Путь в Средиземье

Объявление


Добро Пожаловать!


 

«На протяжении сумерек Второй Эпохи Тень растёт на востоке Средиземья,

всё больше и больше распространяя своё влияние на людей, чья численность

умножилась, в то время как род эльфов начал увядать. Вот три основные

темы: Задержавшиеся эльфы, что остались в Средиземье; возвышение

Саурона до нового Тёмного Властелина, повелителя и бога людей; и

Нуменор-Атлантида. Они рассматриваются историографически и в двух

преданиях или рассказах: Кольца Власти и Падение Нуменора. Оба служат

существенными предпосылками для Хоббита и его продолжения» - Письмо

131 Милтону Валдману, Дж. Р. Толкин.


Список персонажей Правила Сюжет Ситуация в мире Шаблоны анкет Акции
Администрация
Sauron  372279461
Rava

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Путь в Средиземье » Север » (Ривендел, 14 июня 2221 В.Э.) Лёд


(Ривендел, 14 июня 2221 В.Э.) Лёд

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

http://s1.uploads.ru/t/RAbFt.jpg

Время: полдень 14 июня 2221 В.Э.
Место: Имладрис, преимущественно восточная часть долины.
Участники: Аиналкар, Трандуил, Элронд, Галадриэль.

«Солоно золото крови твоей,
Шепот теснится в ушах.
Замерло время у крепких дверей,
Тяжек последний шаг.
Знай, что сомнений твоих маета —
Демонам блюдо на пир.
Сделай свой выбор, открой Врата!
Открой, впусти меня в мир!»
- Л. Смеркович

Описание: «- Дракон! Дракон летит!».
Белый Совет, на котором обсуждались темы Колец Власти, угрозы Мордора и раскола в Нуменоре, прерван нападением огромного урулоки и группы тёмных майар. Небо затмила непроницаемая серая пелена, пороги Бруинен скованы ледяным заклятием, Большой Дом полыхает, среди деревьев слышны крики ужаса и боли. Чародеи собираются, дабы дать отпор прислужникам Моргота, воины Имладриса вооружаются для битвы с драконом. Кто переживёт сей день, чтобы воспеть его в легендах?

Примечания: Начало см. (Ривендел, 14 июня 2221 В.Э.) Белый Совет

Инвентарь

0

2

[dice=3872-1:6:4:Успеет ли Кардрас (Кровавый кузнец 4) увернуться от удара Айналкара? Сложность: 7]

0

3

Над порогами Бруинен, ветер выл и метался, подобно бешенному зверю. Злой, ледяной, свирепый ветер северных пустошей. Он трепал Айналкара за волосы, норовил пихнуть в плечо в самый неудачный момент и скинуть с утёса… Но ветер не в силах был предупредить своего господина, занятого укрощением реки. В последний момент, его враг что-то почувствовал и начал оборачиваться. Не в меру здоровый ор, навевающий воспоминания о болдогах Первой Эпохи, тоже заметил его. Но поздно, слишком поздно. Меч с хрустом вонзился в спину колдуна, на чёрную медвежью шкуру хлынула алая кровь.
Колдун покачнулся, оборвал заклинание, повернул к эльфу бледное, без единой кровинки лицо с чёрными провалами глаз, обнажил острые зубы. Сейчас в нём было больше от зверя, чем от человека. И он был жив. Всё ещё жив.
- Что, тебе не терпится умереть, Перворождённый? – прорычал он в лицо эльфа, брызгая слюной. – Не лезь под руку, все вы будете кормить котов в свой черёд!
Он ударил коротко, без замаха. Но такая в этом ударе была сила, что Айналкар отлетел на два метра и едва не размозжил голову о скалы. Беловолосый же отвернулся и возвысил голос. Над долиной разнеслось наречие Удуна и Ангбанда, древнее и зловещее. Слова сковывали реки льдом, слова призывали метель и несли смерть всему живому. Орк, который до сих пор безучастно наблюдал за происходящим, осклабился во всю широкую харю и медленно двинулся к эльфу, поигрывая топором. Размахнулся, ударил. Не лезвием, окованным обухом. Впервые за долгие тысячелетия он встретил одного из эльдар и собирался как следует насладиться моментом.

Из собравшихся на Совете, Трандуил покинул стены Дома одним из первых. Опередили его лишь гномы, спешащие на помощь своим собратьям. Вокруг сноровисто бегали домочадцы Элронда, занятые тушением пожара, помощью раненным и другими срочными делами. Элронд, Гил-Галад и остальные ещё не появились, лишь вдали слышались крики Равы, призывающей эльфов собраться с духом. Вдалеке, на другом берегу Бруинен, полыхала зарница. К счастью, лесные эльфы старались обходить стороной то место, желая избежать общества гномов. Более того, сознательно или нет, лагери обоих народов разделили рекой. Всё что нужно было Трандуили – идти вдоль Бруинен на восток… Откуда веяло злой стужей.
Если он изберёт этот путь, Трандуил встретит по пути несколько групп эльфов из Линдона и Имладриса, спешащих вооружиться или ведущих раненных. Последние вроде бы были целы, но переставляли ноги с явным трудом и цветом лица походили на мел. Встреченные по пути нолдор удивлённо поглядывали на принца Зеленолесья, но никто не заговаривал с ним. Но когда до лагеря остались считанные минуты ходьбы, из кустов на него налетела троица синдар в изорванных одеждах. Теперь Трандуил мог увидеть то, как выглядит ужас. Вышедшая к нему троица плелась, с трудом переставляя ноги. Эльфы придерживали друг-друга за плечи и смотрели вперёд распахнутыми настежь глазами.
Завидев Трандуила они отшатнулись, будто за его спиной скалился балрог. Двое что слева с криками повалились на землю, третий устоял на ногах и выхватил кинжал.
- Н-не подходи! Хватит с нас этого кошмара! Прочь, именем Элберет, пропади! Я не позволю… больше не позволю… - и он двинулся вперёд, не отводя от принца Зеленолесья полубезумных глаз.

Глорфиндел уже собрался покинуть зал Совета вслед за Гил-Галадом и Элрондом (впрочем, тем пришлось потесниться в проходе с делегацией гномов, спешащих на выручку сородичам), но в последний момент обернулся к нуменорцам.
- Говорят, лучников Эленны страшатся по всему западному побережью Средиземья. Если у вас есть те удивительные стальные луки – для них найдётся работа. Если нет – спешите в арсенал. Примкните к ополчению, действуйте сообща и мы повергнем чудовище!
После чего вылетел следом, шелестя мантией цвета осенней листвы.


