни на что.
Осанвэ феаноринга отозвалось отказом.
- Я более разборчив. Некоторую цену я платить не намерен. Странно что об этом говорю тебе я, а не наоборот. Я не знаю чем вызвана ссора, но от наугрим можно ожидать все что угодно - вспомни Дориат. Лучше мы останемся без союзников, чем закроем глаза на то, на что их нельзя закрывать.
В незримом мире Лаурэфиндэ облачился в сияющие доспехи, это было красиво, но слишком отличалось от холодной и пыльной гордости Астоворимо, и феаноринг только усмехнулся афасу золотой круговерти.
Но, похоже Золотой Цветок жаждал боя. И, если не было рядом противника, то голфинг его был рад создать:
- Вспомни Хэлкараксэ - злые слова хлестнули аракано. И аракано моментально принял вызов, беззаботно улыбнувшись в ответ:
- Сам вспомни, меня там не было. - но на самом деле роквен полыхнул гневом и искренне понадеялся что его ответ побудит Лаурэфиндэ впредь держать язык за зубами. Однако родич продолжил.
~ Мы часто поступаем опрометчиво, когда не можем поступить иначе. Я не виню ни Трандуила, ни гномов. Мой гнев не знает иной цели, кроме нашего Врага. Все мы падки на раздоры, эти червивые фрукты в кричащей огненной раскраске, дары Зла. Мы не можем позволить ему победить, его воля не должна торжествовать над миром ни в малом, ни в великом.
Эти слова были разумны и справедливы, и аракано был вынужден смирить свой гнев. Он уже едва заметно склонил голову (что на фоне общей неподвижности все же было ощутимым знаком согласия), но... вовремя остановиться это тоже искусство, которым Лаурэфиндэ явно не владел, ибо продолжил:
- Считай, что со времён нашего бегства из Амана я ничему не научился.
Очередная острая шпилька была вогнана под кожу Арандура. Неизвестно чего хотел добиться голфинг, но он не мог не знать что бередит тему которая всегда будет вызывать боль в сердцах всех эльдар, а уж у прямых участников тех ужасных событий, эмоции должны быть еще острее. Тем более что Лаурэфиндэ и Астоворимо были в разных лагерях и любое обвинение с любой из сторон было не абстрактной беседой "что такое хорошо, и что такое плохо", а прямым следствием личных счетов. По этому Цветок Ондолиндэ бил расчетливо и наверняка. А на боль аракано умел отвечать либо упрямством, либо ответным нападением.
- О, тогда это печальная новость. - насмешливо бросил феаноринг. - Ты имеешь ввиду, что как и глава вашего Дома ты так и не научился держать слово? Спасибо что предупредил.
Нолдо не понимал зачем Лаурэлиндо вдруг решил вспомнить старое, когда и насущных проблем хватало; посланник Элронда затронул темы, которые касались чести Дома, а этого феаноринг не мог оставить без ответа.
Меж тем гномы, не имеющие возможность слышать перепалки двух лордов нолдор, тоже заговорили.

- Он назвался нашим врагом!
- Кхм… фактически, так оно и было
- Боюсь, что посол лесного королевства и впрямь проявил непочтительность. У стражи не было иного выбора, кроме как отказать ему. 
- И поделом. Ни один гость, уличённый в злых намерениях, не перешагнёт порог великого Кхазад-Дума!
Астоворимо молча и холодно переводил взгляд с одного из гномов на другого, не произнося ни слова и не меняясь в неподвижности лица, выслушивая их ответы. Гномы не смели говорить прямо, а сбивчиво то сообщали что синдо был непочтителен, то обвиняли его в том, что он был врагом и уличен в злых намерениях. Такие слова нельзя бросать на ветер, но тем более такие обвинения нельзя кидать в адрес принца. Или недомерки перестали отвечать за свои языки, или у них должны быть веские доказательства своих слов.

- Я встречал немало наугрим на своем веку, но еще ни разу не видел что бы они проявляли трусость. Вы щедро бросали серьезные обвинения, но вместо объяснения давали лишь туманные намеки. Я надеюсь что некто из вас наберется мужества и сможет настолько правдиво, насколько позволит его честь, рассказать нам что случилось между лордом Трандуилом и вашим народом. - ровным голосом произнес аракано.

+1

40

Вот и настала пора жестокой расплаты: теперь уже Глорфиндел поморщился и помрачнел от соприкосновения с мыслями разбушевавшегося сородича. Ну вот и что прикажете делать с этим ходячим шрамом? Тут и сам Ирмо спасует, а он не Ирмо, он больше по балрогам и прочей нечисти. Несколько секунд нолдо на полном серьёзе рассматривал идею сплавать до Тол-Эрессеа и пригласить кого-нибудь из тамошних мудрецов. В принципе, он мог бы и в Валинор сплавать, посоветоваться с Ирмо и Эсте, прикоснуться к их необъятной мудрости. Вот только отпустят ли его обратно? Рисковать не хотелось. А потом, другая мысль заставила Глорфиндела выбросить мысли о групповой феа-терапии. Астоворимо существовал в своём прискорбном состоянии уже не первый век. И если за всё это время он не нашёл повода разобраться в себе, то из этого следовал прямой вывод: он хотел так жить, хотел лелеять свои душевные раны, как дракон лелеет золото.
Это было абсурдно и совершенно не поддавалось осмыслению с точки зрения здравомыслящего эльфа, но если отдельно взятый нолдо хочет держать свои проблемы остриём поближе к сердцу, то это его законное право. Ни Ирмо, ни Эсте, ни, тем более, Глорфиндел не должны были лезть к нему со своим состраданием, таков был один из основных законов, по которым надлежало жить всем, от эльфов до Стихий. Мысль была печальна, причиняла почти физическую боль, но она была верной.
Лаурэфин склонил на бок голову, отчего его чудесные волосы обрушились на плечо золотым водопадом и тихо поинтересовался:
- Тебе никогда не говорили, что ты похож на дикого ежа?
И обернулся к Ноббину и остальным, вскидывая руки ладонями вперёд, успокаивая и прося не кипятиться.
- Давайте не будем плодить ссоры, не то сейчас время. Наш предводитель просто хотел узнать, чем именно, в точности, провинился Трандуил?
Идея была к месту, поскольку после слов Астоворимо, даже наименее драчливые из бородачей принялись хмуриться и оживлённо лязгать снаряжением. В принципе, многие из присутствующих понимали правоту слов роквэна, но от этого им ещё сильнее хотелось приложить его чем-нибудь увесистым. Ноббин, окончательно погрязший в угрюмой враждебности, всё же нашёл в себе достаточно справедливости, чтобы ответить:
- Сначала он пытался звать нас наугрим. Потом едва не отказался от пира, устроенного в честь визита гостей из Лоринанда. А под конец, он отказался сказать «друг» перед нашими вратами. Мы не могли принять как гостя того, кто не уважает наше гостеприимство. И уж тем более, такой эльф не мог пройти сквозь врата. На этом всё, добрые эльфы. Нас ждёт долгий путь. Надеюсь увидеться с вами в иных обстоятельствах. И решить возникшее недопонимание.
Он бросил последний взгляд на Астоворимо, развернулся и скомандовал походное построение. Коренастые фигуры замелькали вокруг, а Глорфинделу пришлось прилагать немалые усилия, чтобы не рассмеяться. Вряд ли кхазад поймут его правильно… Но смех, звонкий, весёлый, отчётливо звучал в его мыслях и отражался в искрах, мерцающих в глубине ясных глаз.
- Это прекрасный мир. Пусть он затронут Тьмой, но даже её касание порой обращается в такое… такое. Кстати, нам надо будет утрясти то маленькое недоразумение по поводу верности главы моего Дома. Кого конкретно ты имел в виду? Хочу знать, с чьим именем на устах я буду гонять тебя по арене.
И, одарив Астоворимо насмешливой улыбкой, он послал гоня лёгкой рысью вслед за удаляющейся фигурой проводника.

