"— Людей? Это жалкие, ничтожные личности. Всех остальных считают тупиковыми ветвями развития. По-моему, от них больше вреда, чем пользы." - агент Смит, Братва и Кольцо.
Происхождение
float:right Давным-давно, в начале Первой Эпохи, люди пробудились далеко на востоке Средиземья. В те блаженные годы их жизнь была долгой и исполненной открытий, а смерть - лёгкой, подобной дальнему походу. Иногда с ними говорил голос с небес, и люди считали его Создателем. Этот голос не пытался учить или подчинить молодой народ, а всего лишь поддерживал человечество и давал совет в трудную минуту. Но потом меж них появился величественный незнакомец, обряженный в золото и серебро. Он вёл меж людей грозные речи, и те устрашились. Он назвал себя их создателем, и сказал, что голос исходит из Тьмы.
Он приносил им подарки и обещал защиту, знание и процветание. Постепенно люди поддались на посулы чужеземца. Голос говорил с ними всё реже, а потом и вовсе замолчал. Но перед этим он предупредил заблудших отпрысков о той чудовищной ошибке, которую они совершают, и о том, что жизнь их в Арде уменьшится, так что они скорее придут к нему и недолго будут пребывать в заблуждении.
Люди испугались. Вокруг них сгущался мрак: звери и растения стали для них опасны, жизнь их укоротилась в несколько раз, а смерть стала мучительной и страшной. Чужеземец обещал им защиту и возвращение былых благ в обмен на службу. Они возвели храм на холме, и там он предстал пред ними в облике грозного пламени и назвался их господином. Он обложил людей данью, требуя от них всё более ужасных дел. Теперь они сами ловили тех, кто не поддался на посулы чужеземца и приносили их ему в жертву. Дары чужеземца были скупы, а лик его стал страшен.
И тогда нашлись те из людей, что изобличили его обман. Они признали свою ошибку, что сочли своим создателем порождение запредельной Тьмы и отреклись от него, назвав его Врагом. Им удалось бежать на запад, прочь от обезумевших соплеменников. Следуя за солнцем, они проделали долгий путь и пересекли полмира. Дорога привела их в Белерианд, к встрече с эльфами-нолдор и обители Врага.
Таково предание о первородном грехе, которое хранит память мудрых. С тех пор много воды утекло, люди трёх домов, потомки тех самых беглецов, сталью и кровью доказали свою преданность Валар. Но рок смерти по-прежнему довлеет над ними, и лишь смутные предания остались о тех временах, когда они говорили с самим Илуватаром.
Три рода эдайн это: род Беора, род Мараха и род Халет.
Люди Беора Старого темноволосые, с серыми глазами, которые позже поселились на западе Нуменора и образовали большую часть населения Арнора и Гондора. Они быстро приняли эльфийскую речь и даже в Нуменоре предпочитали синдарин адунаику.
Люди Мараха - многочисленные, воинственные, высокие, светловолосые и голубоглазые. Из них, главным образом, состояло население Умбара и южных провинций.