Добравшись до конюшен, Элронд застал их полностью охваченными жарким пламенем. Сено и дерево послужили прекрасной пищей огню, и сейчас его языки поднимались выше второго этажа. Сюда уже сбегались слуги, им предстояла отчаянная битва, дабы не дать пламени перекинуться на стены Дома. Впрочем, кони и конюхи вскоре обнаружились неподалёку, надышавшиеся дыма и перепуганные, но целые. Краем глаза Элронд мог заметить тройку лошадей, скрывшихся за углом Дома, и одинокого всадника в парадной мантии, с гривой развивающихся золотых волос. Глорфиндел был здесь, предпочтя конюшни оружейной, и спешил к парадному входу, на встречу с Гил-Галадом.

+2

4

Чертыхнувшись, Элронд послал к балрогам правила приличия, согласно которым благородным эльфийским лордам бегать не пристало. Если его землям угрожает настолько сильный враг - ещё как пристало.
А то, что противник сильный, Полуэльф мог сказать даже отсюда. И дракона он в расчет не брал при том. Отголосками боли на грани сознания пронеслись ощущения сродни взгляду в спину - злому и наполняющего душу волнением, предчувствием опасности.
- Лаурэфиндэ! - от волнения перейдя на книжный на бегу прокричал сын Эарендила, касаясь рукой горячих камней стены и заставляя тело круто развернуться в направлении, куда увел лошадей золотоволосый. - Фана!

Сердце пронзило острым шипом спазма. Элронд замедлился почти остановившись, схватился рукой за стену. Словно воды сквозь судорожно сжатые пальцы, словно есок в безжалостной клепсидре утекало время. Утекала власть над долиной, до того безраздельно принадлежавшая гордому сыну смутной эпохи.
Он поднял ладонь к лицу - перед глазами всё плыло то ли от жара, то ли от слабости, охватившей на несколько мгновений всё тело. Если бы сейчас против Элронда стоял даже сам Моргот, он не нашел бы сил поднять меч.
Но мгновение сменило мгновение и наваждение прошло - силы вернулись и боль отступила, затаилась как змея в высокой траве, готовая ужалить незадачливого охотника.
Мужчина поднял лицо к небу - дракона не было видно, его рёв раздавался где-то с западной стороны великолепного когда-то дома. Словно услышав его зов, последний из следовавших за Глорфиндейлем конь остановился и, покосившись на хозяина черным морионом глаза, резво мотнул головой и потрусил к Элронду.
- Готов? - Полуэльф протянул руку к морде коня, словно пытаясь прочитать его мысли. Впрочем, Фана был боевым зверем, побывавшим в самых разных переделках. - Нам надо спешить.
Элронд без особого труда запрыгнул на коня и дернул за узду, направляя не нуждающегося в понуканиях скакуна к восточному мосту. Словно сгорбившаяся фигура великана впереди виднелась одна из причин царящего в Имладрисе хаоса.
Полуэльф прислушался к себе - и к окружающему пространству. Незримое.
Обычно такие спокойное и податливое, всё было как вздыбленный лёд - острое, ломкое, холодное, чуждое всякому живому существу. Почти видимая в этот час тьма пожирала сантиметр за сантиметром всё вокруг.
Противник был силён - но и защитник у Имладриса был не слабее. Тем более - сейчас.

Мягко коснувшись натянутых нитей бытия, сын Эльвинг запел - хотя не всякий мог услышать его и будь у этой сцены свидетель, он с уверенностью бы говорил, что эльда был безмолвен.
Элронд пел. И вспоминал, каким были его владения, какой была эта земля - и какой должна была остаться. Наполненные покоем и светлой радостью, пением птиц и солнечным светом. В них нет места тьме и нет места разрешениям. Нет места злобе.
Злобе.. концентрация злобы была впереди - и словно росла.

[NIC]Элронд[/NIC]
[STA]День - это светлая ночь[/STA]
[AVA]https://pp.userapi.com/c840428/v840428987/427d8/o8cFHhHSUuk.jpg[/AVA]
[SGN]Чем темнее ночь,
Тем ярче горит звезда[/SGN]

Отредактировано Narubatal (2018-01-04 02:15:36)

+3

5

На одно мгновение Айналкару показалось, что враг поворачивается слишком быстро, будто само время замедлило свой ход, а окружающий воздух превратился в желеобразный кисель, замедляя движения нолдо, в то время, как враг напротив двигался явно быстрее. Но это наваждение пропало, когда темный меч вкусил крови умайа и алые капли оросили белый снег, покрывавший мертвым саваном окружающий мир. Дальше все произошло настолько быстро, что воин успел только лишь сделать усиление, чтобы вырвать меч из раны колдуна и не потерять его. Удар, нанесенный с силой тролля, отбросил нолдо на скалы и едва не выбил из него дух. В глазах заплясали разноцветные круги. И все же Айналкар еще был способен удержать себя в сознании и сражаться дальше. Он смог предельно ясно разглядеть мертвенное лицо колдуна, явившегося из самых темных кошмаров эльдар. Проклятый был все еще жив, хотя такая рана свалила бы любого воина. А колдун, как ни в чем не бывало продолжил свое темное дело. Слух эльфа резанули такие до боли знакомые слова наречия Севера, наречия Ангбанда. Айналкар кажется стал понимать, что это были не слуги Владыки Мордора, о нет. Все было куда хуже. Остатки сил Моргота. Что же, видимо не все тайные норы были проверены, не вся нечисть вырезана, не все земли очищены. Айналкар родился под тенью Властелина Севера, вся его юность прошла в битвах и лишениях со слугами Моргота. И этот ледяной ветер будто бы дул с самих Железных Гор, ныне скрытых под водами моря.