Отредактировано Glorfindel (2017-04-05 15:54:09)

+2

41

Второй выстрел был удачней первого, но радости он никому из эльфов не доставил. Как и то, что заброшенный в их ряды тролль полетел в пропасть - ибо он сумел увлечь за собой предводителя отряда.

- Принц Трандуил!!!

Ещё так недавно весенняя травка упруго гнулась к их ногам - каждая травинка желала обогнать соседку, первой приветствуя лесных эльфов.  Ещё так недавно они поддержали улыбками и смешками вызов, что Трандуил бросил чванным гномам Кхазад-Дума... Кто в тот миг мог помыслить, что этот переход обернётся его гибелью?!

Мэларас был вне себя не только от горя, но и от стыда. Когда тролли начали бросать камни, Трандуил спас его, удержав на краю тропы. А он - спасти не сумел. И отговорить от перехода до того, как они подверглись опасности, предложить долгий, но куда более безопасный обходной путь - даже не думал, поддавшись общему настрою!

Теперь отряду предстояло принести в Имладрис горестные вести о гибели принца Трандуила, а Мэларасу - видимо, представлять Зеленолесье на Белом Совете. Это было совершенно неправильно, но он не мог представить себе, как вернётся с этой вестью к Ороферу. Проще было идти вперёд... А пока - истребить проклятых троллей!

Сейчас наибольшую опасность представлял самый огромный из них. Последний приказ принца Зеленолесья гласил: "Цельтесь по глазам!", и Мэларас намеревался его исполнить.

[dice=1936-1:6:5:Лучники Зеленолесья (5) стреляют по горному троллю, целясь в глаза]

Оффт. Если бой с троллями из-за случившегося должен быть прерван, я уберу бросок кубика .
Поправила лучников на +5

Отредактировано Thranduil (2017-04-17 18:12:02)

0

42

[dice=5808-1:6:4:Горный тролль (4) бросает в строй лучников камень.]

Офф. Я не против, давай продолжим. Только Лучники у тебя +5 (накину пару баллов к броску).

0

43

[dice=9680-1:6:4:Холмовые тролли идут в рукопашную.]

0

44

Изумление явственно отразилось на лице незнакомки, стоило смолкнуть словам Трандуила. Немногие из числа тех, кого она выходила, встречали её столь же учтивыми речами. Лёгкая краска смущения пробежала по немолодому, но не утратившему первозданной красоты женскому лицу, но знахарка была не из робкого десятка. Первым делом, она подошла к своему мохнатому питомцу, положила на землю корзину с бельём для стирки, присела напротив эльфа и внимательно заглянула ему в глаза.
- Удивительно. Впервые вижу, чтобы человек так быстро приходил в себя с подобными ранами. А ну-ка, не двигайся.
Сказав так, она бесцеремонно ухватила Трандуила за шевелюру, приподняла пряди светлых волос и принялась осторожно ощупывать его голову. Незнакомка говорила на прото-Адунаике, её слова звучали нерпивычно, но смысл их был понятен. Резко выдохнув, знахарка прекратила осмотр и заявила:
- Как на собаке. Все Перворожденные настолько же живучи? А насчёт гор… Они на западе и на востоке, на севере и на юге. Они вокруг нас, а мы – среди них. Река ещё никогда не приносила нам подобного улова, рыбаки, выловившие тебя, едва не приняли тебя за речного духа. К счастью, нашёлся среди них малый, который сообразил позвать старосту. Тот и сам порой ведёт себя как чурбан, но бросить тебя в реку не позволил, принёс ко мне.
Задумавшись ненадолго, она решительно сказала:
- Думаю, ты можешь встать. Только осторожно. Голоден?

Ранее, на перевале.
- Раааааа!
Торжествующий рёв троллей эхом пронёсся по горам, твари радостно приветствовали начало рукопашной. Стрелы лучников взяли с них богатую жатву, но теперь плотный строй эльфов оказался лицом к лицу с разъярёнными великанами. Волкодавы успешно наладили трос под тропой и уже проделали пол пути до вражеского тыла.
Их голосам вторил неистовый вопль горного тролля. Великан пытался повторить успешный бросок, вырвав из скальной породы немалых размеров глыбу, но меткая эльфийская стрела настигла его раньше. Теперь он, лишившись глаза, яростно напирал на спины меньших собратьев, грязно ругаясь на одном из варварских наречий и грозя остроухим лютой смертью.

Офф. Характеристики сторон конфликта:
Лучники Зеленолесья (5).
Холмовые тролли (4)
Горный тролль (3)
Если холмовые тролли зажмут эльфов на тропе, им светит ситуационный бонус.

+1

45

[dice=1936-1:6:5:Лучники Зеленолесья (5) стреляют по горному троллю, пытаясь ослепить так, чтобы он рухнул с тропы и увлёк за собой других троллей]

0

46

Хотя часть троллей пала под стрелами, а иные были тяжёло ранены, уцелевшие твари с диким рёвом подбежали к эльфам. Самое время вступить в бой гномам! Должно быть, они готовились нанести удар по троллям, однако сейчас их не было видно, а лучники утрачивали своё преимущество. Вдобавок ко всему, тролль-великан, лишившись глаза, не потерял в силе и скорости, а ярость его лишь возросла.

Мэларас, что принял на себя ответственность за отряд как самый старший, решился пойти на рискованный шаг - попытаться ослепить великана. На этой тропе, под этим несущим снег ветром, и более умное и ловкое создание, чем тролли, не сумело бы успешно продвигаться и тем более сражаться вслепую. Вожак был достаточно близко, и он был огромен, так что попасть в его глаз даже сквозь метель не было сложной задачей для эльфов Зеленолесья (только бы не переменился ветер!) Самым главным было выбрать верный миг, чтобы рухнув с тропы, ослеплённый увлёк за собой возможно больше сородичей. Если выстрелить слишком рано, он мог мало навредить своим, если же слишком поздно - вместе с ним, несомненно, погибнет и часть эльфов. Так же, как только что погиб их принц. Однако сейчас всякий шаг был рискованным.

- За Трандуила! - с болью и гневом выкликнул Мэларас, натягивая лук и надеясь на верность ветра, что трепал зелёный флаг посольства Зеленолесья.

Эльф не ведал, что того, кого он почитал погибшим, милосердная река несёт к изумлённым рыбакам, чтобы после староста передал его знахарке…

…Говор подошедшей женщины был странен и непривычен, и Трандуилу пришлось вслушиваться.

- Удивительно. Впервые вижу, чтобы человек так быстро приходил в себя с подобными ранами.

Уразумев сказанное, он желал было возразить, что не принадлежит к числу смертных, но прежде услышал:

- А ну-ка, не двигайся.