float:left Народ Халет - невысокие, темноволосые, скрытные и любящие леса. У них не было единого вождя, и со временем они растворились среди других племён.
Четвёртым народом, обитающим в Нуменоре, были друнэдайн. Они были невысоки, коренасты и отличались длинными руками. Им были присущи диковинные обычаи и, по повериям людей, некоторые магические способности. Тем не менее, они жили замкнуто и со времён Тар-Алдариона постепенно переселялись из Нуменора в Средиземье.
Война за Белерианд стоила людям большой крови, и когда Моргот всё же был повержен, три дома эдайн были одарены землёй, плодородной и близкой к свету Валинора. Они назвали её Эленной, Звёздной страной. На этом благословенном острове жизни эдайн вновь удлинились, они стали вырастать выше чем когда-либо, и приумножились их богатство и знания. Их первым королём был Эльрос, брат Элронда, сын Эарендиля, от него тянутся долгие и ветвистые корни родового древа королей Нуменора.
Единственным, что тяготило их и не давало покоя, был запрет Валар, согласно которому они не могли плыть на запад дальше, чем расстояние взгляда, и никогда не могли достичь берегов Тол-Эрессеа или самого Валинора. И поскольку путь на запад им был закрыт, они обратили своё внимание на Средиземье и в седьмом веке Второй эпохи возобновили контакт с тамошними народами.
Сначала нуменорцы приходили с дарами и помощью для одичавших людских племён, обитавших в Средиземье. Они дружили с эльфами Линдона и в час нужды (пусть и с опозданием) пришли им на помощь в войне с Сауроном. Но со временем свет близкого Валинора всё больше манил нуменорцев. В нём они видели ключ к бессмертию, и с прошествием поколений страх смерти и высокомерие развратили их. Они всё больше опасались смерти, завидовали эльфам и пытались заглушить этот страх роскошью и изощренными утехами. Теперь нуменорцы начали строить колонии на западном побережье и больше не приносили даров, но обложили людей Средиземья тяжёлой данью.
Тар-Атанамир, прошлый король Нуменора, первым начал открыто возражать против запрета Валар. При его правлении ужесточился гнёт народов Средиземья, охладели отношения с Линдоном и эльфами в целом, а по всей стране начали появляться величественные могильники, хранящие нетленный прах аристократии. Так начался раскол на Верных и Людей Короля.

Облик float:right
Говорится, что нуменорцы стали подобны эльдар телом и духом, они не знали болезней и были сильнее людей Средиземья физически. В большинстве своём нуменорцы высоки и хорошо сложены, с правильными “европейскими” чертами лица. На западе острова было больше темноволосых и коренастых потомков Беора, но большинство нуменорцев были светловолосыми и высокими.

“А вы хотите пользоваться дарами и тех и других: свободно плавать в Аман, а когда надоест — возвращаться по домам. Не бывать этому. Валары не могут забрать то, что вручено вам Илуватаром. Вы толкуете об Эльдарах: вот, дескать, даже непокорные не понесли наказание и продолжают оставаться бессмертными. Но для Эльдаров вечная жизнь — не награда и не наказание, это их сущность. Им никуда не уйти из этого мира, пока он есть — есть и они. Кое-кто из вас говорит, что Смерть — наказание за непокорность людей, в коей вы неповинны. Но Смерть никогда не была наказанием. В ней ваша свобода от оков этого мира, возможность покинуть его по зову надежды или от усталости. Так кто же кому должен завидовать?” - Дж.Р. Толкин, Акаллабет.

Жизненный цикл
float:left Благодаря тому, что в их землях сильна была тема Валар, нуменорцы жили в разы дольше обычных людей. В общем - 350 лет, у лордов Андунаэ и королевской семьи - 400 лет. К тому же, они медленнее росли и достигали взрослого возраста в 25 лет. Женщины этого народа жили немного дольше мужчин. Дети у них рождались редко, и население Острова росло медленно.
Смерть для жителей Нуменора долгое время оставалась явлением неприятным, но естественным и безболезненным. Когда приходило время, человек чувствовал усталость от жизни, он просто засыпал и покидал пределы Арды. Но в последнее время смерть начала принимать всё более ужасный облик. Появились болезни, нуменорцев то и дело преследовала ранняя немощь, а последний король, Тар-Атанамир, под конец жизни впал в слабоумие.
Когда человек умирал, все в его доме замолкали. Умерших погребали в курганах или усыпальницах, королевская же чета покоилась в склепе под Менельтармой. В последнее время знать эдайн стала бальзамировать своих покойных, в надежде сохранить их тела нетленными и однажды вернуть их к жизни.
От эльфов нуменорцы узнали о роке людской расы: их души не задерживались в Арде после смерти, а проходили через Мандос и навсегда покидали Арду. О том, что ждало их там, эльфийские рукописи молчали, и это незнание внушало людям страх. Лишь слабая надежда на встречу с Илуватаром была им утешением.
Брачные обычаи нуменорцев во многом походили на обычаи эльдар. При рождении ребёнка родители давали ему имя, к которому позже могли прибавляться прозвища. При вручении скипетра власти короли нуменора могли избрать себе имя на квэнья и под ним входили в летопись.
Приличий требовал, чтобы мужчина оставался с супругой во время беременности и первых лет жизни ребёнка, потому нуменорцы не заводили детей, если предвидели скорую разлуку. В знатных семьях за детьми присматривали няни. Совершеннолетие считалось особым днём, в честь которого родные могли устроить пышный праздник.