Воспоминания нахлынули подобно приливу, но не принесли страха. Лишь усилили ненависть и неутомимую ярость, что уже много месяцев гнала Айналкара по пути мести. Он видел орка, приближающегося к нему с топором. И он был похож на тех тварей, что командовали войсками Моргота. Ходили слухи, что это были злобные духи, постоянно перерождавшиеся и всегда возвращающиеся в строй. Нолдо решил посмотреть таков ли этот. Айналкар поднялся на ноги и резко выбросил меч, встречая и блокируя атаку орка. Эльф отбил обух топора, заставляя противника сделать шаг назад и оружие противников снова разделилось. Нолдо оскалился в улыбке, с безумием берсерка бросаясь в бой.
- Ну вперед, собаки Ангбанда.
Взревев, Айналкар бросился в атаку опять, совершая рубящий удар, нацеленный в голову орку. Алая пелена начинала застилать взор, сужая мир до противоборства лишь с одним врагом. Айналкар был не здесь. Он был там, на пепелищах старых королевств, снова сражаясь с старыми врагами. И рядом стоят давно павшие соратники и армии Моргота вновь грозят затопить мир черным потоком...

+1

6

Гномов как ветром сдуло - к облегчению Трандуила, не желавшего сталкиваться ещё и с этой помехой. Впрочем, именно сейчас, когда им всем грозила одна беда, подумалось, что гномы гномам рознь: иное дело - этот  Магни, иное - Одрин. И всё же он предпочёл бы не тратить время на споры с наугрим сейчас, когда любое промедление могло быть гибельным.

Зал, балкон, и далее - вниз по лестнице. Трандуил спешил как мог. Заходить в оружейную ему было незачем: он никогда не носил доспехов, кроме лёгких, в которые и был облачён. Иные - быть может, были надёжней и прочней, но могли затруднить своей непривычностью. Как и оружие нолдор. Многие былые оссириандцы, что так и остались в Линдоне и были знакомы Трандуилу, никогда не пользовались тяжёлыми доспехами и оружием.

Лишь скользнула мысль: "А сталкивались ли они с драконом?"

Двери дома, только утром казавшегося защищённым от зла, распахнулись чуть раньше, чем принц Зеленолесья коснулся искусной резьбы ручки. Снаружи. Он бессознательно вскинул руку, и в следующий миг уже касался плеча Мэлараса. С обоих уст одновременно сорвался один и тот же вопрос. Самый важный сейчас.

- Все живы?

- Я не видел погибших, только раненых, - отозвался Мэларас, лишь недавно похоронивший своего принца и с радостью обнаруживший свою ошибку. - Двое - из нашего отряда.

Трандуил, в тот же день гадавший - не погибли ли его спутники от рук троллей, ответил коротким кивком, покидая дом Элронда одновременно с развернувшимся к выходу другом.

"Никто из пришедших на Белый Совет не пострадал," - читалось за тем кивком.

"Передай мне лук, мы должны спешить", - вслед за тем сказал принц Зеленолесья одним взглядом, и Мэларас понял его без слов. Длинный тисовый лук. Колчан. Кинжал.

- Я предпочёл бы не один кинжал, - сказал Трандуил.

Собиравшиеся к своему предводителю лесные эльфы передавали ему ещё кинжалы. Теперь можно будет метнуть или вонзить один из них и не остаться беззащитным, если он вновь окажется в положении, когда стрелять будет невозможно. Впрочем... лучше бы им не попадать более в такое положение. Дракон был вдали - там, где бушевало пламя. Достаточно близко, чтобы оставаться главной угрозой. Слишком далеко, чтобы стать мишенью лесных эльфов. На другом берегу.

На этом же целители Имладриса уже занимались ранеными, среди коих были и эльфы долины, и её гости. Трандуил споро направился к ним, а вслед за ним и другие эльфы Зеленолесья.

- Есть нужда в помощи? - спросил он целителей не останавливаясь, только что не на бегу. Он направлялся в бой, но мог бы оставить часть своего отряда помогать им.

- Есть, - откликнулась сосредоточенная эльфийка с уложенными вокруг головы косами, что смазывала ожоги одного из пострадавших. - Нам нужна вода. Её понадобится много.

Поистине, вода требовалась всем.  Не только раненым, но и тем, кто гасил пламя. Целительница перевела встревоженный взгляд на реку.

Даже будучи в Имладрисе впервые, принц Зеленолесья не мог не ощутить: Бруинэн не только украшала и поила Долину. Река была защитницей. Сейчас же её звонкий, певучий голос словно бы сбился, и над чистой водой вдали сгущалась леденящая тьма. Умайа? Снова?! Хотя - не дракон же навёл на него морок?

"Что, если он следовал за нами или послал соглядатаев?... Нет, едва ли. Если не я, то Глорфиндель различил бы это. Скорее, силы Тьмы могли следовать за дочерью Келебримбора; с её появления всё и началось..." - искал он причину бед, направляясь вдоль реки, что более не могла оберегать, но скорее сама нуждалась в помощи. С драконом ли, с умайа ли биться - прежде всего было необходимым объединиться с другими защитниками Имладриса. Они же собирались в лагере.

Где именно он находится, зеленолесцы узнали очень скоро: от тех, что спешили встречь им - из лагеря в оружейную. О том, что в той стороне - либо кипит бой с врагом, либо длится его натиск, он узнал по раненым. Судя по их виду, те эльфы пострадали отнюдь не от жара. И не от когтей, зубов и ударов. И не от клинков, стрел, копий или дубин. Быть может, от холода?

Он не знал, и он не останавливался, но всё ускорял движение. Помочь им могли целители, не он; он же мог помочь целителям. Если ко времени, когда он подоспеет к условленному месту, враги уже будут побеждены. Если же нет, прежде он поможет тем, кто ещё не пострадал - вступив в бой с отродьями тьмы, что напали на Имладрис. Теми, что принесли сюда огонь и лёд, равно разрушительные.

По пути он встречал ещё пострадавших, и не получал ответа на вопрос - что с ними. Пока не встретил троих синдар, коих, в отличие от других, не сопровождали нолдор.   

- Н-не подходи! Хватит с нас этого кошмара! Прочь, именем Элберет, пропади! Я не позволю… больше не позволю… - крикнул один из них, схватившись за кинжал, тогда как ещё двое рухнули как скошенная трава.

В первый миг он поражённо отшатнулся. Во второй же - понял. Ведь подобное произошло только что... только было увидено с другой стороны.

"Решись я не предупредить леди Галадриэль, а защитить её силой - выглядел бы так же", - от этой мысли его едва не передёрнуло.

- Да поможет нам всем Элберет! - выкликнул он, тем подтверждая, что он не из числа тёмных тварей. - Придите в себя - вы во власти  морока. Я - принц Зеленолесья, и я иду сражаться против слуг тьмы.