После чего смертная без малейшего почтения схватила его за волосы. С принцем Зеленолесья обыкновенно не обращались подобным образом, и Трандуил едва не возмутился - в первый миг. Женщина, очевидно, была целительницей людей и действовала так же, как и подобало действовать целителю - осматривала раны. Трандуил лишь заметил во время осмотра:

- Я не смертный человек, но эльф.

Это была простая женщина, и слова её были не слишком учтивы - сравнить Перворождённых с собаками! - но добры и искренни. Надежды на то, что Трандуил успел пересечь горы, не оправдались: как видно, он рухнул в долину, лежащую в средине горной цепи, меж отдельных вершин Хитаэглира. Однако такая долина не могла быть замкнутой со всех сторон. Люди, как эта женщина и рыбаки, о коих она вела речь, должны были попасть в неё либо через проход среди скал, либо по удобной тропе. Правда, сейчас ему едва ли хватило бы сил подняться по ней.

Ещё большую надежду в принца Зеленолесья вселили слова о речном духе. Если поблизости подлинно обитает светлый майа (среди духов вод, что порой прозывались сыновьями и дочерьми рек, тёмных не было), он мог бы помочь ему, прежде всего добрым советом.

- Я благодарен за помощь и старосте, и юноше, что позвал его, и, безусловно, тебе, - произнёс он, когда женщина в задумчивости умолкла. Говорил он медленно, делая заметную паузу после каждой фразы. - Да не скудеет вовек ваш улов! Но я желал бы знать о речном духе, за которого меня поначалу приняли. Люди этих мест лишь верят в него или знают, где он обитает? Если последнее, подскажи, где лучше искать встречи с ним - мне бы пригодился добрый совет.

- Думаю, ты можешь встать. Только осторожно. Голоден?- спросила женщина чуть позже. Последовав совету, Трандуил отозвался:

- Пока нет, но я надеюсь на скорое восстановление сил, - головная боль была слишком сильна, а, когда он вставал, мир перед глазами на мгновенье дрогнул. Принц Зеленолесья опасался, что от угощения ему может стать дурно; сейчас можно было бы лишь попросить воды, если бы он чувствовал жажду. Но после падения в реку он едва ли нуждался в питье.

- Ты сказала, что горы обступают это место со всех сторон. Скажи мне, можно ли выйти из этой долины, оставив весь горный хребет на востоке? Прежде, чем столкнуться с троллями и сорваться со скал, я переходил горы с востока и на запад и, выздоровев, желал бы продолжить путь.

0

47

Похоже Лаурэфиндэ решил что сейчас было не время и не место вспоминать былое и только тихо поинтересовался голосом:
- Тебе никогда не говорили, что ты похож на дикого ежа?

Астоворимо удивленно вскинул брови (хотя на самом деле это было - слегка приподнял внутренние уголки бровей) и покосился в седле, почти не меняя позы на родича.

- Нет, - ответил нолдо. - "Эм... что он имеет ввиду? С чего бы я был похож на ежа?"

Пока же феаноринг прибывал в своем удивленном недоумении, Лаурэфиндэ обратился к гномам.

- Давайте не будем плодить ссоры, не то сейчас время. Наш предводитель просто хотел узнать, чем именно, в точности, провинился Трандуил?

"Наш предводитель?" - хмыкнул про себя Астоворимо. - "Да ладна, неужели ты будешь выполнять мои распоряжения?" - подивился эльф, по тому что до сей секунды нолдо был уверен, что лорд Имладриса сопровождает его отряд как независимая фигура, которого следует слушать как проводника и защищать как того, кто находится под ответственностью канты. Но вот что сам Золотой Цветок считает себя частью отряда и на этот поход признает Астоворимо как своего предводителя, - это было для нолдо новостью. "Однако... не надо торопиться. Верность Второго Дома штука шаткая и эфемерная. Не будет ничего удивительного если в самый ответственный момент Хонмаро вдруг подведет и отвернется от своего "предводителя"." - жестко напомнил самому себе феаноринг, что бы его сердце не успело с глупости потеплеть.

Тем временем, недомерки надувались словно петухи и бряцали оружием. Подобное поведение могло вызвать лишь презрительную улыбку, но нолдо сдержался, сохраняя свой холод и неподвижность. Гномы, на взгляд аракано, были мелочны и суетливы. Считаешь себя оскорбленным - выскажи это в лицо, хватаешься за оружие - так обнажи его и обрати против обидчика, а бубнить себе под нос и бряцать ножнами - дело недостойное. В конце концов, Нобин собрался с силами для ответа.

- То есть правильно ли я тебя понимаю, уважаемый, - негромко, сначала насмешливым, но потом все более бесстрастным голосом (который на самом деле скрывал ярость) заговорил роквен, - что вы вымогали дружбы,
а когда не получили ее даже под угрозами, то стали спокойно взирать как тот, кого вы очевидно были готовы звать другом, без теплой одежды и снаряжения отправляется преодолевать опасный перевал. Что же - вот какова дружба народа гор. Похоже не один Тэльперинквар учился у Саурона, но и вы нахватались не мало. И все же... как бы вы уже не поступили, у вас еще есть шанс спасти свою честь и доброе имя. Мы идем в горы и будем искать родича. Вы можете продолжать ваш путь и навсегда нести на себе, своих потомках и своей земле печать тех кто не умеет быть верным, но лишь вымогает дружбу. А можете отправиться с нами и исправить то зло, что вы содеяли. Ауле вам судья, но не думайте что я забуду рассказать своему старому наставнику о вас, когда увижусь с ним вновь.

В тихом, контролируемом пока бешенстве Астоворимо повернул голову к Лаурэфиндэ и, словно налетел на стену. Родич смеялся. Легким, золотистым и переливчатым смехом, что сочился из его глаз, губ, слетал послевкусием вместе со словами с языка... 

- Это прекрасный мир. Пусть он затронут Тьмой, но даже её касание порой обращается в такое… такое.
Ярость Аракано лязгнула зубами, превращаясь в злость и обиду. Или они сейчас с Лаурэфиндэ присутствовали в разных местах и говорили с разными гномами, или эльф ничего не понимал.

Кстати, нам надо будет утрясти то маленькое недоразумение по поводу верности главы моего Дома. Кого конкретно ты имел в виду? Хочу знать, с чьим именем на устах я буду гонять тебя по арене.
- Тебе вести, мне следовать. Не помнишь кто дал такое обещание, а потом не сдержал его? - безэмоционально поинтересовался Астоворимо в ответ. Как это ни странно, но втородомовец решил поступить правильно и защищать имя своего Лорда. Даже если Лорд был с головы до ног не прав. Вот только вряд ли Золотой Цветок согласится с тем, что Нолофинвэ был не прав. "Мы умеем смотреть в глаза правде и жить с нею. Они - нет. И... интересно, почему никто никогда не говорит о том, что Рок нолдор начался именно с предательства Нолофинвэ?"

Лаурэфиндэ был как один сплошной солнечный зайчик - легкой искрой взлетел в седло, развернул коня, понесся вскач во след, в серебре доспехов, золоте волос, на белом коне... Астоворимо был его полной противоположностью. Холодный, неподвижный, в черных одеждах и на черном скакуне, высеченный из угрюмого камня, гордо и прямо возвышаясь в седле, поворотил он своего коня и отправился вослед яркому всполоху.
"Занятно, - подумал нолдо, - а ведь он назвал меня своим предводителем, но пока что я покорно за ним следую. Вот и ответ на вопрос могу ли я доверять его словам и на него положиться".