float:left Как и в случае с нолдор, свадьбе нуменорцев предшествовала помолвка, во время которой жених (и иногда - отец жениха) преподносил невесте дорогой подарок. По прошествии максимум трёх лет устраивалась свадьба или помолвка расторгалась. Последнее было редкостью, ибо девушка зачастую принимала решение о замужестве ещё до помолвки. Свадьба отмечалась пышным пиром, а то и несколькими. На свадьбах королей и наследников пировал весь Нуменор. Новобрачных и гостей украшали цветочными гирляндами, звучала веселая музыка, пелись песни. Иногда и гости на свадьбе дарили молодоженам подарки.
В брак вступали один раз в жизни, разводов и многожёнства не существовало. Обычай запрещал жениться на близких родственниках. В случае гибели супруга вдова или вдовец могли выйти замуж повторно по прошествии некоторого времени. При выборе пары нуменорцы часто советовались с родителями и прислушивались к их мнению, но в крайнем случае молодые могли и сбежать от несговорчивых родичей в Средиземье. Ранее прелюбодеяние и половые связи до брака практически отсутствовали, но в последнее время развлечения нуменорцев начали заходить за грань старых обычаев. Впрочем, эти деяния до сих пор сурово наказываются в случае обнаружения.

Культура
float:right Люди, живущие в Эленне, именовались нуменорцами, а также высоким народом, королями людей, дунэдайн (людьми Запада).
Все нуменорцы считали себя высшей расой, но проявлялось это по-разному: Верные стремились обучать и наставлять, и были открыты красоте иных земель и народов, в то время как Люди Короля подчиняли и требовали.
Мужчины и женщины были равноправны, но мужчины предпочитали заниматься политикой, наукой и путешествиями, а женщины больше любили Остров и домашнее хозяйство. Женщина в Нуменоре пользовалась уважением, но не была объектом поклонения, и образа “прекрасной дамы” там не существовало.
Обычаи Нуменора были нерушимы, традиции обладали большой силой в умах людей и большинство из них по природе были консервативны. Люди Острова высоко чтили предков, бережно относились к истории и любили землю, на которой жили. Превыше этой любви, однако, была любовь к морю. Каждый нуменорец умел плавать, а многочисленные водные соревнования были утехой всех возрастов, от мала до велика. Нуменорцы никогда не убивали морских птиц и чтили орлов Манвэ. Корабли строились с большой заботой, и каждый имел собственное имя.
Песни и танцы всегда были излюбленным развлечением нуменорцев, практически каждый из них владел каким-нибудь музыкальным инструментом. Помимо этого, среди излюбленных развлечений нуменорцев были верховая езда, охота и пиры.
В Эленне существовал обычай, по которому гость знатного дома при приближении трубил в рог. Прежде, чем садиться за еду, все становились лицом к Западу и почтительно молчали с минуту-другую. В знак уважения человек, младший по возрасту или социальному положению, мог целовать руку старшего. В особых случаях нуменорцы становились на колени. На Острове существовал обычай благословения, по которому благословляющего целуют в лоб, положив руки на плечи. Куда более чувственными поцелуями обменивались влюблённые.
Знать предпочитала жить в больших домах с собственным садом и пристройками для слуг и хозяйственных нужд. В этих домах полы укрывали цветные ковры, а стены и окна прикрывали занавески. Сердцем такого дома был очаг, пламя в котором поддерживали и в самые жаркие дни. Богатые дома часто украшали небольшими башнями. Некоторые из домов знати окружали живой изгородью, другие же были открыты внешнему миру. Города нуменорцев были хорошо обустроены, светлы и украшены садами и фонтанами.
Основным языком Нуменора являлся адунаик, произошедший от наречия людей Белерианда. Языком светской беседы в высшем обществе был синдарин, а учёные могут похвастаться знанием квенья. На западе, во владениях лорда Андуниэ, синдарин вытеснил адунаик как основной разговорный язык.
В Нуменоре существовало разделение на классы, воспринимавшееся населением как норма вещей. В аристократию входили потомки Эльроса и других вождей эдайн, но также люди, одарённые талантами и знаниями, проявившие себя на том или ином поприще. Вплоть до недавнего времени положение в обществе было отражением не только происхождения и богатства, но и высоких духовных качеств. Потому высшее общество пользовалось уважением у народа и «держало марку», служа примером для остальных.