Инвентарь Трандуила:

Зелёный плащ, лёгкие доспехи. Длинный тисовый лук, стрелы, пять кинжалов.

Отредактировано Thranduil (2018-01-07 22:04:42)

+1

7

[NIC]Галадриэль[/NIC][AVA]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2018/1/13/bf84c993026701c0fd684b5d7f0f014e-full.jpg[/AVA]Происходило то, во что трудно было поверить, особенно с учётом того, как слепы были эльфы, проморгавшие такую опасность, клубящуюся на их границах. Самой страшной, пожалуй, был дракон, видимо один из приспешников Моргота, уцелевший в Войне Гнева, или его отпрыск. Хотя была ещё надежда на победу, ведь у драконов было одно уязвимое место – брюхо, а эльфийские лучники славились как лучшие в Эндорэ. Но и опасность тёмного чародея нельзя было исключать, несмотря на то, что даже тёмный умайа был уязвим для мечей и стрел эльфийских воинов.
Так вот какую силу почувствовала Галадриэль. Это всё объясняло. Артанис страшил этот холод, но она не готова была опускать руки – её воля была такой же крепкой, как и тот меч, который она первым делом прихватила с собой на случай наличия у чародея свиты. А драться она умела не хуже, чем орудовать эльфийскими чарами – не зря же её в молодости прозвали Девой-мужей.
Как и Элронд, Галадриэль на время забыла о приличиях, отправившись за своим конём, хотя она всё равно двигалась плавно, словно плыла, а не бежала. Вскоре Артанис уже оседлала своего скакуна, который сразу повел её туда, куда советовал отправиться государь высоких эльфов.
В это время послышался рёв где-то с западной стороны дома Элронда. Также Галадриэль слышала шум битвы и чувствовала жар пламени. Всеми своими чародейскими силами Артанис попыталась воодушевить воинов Имладриса, чтобы хоть как-то помочь им. Нужно было лишний раз напомнить им, что несмотря на силу врага, надежда на победу никогда не угасала.
Через время Галадриэль поравнялась с Элрондом, который также двигался к восточному мосту. Впереди виднелась одна из причин здешних беспокойств. Разные мысли посещали её мудрую голову во время долгой дороги. Вспомнилось проклятие Мандоса, которое мало кому удалось избежать, тьма Моргота, которую Артанис ненавидела и боялась, да и Хэлкараксэ тоже. Обо всём этом она уже почти успела забыть. Однако не время было поддаваться холоду на сердце, ведь в час битвы нужно было собрать все свои силы и смело двигаться вперёд, несмотря на внезапное и без сомнения удивительное появление такого врага.
Час встречи приближался.

Отредактировано Araglas (2018-01-13 17:31:39)

+1

8

Ушей Элронда не достиг ответ Глорфиндела, но его разум ощутил мимолётное прикосновение чужого сознания, будто чья-то сильная рука похлопала по плечу:
- Будь осторожен, Элерондо! И защити наш дом. Я приду так скоро, как только смогу. Подумаешь, всего лишь дракон!
И с беззвучным смешком, присутствие эльфа исчезло. У него был свой бой.
А дорога вела Элронда и Галадриэль вверх, к тому месту где Бруинен низвергалась с гор чередой пенящихся водопадов. По крайней мере, так было до сих пор. Теперь же реку перекрывала забруда из ледяных глыб, и лишь редкие струи просачивались вниз, подпитывая угасающую реку. Теперь даже воздух здесь был пропитан стужей. Песня реки затихала, безмолвие вступило в Ривендел.
Но голоса эльфов всё ещё звучали. Свет дня, рассеянный и тусклый, искрился на талой воде, что стекала по ледяным глыбам. Долина откликнулась на призыв Полуэльфа, встряхнулась, точно огромный медведь вынырнувший из ледяной проруби. Затрещал лёд, зазвенела капель, и русло вновь наполнилось прозрачной водой. Надолго ли? Стоявший на вершине ледяного клина враг вскинул сжатые кулаки, зарычал, зло, свирепо, и не понять, чего было больше – лая или проклятий.
Он призывал зиму, призывал Голос Севера, призывал смерть. Его голосу вторило гулкое эхо. Что-то приближалось со стороны гор, что-то громадное и рычащее. Карадрас не собирался уступать и пяди захваченной земли. Он закуёт это место в ледяные оковы, проморозит землю до самых корней, чтобы уже никогда здесь не смогли жить эти «возлюбленные Дети Илуватара». Пока мог не беспокоиться за свою спину и всецело отдал силы борьбе. Он пел о неизбежном угасании жизни, о великом леднике, что неумолимо наползает с севера и однажды покроет весь мир, об угасании тепла и гибели надежды. Он вёл Песнь Северных Ветров и Лютой Стужи.
Элронду и Галадриэль потребовалось несколько минут быстрой скачки, чтобы приблизиться к водопадам. Все кто мог бежали из тех мест, но позади они слышали ясные голоса, призывающие детей и раненных, и всех тех, кому нужна помощь. И ещё они видели, как перед Последним Домашним Приютом собирается войско. Численность его многократно уступала армиям Первой Эпохи или даже времён Войны с Сауроном, но за каждым из них стояла мощь целого народа. То ли чары Галадриэль, то ли вид отступающего льда пробудили в сердцах воинов боевой дух, и они уже рвались вперёд, но командир сдерживал их, не желая чтобы дракон разбил их малыми группами. А всадников окружал злой туман, что медленно и неумолимо наплывал с горных круч. Если они решат подниматься вверх горной тропой, им придётся оставить лошадей и идти во мгле.