+1

48

[dice=7744-1:6:3:Горный тролль (3) бросается вперёд.]

0

49

[dice=9680-1:6:3:Холмовые тролли бьются в рукопашной.]
[dice=1936-1:6:5:Волкодавы бросаются в атаку.]

0

50

Рёв чудовищ, крики эльфов, свист стрел и треск ломаемых скал – всё смешалось на горной тропе. Оглушительный рёв сотряс горы, исполненный ужаса и ненависти. Одна из пущенных в предводителя банды стрел всё же поразила его в оставшийся глаз. Морда тролля теперь напоминала иголочную подушку, он был слеп, напуган и переполнен яростью. Сколь ни был глуп обитатель гор, ему хватило ума схватиться лапой за крутой горный склон, вокруг которого вилась тропа. Надсадно пыхча и истекая кровью, он медленно и неумолимо двигался вперёд.
Над головами эльфов взметнулись дубины холмовых троллей. Мало их осталось, всего трое, и те едва умещались на тропе. В любой миг, в списке погибших к имени Трандуила могли добавиться другие: ловкость лучников была слабым подспорьем на узкой тропе. Но в эту минуту Волкодавы сумели собрать под тропой достаточно сил для удара. Гномы, люди и даже некий эльф с дружным криком взлетели вверх, на тропу. Их мечи и секиры безошибочно находили уязвимые точки на вражеских телах. Подрубленные сухожилия, перерезанные вены, раздробленные суставы – охотники на чудовищ действовали эффективно и кроваво. Первый же их натиск сбросил с тропы пару из уцелевшей тройки холмовых троллей, последний, побитый и озлобленный, прижался спиной к скале и отчаянно размахивал дубиной, выбивая каменную крошку и вынуждая врагов отступить. С другой стороны на отряд надвигался смертельно раненный, но всё ещё опасный горный тролль.

Офф. У Волкодавов «крит» (по хорошему, у эльфов тоже один был - (Мглистые горы, 7 апреля 2221 В.Э.) На руинах былой славы – поскольку я его проморгал, в этом ходу спишем с горного тролля два балла, а не один. Итого:
Эльфы – 5
Волкодавы – 5
Холмовые – 1
Горный - 1

Знахарка в ответ на замечание призадумалась, а потом небрежно отмахнулась:
- Тем лучше для тебя. А вообще, я не заметила особой разницы. Кровь у тебя красная, голова круглая, а чешуи или рогов я у тебя что-то не вижу.
Она принялась смешливо щуриться, словно пытаясь разглядеть на голове эльфа пару маленьких рожек. Но потом посерьёзнела и со вздохом ответила:
- Путь на Запад закрыт. Отсюда можно выбраться на восток, наши охотники порой уходят в предгорья, бить зверя. Но сейчас и этот путь стал смертельно опасен из-за нечисти, расплодившейся у восточных склонов гор. Кажется, их сюда что-то притягивает… Мы долго искали другие пути из долины, но все ниточки теряются в горах. Давайте, поднимайтесь, Ваша Остроухость, вот и мужчины возвращаются с охоты…
Слова смолкли на губах знахарки, когда она разглядела процессию соплеменников. Люди тяжело дышали и крепко сжимали в руках оружие, двое из них, оба – рослые и зрелые мужчины в хорошей физической форме, были ранены и наспех перевязаны обрывками одежды. Мгновенно забыв о госте, женщина бросилась навстречу группе.
- Осторожно, осторожно! Ну кто так повязки накладывает, ложите их здесь, на берегу!
- Нельзя – глухо рокотнул предводитель группы, коренастый бородач средних лет. – Чудища опять здесь, наверняка идут по нашему следу. Нужно укрыться в пещере.
- Ах, бауглир с тобой, несите их внутрь! Вы – обратилась она к стайке женщин, выбежавших на берег, теребящих косы и подолы простых платьев. – Чего встали, клуши?! Наберите воды, да поболе, собирайте вещи, проверяйте детишек, ну! Кром, сколько их?
- Много. Хватит на пару наших деревень. Ты… ты ведь сумеешь укрыть нас, как тогда?
Знахарка в ответ закусила губу и, после короткой паузы, тихо сказала:
- Сумею. Но мне нужно время.
Бородач в ответ кивнул, оценивающим взглядом окинул свой отряд. Мужчины, меж тем, уже успели проститься с парой наиболее старых мужчин и те, взмахами рук и окриками отсылая от себя рьяных добровольцев, отошли к предводителю. Впрочем, действительно старых людей среди суетящихся у реки не было. Самым почтенным возрастом обладал Кром, но даже ему было от силы лет сорок. Знахарка некоторое время смотрела за тем, как троица добровольцев готовится к самоубийственной обороне, а потом смахнула с щеки одинокую слезу и грозно зыркнула на эльфа:
- Я твой речной дух. По крайней мере, мои приёмные родители говорили, что нашли меня в реке так же, как тебя. Упрячься в пещере с остальными, да поскорей, у нас нет времени на проволочки.
Люди вокруг суетились: собирали вещи, набирали воду в жестяные вёдра, бежали к видневшемуся выше чёрному зёву. Мужчины столпились большой группой и оживлённо переговаривались, махали руками и то и дело посматривали на троицу старейших членов племени, женщины собирали детей в латанных рубашёнках, отправляли тех в пещеру и следили за тем, чтобы их мужьям не пришло в голову присоединиться к обречённой троице, которая будет отвлекать врагов.