float:right Основой разделения общества на знать и простолюдинов было владение землёй: те, кто жил и обрабатывал чужую землю, считались простолюдинами. При этом аристократы занимались трудом наравне с простым населением, и, скажем, знатный лорд из рода Эльроса мог всю жизнь пасти овечек и при этом считаться благородным. Однако в последнее время знать всё больше тяготеет к лёгкому труду, забавам и роскоши. Среди аристократии особым уважением пользовались лорды Андунаэ, бывшие боковой ветвью рода Элроса. Их род почитался вторым после королевского.
Но всё это не касается рабов. Иноземные слуги появились на Острове давно, но лишь при Тар-Атанамире обозначился их подневольный статус. Их большей частью считали недостойными нуменорского гражданства и отправляли на тяжёлые или грязные работы. Конечно, никто не убивал рабов и не издевался над ними открыто, но факт остаётся фактом: люди Средиземья воспринимались в Нуменоре как «братья наши меньшие, умалишённые и достойные жалости». Права собственности на людей ещё не ввели, обычно невольники приписывались к земельным участкам или морским судам и так обозначалась их принадлежность.
Религией Нуменора от начала государства и до сих пор было и остаётся почитание Эру Илуватара как создателя мира и небесного отца. Однако вера нуменорцев была тихой: у них не было ни икон, ни молитв, ни храмов кроме святилища Мэнэльтармы. Само имя Единого было священным, и часто вместо него употреблялись аллюзии вроде «Восседающий над всеми тронами». Саму вершину Мэнэльтармы люди посещали, когда им требовалось мысленно обратиться к Эру. Там недозволено было говорить или приносить туда оружие и инструменты, и лишь трижды в году король обращался оттуда с молитвой к Единому.
Валар же в глазах нуменорцев были не богами, но представителями бога на земле. Порой им посвящались залы или сады, а самих Валар часто можно было увидеть на картинах по всему Нуменору. Их имена часто упоминались в обычной речи в виде эпитетов и сравнении типа: «Валар знают, зачем он это сделал». Наравне со Стихиями почиталась Уйнэн, супруга Оссэ. Она была неофициальной покровительницей гильдии мореплавателей.
До сих пор многие нуменорцы любили и уважали эльфов как старших братьев, и те находили тёплый приём в гаванях Эленны. Но чем дальше, тем крепче и злее люди завидовали долгому веку Перворожденных. Запрет Валар, предписывающий не плавать на запад от Нуменора дальше пределов видимости, ранее вызывал у людей недоумение, но сейчас они ропщут против него и считают себя обманутыми и притеснёнными. Вскоре грядёт великий раскол на Верных (Элендилей, друзей эльфов) и Людей Короля, его предвестники уже тут, и споры разгораются повсюду.

Способности
Стойкость. Нуменорцы выносливы, устойчивы к недугам и быстро восстанавливаются. Многие из них, кто еще не поддался порокам, разрушающим державу, проявляют сильную волю и стойкость к магии.
Зоркость. Обитателей Эленны отличало орлиное зрение.
Зачаточное осанвэ. Нуменорцы могут мысленно призывать к себе лошадей и прочих животных, с которыми сдружились.
Нуменорцы не владеют магией. Тем не менее, их познания и умения столь велики, что порой затрагивают различные аспекты Незримого. В этом отношении мастера Нуменора уподобляются эльфам: их творения обретают желаемые свойства и черты. Как и гномы, они зачастую приписывают диковинные свойства материалам и своему мастерству, т.е. для них это естественно. Некоторые нуменорцы увлекаются алхимией, заговорами и ритуалами, обращёнными к различным силам, но большей частью это не имеет никакого отношения к магии.