А наверху, среди скал, оживала древняя вражда. Существо в форме орка, не ожидавшее от нолдо такой прыти, пошатнулось на скользком льду, отступило назад. Но этого врага сложно было смутить, его ненависть не уступала той, что сжигала изнутри Айналкара. Но была гораздо вещественнее.
Взревев, орк вскинул свой топор, встретил лезвием рубящий удар меча. Меж двух оружий вспыхнули искры, брызнули во все стороны маленьким жгучим фонтаном. Ноги орка вновь заскользили по льду к высокому обрыву, опасно близко. Но он вдруг припал на колено и взмахнул левой лапой, вонзил длинные когти в поверхность льда и так сумел остановить скольжение в пропасть. И тут же топор в его руке описал короткий полукруг, отгоняя эльфа, точно назойливую мошку.
Громила вскинул голову, его глаза были серовато-белыми, без зрачков, и излучали странный, тревожный, мёртвый свет. Если бы Айналкар жил спустя пять-шесть тысячелетий, он бы, пожалуй, нашёл нашёл в нём общие черты с тем свечением, что испускали электрические лампы. Именно с ними можно было сравнить круглые и непроницаемые глазищи орка. На лице его играл жуткий оскал, а мышцы бугрились от сдерживаемой мощи.
Неожиданно он заорал так, что со скал посыпались сосульки и ледяное крошево, вскинул топор, закружил им, описывая нечёткую спираль. В тот же миг, лезвие вражеского оружия вспыхнуло колдовским синим огнём, рассыпая во все стороны потоки искр и волны лютого жара. Орк налетел на Айналкара, точно огненный вихрь, а над долиной разносился его пропитанный злобой голос:
- Умри, ничтожный глупец! Пред тобой один из Семи Огненных Бичей, хранитель Глубинных Чертогов! Я видел, как пал Феанор, и Финголфин, и сын его Фингон, я разорял Гондолин и бился с самой Пустотой в образе паучихи! И я увижу, как твоя тлеющая плоть слезет с костей а душа сгорит и развеется пеплом! Умри!
Мало кто на этой земле смог бы выдержать этот огненный натиск. Пламя слепило и жгло, но оно было лишь ширмой, за которой пряталось орудие убийства.

Услышав голос Трандуила, эльфы замерли и недоверчиво переглянулись. Тот что с кинжалом не спешил отступать, в его взгляде читалось недоверие.
- Он… не похож на одного из них, Нардил – неуверенно обратился к нему один из спутников.
- Предыдущий тоже не был похож… пока не отрастил паучьи лапы и не проделал дыру в груди бедного Малтаэра. Уверен, это чудовище всё ещё близко!
- Если ты действительно ты, сын Орофера – тихо произнёс третий, невысокий нолдо с угольно-чёрными волосами до плеч. – Отойди в сторону… дай нам пройти. И остерегайся тумана. Река… она больше не поёт для нас. Теперь она нас убивает.
Впереди, сквозь ветви деревьев, Трандуил заметил первые отростки грязно-серого тумана, что собирался у восточных скал. Здесь дымка ещё не была столь густой, но она странно и причудливо искажала формы и звуки, навеивала жуткие ассоциации. Внушала страх. Далеко наверху звучало рокочущее эхо и звон оружия разносился далеко окрест. Туман приближался.

+3

9

Элронд спешился и хлопнул коня по крупу, заставляя убраться куда подальше. Назад в Имладрис - опасно, а здесь, у реки - глупо. Фана сверкнул чёрным глазом и неохотно двинулся в сторону... впрочем, в какую, Полуэльф не мог бы приметить, даже если бы захотел - уже через несколько мгновений конь исчез из виду. Нолдо посмотрел под ноги: туман почти касался сапог, мягко, но настойчиво обволакивая толстую кожу серой массой.
- Леди Галадриэль, дальше нам придется идти пешком. - он поймал за уздцы коня нолдэ и протянул ей руку, помогая спешиться. - Кони сейчас будут только мешать. Перед нами стоят две задачи и несколько противников. Думаю, я возьму на себя майа - а никем иным наш враг быть не может. А вы смотрите по ситуации.
Он поднял голову.
Вверх вела узкая дорожка, скорее даже тропинка. По правую руку от неё вниз обрушивался водопад, глуша все звуки и даря приятную прохладу в жаркий летний день и отдохновение от вечно находящихся дел. Сейчас же он был скован льдом и от него тянуло холодом и какой-то больной злостью.
Вода, всегда ласково отвечающая на призыв Элронда, на этот раз молчала. Напряжение в душе Полуэльфа возросло и стало похожим на натянутую тетиву - едва коснешься, стрела сорвется. Только вот где цель?
Он ступил на тропу, развеивая собой серую хмарь. Свет, хоть и сомнительный, быстро померк за спиной. С каждым шагом давление росло, а вместе с ним - безысходность, горечь, налетали тяжкие старые воспоминания.
- Будто и без них всё хорошо! - пробормотал Элронд, мимолетом оглядываясь назад, на Галадриэль. Хотя в этом не было особой необходимости, её присутствие заставляло замолкнуть старые горькие мысли и в душу проникал луч солнечного света. Впрочем, не совсем солнечного, а какого-то золотого, согревающего. Если бы Элерондо довелось видеть свет Лаурэлин, он сравнил бы чары госпожи Лориэна с ним, несомненно.

Но как бы то ни было, надо было что-то делать с захватчиком, но прежде - с рекой, питавшей всю долину. Кончики пальцев мгновенно заледенели, словно погружаясь в ледяную воду. Элронд на миг затаил дыхание. Словно наяву звонко и радостно, пронзая песней серое ничто, над горными отрогами разнеслась песня первых птиц, что знаменует в этих краях конец зимы.
Элронд видел, как на ветвях согбенных дотоле деревьев распускаются первые листья, ярко-зеленые и сильно выделяющиеся на фоне гор и такого же холодного почти зимнего неба.
Как с беззвучным усилием пробивает дёрн трава, укутывая юной зеленью владения последнего домашнего приюта.
Полуэльф вспоминал. И по его воле вспоминала долина. Медленно, словно бы тягуче - как река весной просыпается и сбрасывает оковы льда, рвется из берегов.
Элронд ускорил шаг, поднимаясь выше. С высотой туман немного рассеивался и через несколько долгих ударов сердца он увидел невдалеке странную фигуру - немного высокую для человека.
Скорее она напоминала эльда, но Полуэльфа не покидало ощущение, что к первым эрухини этот некто имеет отношения ровно столько же, сколько гнилое бревно в лесу к Тельпериону.
- Ты кто такой? - остановившись и глядя на чужака, спросил он.