- Нет, - ответил нолдо. - "Эм... что он имеет ввиду? С чего бы я был похож на ежа?"
- Значит я буду первым.
Глорфиндел всё ещё был встревожен сложившимся положением дел, но не мог удержаться от хорошей шутки, уж больно колючим и важным оказался роквэн. Хотя сейчас его уместнее было бы сравниться с заснеженной горной вершиной. Страшно крутой и скалистой, того и гляди, небо проткнёт. Гномы тоже впечатлились, причём на сей раз – смертельно. Если Ноббин и некоторые другие ещё могли оценить позицию Астоворимо, то другие были просто вне себя. Слова мрачного эльфа жалили больно и попадали прямо в точку, и многие из собравшихся тогда в предгорьях в душе проклинали заносчивого роквэна. Ноббин долго молчал и смотрел вслед удаляющимся фигурам, в то время как его гномы стискивали кулаки и рокотали, подобно далёкому камнепаду. Огнебородые гневались и порывались броситься в погоню, Широкозадые отнеслись к ситуации более спокойно, но и они смотрели зло. Наконец, предводитель отряда совладал с собой, вскинул руку, призывая к тишине.
- Тихо! Какую бы бестактность не проявил этот эльф, мы – гномы. Мы не опозорим наших предков. Мерзавец ответит за свои слова, если только горы не позаботятся о нём раньше. Мы должны быть снисходительны к невежеству остроухих, но наше снисхождение имеет предел, который этот Асто-вор-имо только что пересёк. А теперь – хватит прохлаждаться, нас ждёт дорога. Десятники, восстановить походное построение, отправка через минуту!
Далеко не всех успокоила эта речь, но воззвав к гордости кхазад, Ноббин сумел отсрочить неизбежный взрыв. Такого плевка в адрес своих традиций они не спустят. Сильнее натянутся и без того непрочные дружеские отношения с Линдоном, и два народа разойдутся ещё дальше. А ведь свежи были ещё повести о дружбе с Эрегионом… Огнебороды и их предводитель лютовали пуще прочих и явно не желали оставлять встречу с наглецом на волю случая.
- Давайте последуем за ним – угрюмо предложил Магни, провожая всадников ненавидящим взглядом. – Нам нужно вбить в этого холёного лордика немного уважения к нашим традициям прежде, чем горы вышибут из него дух.
- Хочешь, чтобы в Ривенделле нас встретили градом стрел?! – возмутился Ноббин. – Мы послы, Магни, и должны вести себя соответственно! Этот выскочка получит своё, когда мы встретим его там, то потребуем суда поединком. Ты докажешь его неправоту на глазах его собственного короля, а нам не придётся ломать дружбу с эльфами.
- К балрогам такую дружбу... – зло, но тихо прорычал Магни.
Тут к беседе подключился Варин, заговоривший языком торговых пошлин и дипломатических интересов, но его речи даже чуткому эльфийскому уху не дано было различить: гномы уходили в свою сторону, а эльфы вовсю мчались к горам.
Расставание выдалось аховым, и Лаурэфин вовсю прикидывал, как произошедшее может сказаться на Белом Совете. Астоворимо наверняка сумеет управиться с той кашей, которую заварил, но для Белого Совета нежданный конфликт с Кхазад-Думом мог стать костью в горле. Особенно, если Трандуил не сможет перебраться через горы или того хуже, умрёт. Оставалось надеяться на добрую волю свободных народов и почётное примирение. Интересно, Астоворимо вообще понимал, что только что нырнул с головой в мутный омут политики?
- Тебе вести, мне следовать. Не помнишь кто дал такое обещание, а потом не сдержал его?
Лаурэфин склонил голову, отчего пряди его волос разметались по плечу крохотным золотым водопадом. Фраза была ему знакома не понаслышке, но уловить мысль собеседника он не мог. Наконец, нолдо выпрямился в седле и неохотно произнёс:
- Нолофинвэ – великий воин, он достойно выдерживал все удары рока, коих на его и нашу долю выпало как снега зимой. Но я никогда не приносил ему вассальных клятв. Моя верность принадлежит Тургону и его роду. Но разве не сдержал Нолофинвэ своего слова? Мы прошли сквозь льды, чтобы последовать за Феанором, даже когда тот отрёкся от большей части своего народа.
Он был не большой охотник вспоминать те злополучные дни. В жизни Глорфиндела имелась масса ясных и радостных лет, к которым он с куда большим желанием обращал свой взгляд. Но знания, пусть даже густо приправленные кровью и слезами, всё равно ценны. Вот и сейчас нолдо испытывал, по большей части, сухой теоретический интерес к чужому виденью событий тех дней. Хоть и подозревал, что ответ ему не понравится.

Отредактировано Glorfindel (2017-04-28 10:10:16)

+1

51

Стрелы эльдар Зеленолесья вновь нашли свои цели. Из троллей уцелело лишь трое — не считая великана. Ослеплённый, тот ревел от боли, и с его морды лилась кровь. Но, вопреки ожиданиям, он не рухнул вниз в ярости или ужасе, увлекая за собой других. Цепляясь лапой за скалу, тролль медленно двигался вперёд — позади сородичей, добравшихся до рядов эльфов.

Мэларас стиснул зубы. Принц Трандуил, кроме лука, взял с собой лишь походный нож; охранявший его отряд из оружия был также вооружён  кинжалами... не лучшее оружие против троллей, сейчас, когда луки становились бесполезны. Дома всякий острый сук, всякое дерево, на которое можно забраться, стало бы подспорьем, лесная птица — помощником. Но узкая тропа, напротив, не позволяла сражаться с обыкновенной для эльдар ловкостью. Некоторые из них к тому же были ранены. Сколько из них падёт в бою, прежде, чем совладает с этой напастью?

Разъярённые твари уже заносили дубины над головами эльфов, когда они получили долгожданную и своевременную помощь... не для Трандуила, так для отряда. Казалось, гномы позволяли эльфам поохотиться на троллей ровно до того мига, когда эта охота могла стать гибельной для многих из них! Как же они нуждались в секирах и мечах этих гномов! И людей? И эльфа?! Благодаря отряду Одрина, из троих троллей уцелел лишь один, не считая всё того же вожака.

Мэларас, прихрамывая, отступил назад и развернулся спиной к меньшему троллю, несмотря на опасность. Его кинжал рядом с секирами отряда Одрина был бы скорее помехой, чем подспорьем; рост же великана же позволял выстрелить через головы друзей. Тролль то ревел, то громко пыхтел...

- Стреляйте в его пасть!

Быть может, это окажется смертельным. К несчастью, те эльфы, что оказались ближе всего к огромному троллю, уже не могли в него стрелять, лишь отступая назад — он был слишком близко...

[dice=1936-1:6:4:Лучники Зеленолесья (4) стреляют в пасть горного тролля]
Офф. Уменьшаю значение до 4, так как стрелять могут не все - для некоторых он слишком близко

Целительница обращалась к принцу Зеленолесья с насмешкой — чего он не мог бы позволить даже той, что вместе с другими людьми спасла его.

- При всей моей благодарности, прошу не говорить в таком тоне с наследником Короля Зеленолесья... - произнёс он, оглядывая то, что осталось от плаща. После он намеревался объяснить, что его одеяние порвалось при падении, если окажется, что женщина не понимает этого; затем спросить, где находится её родное селение — он окажет ему помощь в случае нужды — и любезно попрощаться. Он мог держаться на ногах и вести беседу — стало быть, был вполне способен позаботиться о себе сам.

Однако женщина, умолкнув, взволнованно смотрела за спину Трандуила, кажется, не слыша его слов. Обернувшись, он увидел людей, только что вернувшихся из боя. Двое из них были ранены — к ним и бросилась целительница, выговаривая другим за неверно наложенные повязки. Он двинулся вперёд, вслушиваясь в слова людей — всё же их язык звучал непривычно. Враги были не только наверху, но и внизу,как понял он, и они угрожали людям. Именно тем, кто помог ему. Врагов было достаточно, чтобы уничтожить две деревни людей. Однако троих добровольцев хватало, чтобы отвлечь их от пещеры — в которой по слову целительницы собирались люди.

- Я твой речной дух, - женщина смотрелась сейчас до смешного грозно; только положение было отнюдь не из забавных... - По крайней мере, мои приёмные родители говорили, что нашли меня в реке так же, как тебя. Упрячься в пещере с остальными, да поскорей, у нас нет времени на проволочки.

«Вместе с женщинами и детьми? Тогда как трое смертных мужчин останутся снаружи на верную смерть? Неужели я сейчас в самом деле не способен на большее? Быть может, попытаться укрыться в засаде, меж камней и трав, и чуть уменьшить число нечисти?»

Принц Зеленолесья, стиснув зубы, снял с плеча лук, попытался натянуть... Увы! Слишком слабо. Сейчас попытка вступить в бой, даже скрытно, лишь приведёт его к бессмысленной гибели. Раненому пришлось, скрепя сердце, последовать за людьми.

Отредактировано Thranduil (2017-05-01 23:39:21)

0

52

- Значит я буду первым.
- Как тебе будет угодно, - учтиво поклонился феаноринг.