[NIC]Элронд[/NIC]
[STA]День - это светлая ночь[/STA]
[AVA]https://pp.userapi.com/c840428/v840428987/427d8/o8cFHhHSUuk.jpg[/AVA]
[SGN]Чем темнее ночь,
Тем ярче горит звезда[/SGN]

Отредактировано Narubatal (2018-01-26 12:59:13)

+2

10

Эльфы поверили Трандуилу не сразу. Те мгновения, пока они медлили, показались ему мучительно долгими. От одной мысли, что вооружённый кинжалом эльф может и не сбросить оковы лиходейских чар; что ему придётся противостоять - эльфу! - иначе он будет нести опасность и для других, стыла кровь в жилах. Быть может, и не только от того: издалека тянуло стынью и жутью, что надвигались всё ближе. Оттуда тянул многопалые лапы алчный, призрачный, не живой и не мёртвый... туман. Всего только приречный туман. Ничего более.

- Если ты действительно ты, сын Орофера. Отойди в сторону… дай нам пройти. И остерегайся тумана. Река… она больше не поёт для нас. Теперь она нас убивает.

Он отступил с тропы, пропуская идущих. Нараставшую тревогу притупило облегчение: эти эльфы поистине столкнулись с мороками, но они не безумны, не опасны для всех. Они не будут нападать на него более, от них не придётся защищаться.

- Благодарю за предупреждение. Целители ныне собрались у дома Владыки Элронда, - далее он двигался осторожно, стараясь обходить грязно-серые, изогнутые отростки - чудовищных размеров должна была достичь голова, на которой они росли, разве дракону могла она принадлежать... только не бывает на свете таких драконов. А это был всего только приречный туман. Ничего более.

Туман, наверняка насланный одним из тёмных майар. Туман, что мог побудить одного эльфа напасть на другого, принимая его за вражескую тварь! Нужно было узнать его источник, не став самому жертвой мороков. Тот нолдо сказал, что лихо несла река...

Но он и без того намеревался идти вдоль по её течению на восток. Именно там уже сражались с врагами защитники Имладриса; но стоило внимательно следить за собой и спутниками. И разобраться, только ли мороки таят угрозу. Кем был тот, отрастивший паучьи лапы, по словам Нардила? Врагом, умело притворившимся эльфом, или таким же околдованным эльфом, а те лапы были только наведённой иллюзией?

Некто огромный облизнулся поблизости, предвкушая добычу. Трандуил резко обернулся. Рука его легла на лук, готовая снять его с плеча, но врага не было видно.... если бы и было, следовало вначале разобраться. Настоящий враг был отнюдь не троллем, в которого довольно было бы лишь выстрелить точно, лишь не подпустить его слишком близко, чтобы одолеть. Неведомым и пока невидимым, сильным и коварным.

Звук повторился. Принц Зеленолесья замер в напряжённом ожидании. Снова и снова облизывалось и чавкало чудовище, не удаляясь и не приближаясь, мерно... словно плескала вода. Плескала вода, ещё не застывшая, и только. Трандуил встряхнул головой, стряхивая наваждение.

Идя вперёд, он немного замедлил у вишнёвого дерева. Узкая ладонь обняла гладкую кору. Трандуил надеялся хоть немного лучше разобраться в происходящем, но уловил лишь заботливое, тревожное предупреждение о близкой опасности, о Тени и тумане - о чём он знал и сам. И после - дрожь страха. Тёмная пелена стелилась по земле...

Синда взлетел по стволу вверх. Некоторое время деревья тянулись вдоль реки, и он мог скоро перебираться по ветвям с одного на другое, оставаясь выше пелены. Здесь и звуки, и краски были чище, и не колебались очертания... Он знал, что затем придётся спуститься, но чем ближе в этот миг он будет к лагерю, тем лучше. Кроме того, сверху Трандуил надеялся увидеть точнее: и где именно лагерь, и что происходит там ныне, и где источник этого тумана.

0

11

[NIC]Галадриэль[/NIC][AVA]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2018/1/13/bf84c993026701c0fd684b5d7f0f014e-full.jpg[/AVA]Первыми забеспокоились животные. Сначала своего хозяина покинул конь Элронда, потом, как только владыка Имладриса помог эльфийке ступить на землю, исчез и её белогривый спутник. Впрочем, как правильно заметил Элронд, дальше благородные животные им не помогут. Нужно было идти на своих двоих.
На слова владыки Ривенделла Артанис просто кивнула. Никогда раньше ей не доводилось биться рука об руку с сыном Эарендила, но, наверное, злым силам стоило опасаться их дуэта. Элронд неплохо управлял мечом, Галадриэль больше была по чарам. Хотя каждый не чурался использовать обе эти вещи.
Неожиданно Галадриэль ощутила нечто новое в пронизывающем холоде. Прохладу гор. И не ту успокаивающую, а полную ненависти к Детям Илуватара. Если такие силы служили тёмному посланнику, то, наверное, он и правда был крайне могущественным. Нельзя было терять бдительность. Хорошо, что туман пока как будто избегал дотрагиваться до прекрасной эльфийски с железной волей. Она сохраняла спокойствие, пускай и чисто внешнее.
Дорога выдалась нешуточной. Хотя было полегче чем тогда, в Хэлкараксэ. Этот мороз не шёл ни в какое сравнение с тем, жутким, и казался скорее эхом из прошлого. Артанис ступала мягко и осторожно. Ни единый камушек не шелохнулся под её ногами, пока она преодолевала путь.
Про себя Артанис подумала, что может что-то сделать с замёрзшей водой. Это была её близкая стихия, особенно из-за великого кольца (хотя она ни разу его не надевала, ведь Единое было на пальце Врага). Но какое-то внутреннее чувство подсказывало, что пока лучше было сохранять молчание. Не нужно было привлекать внимание противника или противников раньше времени.
К своему удивлению эльфийска заметила, что какая-то сила поспешила растопить ледяной водопад. Правда, радоваться было рано – впереди показалась неизвестная фигура, явно повыше обычного эльфа. Элронд первым окликнул её, потребовав представиться. Нэрвен стояла за ним, пристально глядя на чужака, временами всматриваясь в окружение.
Чем же закончится этот день?