Нолдор оставили недомерков за спиной и по дороге их разговор продолжился. Астоворимо только отвел глаза, глядя как золотые волосы Лаурэфиндэ рассыпаются по доспеху. Обычно воины убирали волосы в чехол, но если втородомовец любил выдирать их наматывая на доспех... Сам Арандур, крайне трепетно относившийся к своим длинным, ниже спины, иссиня-черным волосам, мог только содрогнуться глядя на это непотребство. Но... аракано уважал выбор других, даже если он был... такой странный. И все же нолдо с сожалением смотре на светлые локоны запутанные меж сочленением доспеха, застрявшие в кольцах кольчуги.

- Нолофинвэ – великий воин, он достойно выдерживал все удары рока, коих на его и нашу долю выпало как снега зимой. Но я никогда не приносил ему вассальных клятв. Моя верность принадлежит Тургону и его роду. Но разве не сдержал Нолофинвэ своего слова? Мы прошли сквозь льды, чтобы последовать за Феанором, даже когда тот отрёкся от большей части своего народа.

- В Доме нолдор - слова Астоворимо отсылали к далеким временам Непокоя, когда многие нолдор приняли сторону Феанаро по тму что он был "чистым" нолдо, без крови ваниар или тэлери, как в Младших Домах, - принято считать своим Лордом главу Дома и Нолдорана, а не только того, кому ты присягнул. Нолофинвэ был главой твоего Дома и Нолдораном, и я не знал что твоя верность принадлежит только турукано и его роду. Очевидно ты имеешь ввиду младших родичей рода, а не старших. - голос Арандура был спокоен как снежный наст. - Но что-то я не помню что бы пройдя Льдами вы следовали за Феанаро. Мне помниться вы жили на другом берегу озера Митрим пол долгого года Валар и не общались с нами.

Быстрые кони домчали их до лагеря и до канты. Собирайтесь. Трандуил, прину Зеленолесья потерялся в горах и мы должны найти его! - безмолвный приказ разлетелся по воинам и один за другим готовые выступить роквэни появлялись рядом с аракано.

0

53

[dice=5808-1:6:2:Тролли (2) отбиваются в окружении.]

0

54

[dice=1936-1:6:4:Волкодавы подрубают ноги холмовому троллю.]

0

55

Офф. Объединил троллей в единый отряд.

Бой на горной тропе приближался к завершению. Нельзя сказать, что это далось легко, их враг был свиреп и могуч. Если бы не опыт и хитрый тактический ход «Волкодавов», немало эльфов отправилось бы сегодня в чертоги Мандоса. А так, застигнутые врасплох чудища лишь без толку махали лапами, порой выбивая из скалы брызги каменного крошева и нанося увесистые тумаки кому-то подвернувшихся из наёмников или эльфов. Но эта борьба, какой бы яростной она не казалась, была по сути лишь предсмертной агонией смертельно раненного зверя.
Вот, паре гномов из отряда Одрина удалось стреножить последнего холмового тролля с помощью коротких, толстых копий с шипастыми лезвиями. Теперь они старательно подталкивали вопящего и извивавшегося здоровяка к краю обрыва, и вот-вот должны были сбросить тролля вниз. Рёв горного тролля захлебнулся в крови, что широким ручьём полилась ему на грудь из пасти. Во рту чудовища словно поселился огромный ёж, так много стрел торчало из его горла и языка. Пошатнувшись, громада накренилась и, неуклюже, подобно скале, из которой некогда возник этот тролль, полетела вниз. Вероятная смерть Трандуила стала единственной потерей отряда, но от этого не становилось легче.
Последний уцелевший противник пошатнулся и рухнул вниз, но уцепился лапищами за край обрыва и в отчаянии завопил, коверкая всеобщее наречие:
- Жить! Жить! Рассказ за жизнь, сказать об остальных, о планах и тайнах!
Один из «Волкодавов», приметившийя было наступить троллю на ногу, замер и вопросительно взглянул на Мэлараса, в коем признал временного предводителя союзного отряда.
- Ну что, послушаем злодея?

0

56

Если знахарка и успела удивиться визиту столь благородной персоны, то виду не подала. Женщину всецело поглотили её нынешние обязанности. Она ненадолго скрылась во мраке пещеры, но вскоре вернулась, бережно неся в руках тканевый свёрток. Тут следует сказать пару слов об этой пещере. То отнюдь не была вонючая орочья нора, но и до уютного хоббитского жилья ей было ой как далеко. Скорее, зияющий в скале треугольный лаз напоминал берлогу лесного зверя. Очень большого зверя, судя по размерам входа. Сейчас там столпились жители долины, бросая прощальные взгляды на троицу смельчаков и не решаясь зайти внутрь. Наконец, знахарка прикрикнула на людей, и те поспешно втянулись внутрь.
Там было сухо и тепло, пол устилала сухая трава, но из-за отсутствия источников света, даже эльфу сложно было увидеть что-то дальше собственного носа, не говоря уже о людях. Но те двигались на удивление сноровисто, и даже малые дети умудрялись не путаться под ногами. Знахарка остановилась у входа в пещеру и бросила последний взгляд наружу. Тех, кто должен был отвлекать неведомого врага, уже и след простыл. Женщина вздохнула и развернула тканевый свёрток. В её руках зазеленел тканевый полог. На миг могло показаться, что к ногам знахарки стелется лесной луг, столь тонко был выполнен узор на тщательно хранимой ткани. Но вот, она встряхнула полог, и иллюзия пропала.
- Если пресветлый государь соизволит, мне бы пригодилась его помощь – обратилась она к эльфу. – Говорят, такие как ты приносят удачу. Немного везения нам бы сейчас не помешало. Возьми противоположный край, там есть металлический крюк. Продень его в кольца сверху и снизу с левой стороны прохода, а я займусь правой.
Она ещё раз посмотрела вниз, на медленно гаснущую в сумраке речную долину. Действительно, в скалу были вделаны грубо выкованные, крупные металлические кольца, тронутые ржавчиной. А сам полог венчало четыре тонких, серебристых крюка, явно выполненных с большим умением и совершенно не пострадавшие от времени.
- И побыстрее, у нас мало времени.

Сожаление Астоворимо, как и многое в этом затронутым порчей мире, было напрасно. Золотые пряди Глорфиндела невозбранно скользили по чудесным доспехам, не путаясь и не застревая. Будь на месте роквэна хоббит, непременно счёл бы это «магией». Было ли то свойство самого Возрождённого эльфа или качество его брони – на то смог бы дать ответ не всякий чародей. Что до самого Лаурэфина, то его такие мелочи не заботили. Эльф слегка стеснялся вспышки собственного гнева, что был редким гостем в чертогах его разума. И куда больше, его беспокоила судьба принца Трандуила и его спутников. Он долго жил в кольце гор, часто навещал Мглистый хребет и другие края, а потому прекрасно представлял, какими опасными порой бывают горные прогулки. Но всё же, он не смог сохранить серьёзность, когда роквэн решил зарыться в тонкости генеалогии и вассальных обетов.
- Хахаха – легкий и звонкий смех слетел с губ Глорфиндела, когда Астоворимо закончил свой пространный монолог. – Знаешь, я всегда считал вертикали власти скучнейшим из наших изобретений. Есть лорды и короли, а что ещё нужно? Но потом я внезапно стал главой Дома и мне пришлось многое изучать и за многое отвечать. Но ты прав. Со мной вышла донельзя странная история. Так уж получилось, что светлейший король Ингвэ приходится мне родным дедушкой, через свою младшую дочь. И формально, я – благородный и знатный ваниарский принц. Маленький, но очень родовитый. И всё бы ничего, но править я никогда не любил. Зато среди народа моего отца нашёлся тот, за кем я без сожалений прошёл по тонкому льду и сквозь горнило войны. Конечно, тогда в Тирионе было много пересудов. Где это видано, чтобы один принц признавал себя вассалом другого? Но мне было всё равно, я знал, за кем хочу следовать.
Он выждал немного, пока остальные сворачивали лагерь и садились на коней, попутно следя взглядом за удаляющейся гномьей фигурой. Покои Намо научили Глорфиндела терпению, но он не всегда следовал полученным урокам. Сейчас он желал скакать вперёд и вверх, по крутым горным тропам, его жесты были лёгкими как ветер, а его белый конь нетерпеливо переступал с ноги на ногу, разделяя нетерпение хозяина. Наконец, когда все собрались и были готовы, он продолжил, рысью двигаясь рядом с роквэном:
- Наши мудрецы немало копий сломали на том поле. В конце-концов, я обратился к королю Финвэ и тот, будучи старым другом моего отца, разрешил этот казус по справедливости. Возможно, этот указ до сих пор хранится в Тирионе. Так и получилось, что у меня было два короля и один сюзерен. Теперь же, количество моих владык стало воистину велико, ибо я послан сюда волей Манвэ, короля Арды; предан Ингвэ, Верховному Королю всех эльфов; повинуюсь Гил-галаду, Верховному Королю Нолдор; и верен Элронду, дальнему потомку Тургона, моего сюзерена – его голос неожиданно сделался величественен и серьёзен, как пристало при произнесении столь славных имён. – И я считаю, что воистину богат, раз столь многие великие и славные правители признают меня их подданным. А ты, Астоворимо? Ты следуешь за нашим королём по воле сердца или всего лишь потому, что этого требует закон? Что до той старой и скучной истории, что произошла на берегах Митрима, то ты ошибаешься. Мы пришли следом. Нолофинвэ сдержал слово, данное брату, несмотря на то, что Феанаро желал обратного. Просто ко времени нашего прибытия в Средиземье, тот, за кем следовал Финголфин, оказался за пределами обещаний и клятв, в чертогах Намо.
Подумав, он со вздохом добавил:
- И даже туда он последовал за старшим братом, пусть и не сразу. Так что, ты всё ещё считаешь, что Нолофинвэ нарушил слово?
Разговоры не отвлекали его, взгляд Глорфиндела был устремлён вперёд. Но пока у них было время, он хотел сгладить те противоречия, что возникли у них с Асто. Потом, в горах, любой нераскрытый конфликт мог стоить им жизни.

0

57

Едва тролль-великан вновь разинул пасть, в неё вонзился десяток, если не более, стрел; вскоре он рухнул вниз. Тем временем отряд Одрина расправлялся с последним уцелевшим троллем из меньших.

- Возмездие свершилось! - выкликнул Мэларас, и его поддержали другие эльфы, пусть в победном кличе и не было ни торжества, ни радости. Он всё же сумел возглавить отряд, и сразить врагов, и не совершил ошибки, решив упорно стрелять по уязвимым местам вожака.  Без помощи гномов эльфам, несомненно, пришлось бы туго, и жертвы были бы неизбежны, так что он намеревался от лица эльфов Зеленолесья поблагодарить Одрина и его воинов. Лишь Трандуила не удалось спасти, но Мэларас не укорил бы их в этом - прежде всего, своего принца и друга не сумел спасти он сам... Оставалось дождаться, пока гном окончательно столкнёт в пропасть тролля - более не опасного, а жалкого, цеплявшегося за край обрыва чуть не всеми четырьмя лапами.

- Жить! Жить! Рассказ за жизнь, сказать об остальных, о планах и тайнах! - вдруг закричал он, и гном спросил Мэлараса:

- Ну что, послушаем злодея?

Возмездие, как оказалось, довершено не было; но, кажется, это столкновение с троллями могло принести не одну беду, но расстроить злые замыслы.

- Послушаем. Быть может, это спасёт многие жизни, - Мэларас хотел было сказать эльфам: «Держите его на прицеле», но передумал. Тролли отнюдь не славились коварством - если враг и додумается соврать, это будет заметно всякому; а если вместо ответа вздумает драться, на что у него могло хватить ума, секиры и копья отряда Одрина сейчас будут действенней стрел.

«Продолжение пути на Белый Совет, верно, придётся отложить» - подумал Мэларас. Он не ведал, куда их заведут эти слова о планах и тайнах…

…Трандуил вступил в тёмную пещеру; в сущности, он и до того понимал, что это будет разумным, и лишь гордость побудила его проверить - не сумеет ли он обороняться. Эльф входил последним, когда люди уже скрылись в глубине. Лишь аданет-целительница не спешила отойти, развернув зелёный полог - по тонкости шитья Трандуил предположил, что над ним наверняка  трудились эльфы, а не люди; и серебряные крюки для закрепления полога явно не были созданы теми же, кто вделал в камень кольца.

Если Трандуил мог не только держаться на ногах, но, пусть и слабо, натянуть тетиву, разумеется, был способен и выполнить просьбу целительницы - вход в пещеру был не особенно высок, так что для закрепления колец не требовалось куда-либо карабкаться, а ткань, которую к тому же держали вдвоём - не особенно тяжела. Требование поспешить было излишним и выдавало слабое знакомство целительницы со Старшим народом - хотя, по многому судя, предки её принадлежали к числу Друзей эльфов. Несмотря на боль и слабость, что он испытывал, он успел подойти к целительнице, чтобы помочь ей и на правой стороне.

- На пологе лежат чары, что скроют пещеру от глаз врагов?  - спросил Трандуил, почти не сомневаясь в ответе. Распознавать чары, страдая от головной боли, было нелёгким делом; однако это наилучшим образом объясняло действия целительницы и её спешку. - Не эльфы ли его создали?

+2

58

В отличие от эльфов, сборный отряд наёмников шумно праздновал победу. Им было, чем хвалиться: обойти врага по отвесной скале, да за столь короткое время - это было деяние, способное украсить послужной список любого воина. Падение Трандуила среди них заметили немногие, и лишь единицы могли разделить скорбь лесных эльфов. Победители принялись было толкаться над висящим у обрыва троллем, но были быстро призваны к порядку и рассредоточились по тропе, поглядывая во все стороны в поисках новых врагов.
Гном, ранее вопросивший Мэлараса, показательно оперся о свой топор, при этом лезвие находилось в считанных сантиметрах от лапы “языка”.
- Ну, говори, и без шуток! - рявкнул он, грозно зыркнув на тролля.
Последний с явным трудом удерживался от падения, а потому заговорил быстро, но маловразумительно:
- Мы идти из северных гор. Большое войско, вёл большой вороний шлем, много орков, мало нас. Орки злые и жестокие, ворон-шлем узнал о людях, что жить в долине… близко, лёгкая добыча, много доброго мяса. Но орки не делятся по честному, орки жадные! Мы уйти от них, искать своя добыча. Мы не знать, что здесь злые гномы и эльфы с острыми луками! Уйти, хотеть уйти! Далеко-далеко!
Ближайшие Волкодавы переглянулись, задумались. Альтруизм среди наёмников был нонсенсом, подставлять шею бесплатно они не привыкли. А много ли, скажите на милость, может дать какая-то горная деревушка? Но предводитель отряда умел мыслить наперёд, и вскоре по рядам прокатился приказ: вытащить “языка” на тропу, связать его накрепко и заставить вести к долине.
- Нам пригодится безопасное пристанище в этих землях. Если ваше чувство мщения достаточно удовлетворено, мы заберём этого мальца, и пусть укажет нам дорогу до деревни. А хотите, ступайте с нами! Вашим лукам найдётся доброе применение в грядущей заварушке - пояснил тот гном, что допрашивал пленника.