Отредактировано Araglas (2018-02-05 20:04:41)

+1

12

Ветер был холоден и свиреп в скальной теснине, подле белоснежных струй коченеющей реки. Река откликнулась на призыв Полуэльфа, точно больной сквозь тяжкое забытье. Потянулась, вздрогнула. Сквозь взломанный лёд ударили звонкие струи оттепели. Долина слишком хорошо помнила тепло солнца и звон птичьих голосов. Власть Тёмного пошатнулась, точно так же, как пошатнулся ледяной клык у него под ногами. Но звук лавины нарастал, и на мервтенно-бледном лице чужака появилась злорадная усмешка:
- Моё имя Карадрас. Передай его Владыке Мёртвых, пусть всезнающая Вайрэ впишет его в свой гобелен. Передай, что скоро им обоим прибавится работы.
Словам Карадраса вторили холод, снег и ледяное крошево. Злая сила опустилась с гор и ринулась вниз, сметая камни, душа реку рыхлым и тяжёлым покровом. К счастью, большая часть снежной лавины прошла стороной. Враг явно метил не в них, или не решался применять столь грозную силу в непосредственной близости от себя. Так или иначе, обоим эльфам пришлось бы постараться, чтобы удержаться на ногах: из-за ближайших скал, в них, словно заряд тяжёлой картечи, летели сгустки снега и ледяное крошево. Волна метели скрыла, вероятно, скинула вниз, сражавшихся до сих пор орка и Айналкара.
Лишь убедившись, что снежный вал достиг своей цели, Карадрас обернулся к эльфам. Он казался большим и могущественным даже в сравнении с владыками эльдар, но пристальный взгляд мог заметить рану у него на спине и то напряжение, которого ему стоила борьба за долину. Не самый великий воин и заклинатель среди слуг Мелькора, Карадрас вскоре должен был начать выдыхаться.
- Эта долина отныне моя. Я заявляю на неё право сильного! Хотите вернуть её назад? – взгляд умайа пронизывал, словно зимние ветры, над которыми он властвовал. – Тогда отдайте то, чего я хочу. Мы знаем, часть наследия Келебримбора находится у вас. Отдайте его, и мы уйдём. Обещаю.

Деревья были встревожены. Их корни зябко вязли в сером тумане, их листья слышали рокот приближающейся лавины, их ветви трепетали. Могучие дубы клонились к меньшим деревьям, словно готовились принять на себя основной удар. И вот, раздался грохот, со скал вниз хлынул вал из снега, льда и камней. Тяжёлой волной он пропахал скалы и скатился вниз, сметая всё на своём пути. Развесистый дуб, на котором своевременно устроился Трандуил, вздрогнул и заскрипел под натиском пологой грязно-серой волны. Отовсюду доносился непередаваемый рокот и скрежет, с которым замедлившаяся масса снега, льда и камней ползла по земле. Потом, всё стихло.
Могучий дуб распрямился, стряхнул с ветвей ошмётки снега и явственно вздохнул с облегчением. Среди местных эльфов хватало чудаков, сохранивших старинную привычку разговаривать с деревьями. И порой, те отвечали. Дуб-великан как раз решил потереть друг о друга озябшие ветви, когда из снега внизу высунулась бледная, но явно живая рука. Судя по тонкому сложению пальцев и кисти, она принадлежала женщине или подростку. Впереди всё терялось в снежной мгле, куда не кинь взор, из рыхлой массы торчали обломки камня или дерева, и в блеске льда не было обычной прелести. Тем не менее, лавина зацепила лишь восточный край Имладриса, а на западе всё ещё ярился драконий огонь. Но здесь воздух был тяжек и тих. Лагерь эльфов был восточнее, выше по склону, но и оттуда не долетало ни звука. Посреди обширного снежного покрывала тянулась к низкому небу рука.

+3

13

Почувствовав приближение злой воли, Полуэльф не мешкал ни мгновения, доверившись секундному порыву. Он резко дернул леди Галадриэль за плечо, задвигая её себе за спину. В лицо ударила острое снежное крошево, заставляя прикрыть глаза. Он поднял руку, пытаясь закрыться от ледяного ветра и отступил шаг назад, не в силах противостоять могучей снежной стихии.
Как бы то ни было, всё прекратилось так же быстро, как и началось.
- Карадрас? Так слушай же меня, Карадрас. Ты не получишь на этой земле ничего, ибо тебе она не принадлежит. - голос его от сдавленного полушепота рос и усиливался. Впрочем, Элронд не сомневался, что оппонент слышит каждое слово невзирая на громкость.
Он внимательно посмотрел на майа. Словно выточенная изо льда маска лица вызывала оторопь.
Всё это время его переполняли воспоминания, сожаления, сомнения - о прошлом. Ужасном, прекрасном, кровавом, полном огня и страха, войны.
Словно наяву проносились в его голове видения того, что произошло вот уже почти 400 лет назад. Как обрушивались здания, как сминались стройные ряды, как тень заслоняла солнце.
Боль и гнев наполнили собой сознание, вызывая острое желание, потребность - изгнать этого врага со своей земли, не дать ему и тени шанса повторить события тех ужасных лет.
- Над этой землей нет и не будет твоей власти, - он медленно пошел вперед, шаг за шагом сокращая дистанцию между собой и Карадрасом. В его голове судорожно метались мысли о том, как сразить стоящего перед ним чужака. Меч был при владыке Имладриса, но поможет ли он.
О Галадриэль он не думал в этот момент. В конце концов, мало кто может сравниться в могуществе с золотоволосой дочерью Финарфина.
- Ты пришел сюда за тем, что сотворено не тобой, не по твоему замыслу и не для тебя. И пришел не по своей воле, - майа говорил о том, за чем охотился не он. А потому не могло быть сомнений в том, кто его послал. - Так о каком праве сильного ты можешь говорить, когда выполняешь приказы другого?

[NIC]Элронд[/NIC]
[STA]День - это светлая ночь[/STA]
[AVA]https://pp.userapi.com/c840428/v840428987/427d8/o8cFHhHSUuk.jpg[/AVA]
[SGN]Чем темнее ночь,
Тем ярче горит звезда[/SGN]

Отредактировано Narubatal (2018-02-15 15:43:03)

+2

14

Когда поток снега, что стёк сверху подобно реке, прошёл и стих, Трандуил понял, отчего деревья отозвались так скупо. Они заботились об одном из тех, кто всегда заботился о них; не время было делиться тем, что они заметили, время - предупреждать. Он замедлил бы внизу, пытаясь понять больше, и мог быть погребён под снегом.

Как тот юный эльф или эльфийка, чья рука тянулась к небу из последних сил.

- Окажите мне помощь, древа Имладриса! Ветви спускайте, снег расчищайте - да освободится из снежной ловушки эльф, друг деревьев. Есть ли здесь и другие?