+1

59

- Только если Ваше Высочество нигде не напортачит – ответила знахарка, заканчивая крепить свой конец полога и аккуратно разглаживая края. – Она не подводила нас раньше, не подвёдет и теперь… Я надеюсь.
Она с сомнением взглянула на Трандуила, после чего, мимоходом, проговорила:
- Его сделали наши предки. Давным-давно, люди моего народа могли колдовать. Может быть, они были эльфами, может эльфы помогали им, я не знаю. Мы многого лишились, когда с юга пришла Тень. Люди стали злые и жестокие, им бы всё крушить и ломать, а строить удавалось всё хуже. Демон со стальными глазами отравил их сердца и умы… и мы ушли. Так.
Она оглядела получившуюся занавеску, осторожно потрогала ткань. Свет играл на серебристом узоре и отбрасывал зелёные блики на их лица, трава, мох, прожилки в сером камне. Узор был живым, почти настоящим. Почти, но недостаточно. Знахарка нахмурила брови, поджала губы. Её самообладание таяло, как льды под жарким июльским солнцем, слишком многое стояло на кону.
- Не получается. Значит придётся ему спеть, разбудить её, напомнить ей, что она – камень и мох. Ты поможешь мне, эльфийкий лорд? Я никогда раньше не пробуждала полог в одиночку. [AVA]http://s1.uploads.ru/0uDKV.jpg[/AVA] [NIC]Знахарка[/NIC]

0

60

- Мы идти из северных гор. Большое войско, вёл большой вороний шлем, много орков, мало нас. Орки злые и жестокие, ворон-шлем узнал о людях, что жить в долине… близко, лёгкая добыча, много доброго мяса. Но орки не делятся по честному, орки жадные! Мы уйти от них, искать своя добыча. Мы не знать, что здесь злые гномы и эльфы с острыми луками! Уйти, хотеть уйти! Далеко-далеко!

Трудно было сказать, назвать ли это доброй вестью или дурной. Пожалуй, это зависело от того, успеют ли они помочь людям или же обнаружат внизу лишь изуродованные тела. Нужно было спешить, а Мэларас и некоторые раненые не могли идти скоро - во всяком случае, если метель не стихнет.  Однако, когда гном сказал:

- Нам пригодится безопасное пристанище в этих землях. Если ваше чувство мщения достаточно удовлетворено, мы заберём этого мальца, и пусть укажет нам дорогу до деревни. А хотите, ступайте с нами! Вашим лукам найдётся доброе применение в грядущей заварушке, - Мэларас не колебался. Он был уверен, что и Трандуил на его месте поступил бы так же.

- Мы пойдём с вами - стрел ещё довольно. Правда, я и те из нас, кто не может идти скоро, двинутся последними.

Перепуганный тролль, вытащенный на тропу - кто бы мог помыслить о таком! - стал проводником для отряда Одрина и эльфов Зеленолесья, невольно помогая спасти от орков людей. Которых сам охотно пожрал бы. Впору было вспомнить о том, что и зло бывает обращено во благо! Это

Вновь Мэларас вспомнил об этом, когда по пути к долине его разума коснулось осанвэ - чудом, что не ждали, радостью, что не чаяли:

Мэларас! Я жив! Слышишь - жив
!

Эльда звонко рассмеялся - без всякой видимой для других причины; а затем объяснил её, и от одного к другому передалась счастливая весть: принц Трандуил не погиб при падении со скал, он уцелел! Правда, ничего более он не передал, и Мэларас не знал, где он. И не отвечал на попытки Мэлараса спросить  о том - но не так, как тот, кто пребывает в беспамятстве. Причиной могла быть и боль, мешающая сосредоточиться, и беседа с другими, и просто непонимание, как ответить на заданный вопрос. Здесь оставалось только ждать; возвещать о победе было преждевременно, а напрасно тревожить Трандуила сообщением, что его отряд направляется защищать людей от орков, он не стал. Он, несомненно, сильно пострадал... возможно, покалечен, с тревогой подумал эльф...

...По счастью, этого не произошло, и спустя время принц Зеленолесья стоял в пещере, помогая целительнице с пологом. Её ворчание "Только если Ваше Высочество нигде не напортачит" он не счёл за обиду,  уразумев, что аданет всегда и со всеми говорит подобным образом, и ждать от неё иного - так же неразумно, как ждать от достойного гнома Одрина изысканных речей. Она была добра и проста. Следующие её слова могли вызвать много вопросов, но нынешнее положение к расспросам не располагало, и он лишь отложил их в памяти. На то время, когда угрозы не будет, а он совершенно придёт в себя.

Он был прав, предположив, что на пологе лежат чары - но пока они не действовали. Его глазам представала искусно расшитая занавесь, что могла бы украсить его шатёр - но не отвести взгляд врага от пещеры, разве что он будет невнимателен и не станет искать.

- Не получается. Значит придётся ему спеть, разбудить её, напомнить ей, что она – камень и мох. Ты поможешь мне, эльфийкий лорд? Я никогда раньше не пробуждала полог в одиночку
.

- Травы и зелень я чувствую много лучше, чем горы и камень, - отозвался Трандуил. Он лишь сегодня впервые услышал горы и попытался обратиться к ним. Хотя, быть может, именно из-за этого чудом остался жив и так мало пострадал. - Я помогу, но мне нужно его чувствовать.

Он молча приложил ладонь к ткани.

Зелёные мхи на серых стволах.

Серые камни в зелёной траве.

Влажные камни на берегу.

В рощах, где ветер, и у ручьёв.

Мхи приникают к камню тесней.

Влагу вбирают, медленно пьют.

Мхи молодые и старые мхи.

Старые мхи станут землёй.

Корни в земле пускает трава.

В трещинах камня мхи и трава.

Всё это были не слова, произнесённые вслух или даже в мыслях, а яркие образы и воспоминания. Боль отступила перед ними. Там и тогда, в лесах и рощах, он вовсе не был ранен. Трандуил не был искусным чародеем, но чары нужно было не налагать, а лишь пробудить - притом близкие ему чары сокрытия. Скрывался он умело, и то, что он делал сейчас, для него было скорее расширением собственного умения прятаться. Оттого эльф в какой-то​ момент, почти приникнув к пологу, слился с ним, практически исчезнув на его фоне - даже волосы его могли показаться корнями трав или пятном на камне. И в этот самый миг узор ожил, из рисунка обратившись в словно бы настоящую зелень, что обрастала камень.

+1


Вы здесь » Путь в Средиземье » Север » (Мглистые горы, 7 апреля 2221 В.Э.) На руинах былой славы