Возможно, не одного смело этим снегом, но лишь одному удалось хотя бы руку протянуть вверх. О мгле Трандуил не забывал, но разве мог он оставить погибающего родича, что вскоре мог задохнуться? Принц Зеленолесья спрыгнул с нижних ветвей дуба на глубокий снег. Где человек мог бы провалиться с головой, там эльф мог лишь оставить лёгкие следы. Ни умение владеть своим телом, ни лёгкость шага не защитила бы от свирепого белого потока, обрушившегося на голову; но не ловкость ли и сохранила жизнь этому эльфу или эльфийке?

Трандуил крепко ухватил за руку несчастного - или, быть может, счастливого, раз судьба принесла его не на камни и не на пустое в эти минуты место, но именно туда, где есть кому помочь. Теперь следовало как можно скорее вытянуть его вначале на поверхность снега, а после, если других нет - наверх, на ветви, чтобы и далее избегать опасного тумана. Ещё прежде этого он поднял взгляд на Карандола, оказавшегося ближе всего к своему принцу.

- Помоги мне поднять родича на ветви.

Рыжеволосый эльф перебрался на дуб и также спустился на нижние ветви, но на землю спускаться не стал. Широко улыбнулся: родич едва избежал гибели. Мэларас, однако, не был настроен так же. Он тревожно смотрел сверху вниз на своего принца, отделённого от него тремя деревьями, протянутую в мольбе о помощи руку, грязно-серый снег и грязно-серый туман. Последние показались ему в чём-то сходными.

+1

15

[NIC]Галадриэль[/NIC][AVA]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2018/1/13/bf84c993026701c0fd684b5d7f0f014e-full.jpg[/AVA]Враг решил продемонстрировать свою силу, обрушив на это место снежную лавину. Ледяные и снежные ошмётки полетели в эльфов. И если бы Галадриэль не прикрывал Элронд, кто знает, удержалась бы она на ногах. Впрочем, на месте она не стояла, а поддерживала глашатого Гил-Галада сзади.
А враг оказался разговорчивым. Сначала он предъявил притязании на эту долину, что казалось смехотворным несмотря на серьёзность ситуации. Если бы только угрозы вершили новые завоевания, то Моргот уже давно был бы владыкой всей Арды, а не воевал с эльфами и людьми сотни лет. Затем Карадрас потребовал… кольца Келебримбора? А вот это он точно не получит.
- Даже будь это у нас, - обратилась Артанис к чужаку, видя, что Элронд пошёл вперёд после пламенных речей, полных ярости, - мы все знаем, чего стоит ваше благородство. Ты не получишь здесь ничего. Лучше убирайте туда, откуда пришёл, а не то тебя настигнет погибель.
Голос Галадриэли был почти таким же суровым, как у Элронда. Она решила медленно достать меч, чтобы на всякий случай быть готовой к бою в нужный момент. Правда, рваться вперёд она не спешила. Вместо этого она в очередной раз осмотрела окрестности. Река рядом томилась под толщей снега, льда и обломков. Казалось, тёмная сила окончательно взяла над ней вверх.
Если можно было назвать стихию, к которой Артанис была предрасположена, то это, пожалуй, была вода. Ещё до получения кольца Нэньи она неплохо ладила с реками, особенно в Дориате, а после так вообще легко находила с ними общий язык. Правда, это пробудило в ней тягу к морю, но сейчас об этом как-то не думалось.
Из уст Галадриэли прозвучали зачарованные слова, похожие на какую-ту давнюю песню. Песню весны, приходящей после суровых зимних холодов. Артанис попыталась пообщаться с рекой, если это ещё было возможно. Нужно было понять, могла ли та снова подать голос, и можно ли было ей как-то помочь.
Хоть было заметно, что врагу его колдовство стоило много сил. Ещё раз такой трюк с лавиной он вряд ли повторит.

Отредактировано Araglas (2018-02-20 21:35:39)

+1

16

Неуверенность коснулась мёрзлого сердца Карадраса, когда сын Эарендила пошёл на него. Не такого он ждал от «презренных нолдор, будь они прокляты до седьмого колена!». Кряжистый силуэт духа словно оплыл, он сгорбился, и на его мертвенном лице проступил звериный оскал. Сейчас, когда его телохранитель исчез, дух голодной стужи ощущал определённую неуверенность. Но он скорее отгрызёт себе руку, чем уйдёт без пары драгоценных эльфийских побрякушек в своей руке.
- Я пришёл сюда за тем, что нужно мне и моему повелителю – тихо, но угрожающе произнёс умайа. – И я получу это, даже если придётся сравнять это место с землёй. В общем-то, я буду рад…
Но тут заговорила золотоволосая эльфийка, и желчные слова застыли у него на языке. Они смели сомневаться в его силе?! После того, как он скрутил льдом их звонкую речушку, после устроенной им лавины? Неужели ему и впрямь придётся похоронить здесь всё под тоннами промёрзлого камня, чтобы они начали воспринимать его всерьёз? Внезапно, он отшатнулся к пропасти и указал рукой на припорошенную снегом долину.
- Только дай мне повод! – рык, подобный звериному, слетел с его губ, медвежья шкура взметнулась, точно чёрное крыло. – В этом мире есть лишь один, достойный моей службы, и он воистину велик! Не тебе, жалкому червю, оспаривать волю Властелина Тьмы, чья музыка гремит в каждом всполохе пламени, в каждом порыве ледяного ветра! Его воля – закон. Отдай мне свою драгоценность, или попрощайся с этим дивным местом. А может, побрякушка Келебримбора тебе важнее собственных слуг? Уверен, они поймут твою надобность и охотно согласятся с такой жертвой.
На серых пальцах поблескивали чёрные заострённые ногти. С каким удовольствием он бы содрал с них кожу! Сам вид этих двоих заставлял сердце неистово метаться в груди. Эти черты, эти волосы… он узнавал потомков и родичей древних королей ненавистного народа. Лишь мысли об их великом плане помогали оборотню держать себя в руках, пока что. Ему нужны эльфийские кольца. Все, какие есть. Если есть шанс заполучить их шантажом, а не насилием, следовало им воспользоваться.
В то же время, умайа чувствовал, что время его силы проходит. Река ответила на зов Галадриэль, слабо, но отчётливо. Оковы тёмных чар не могли стереть память о бесчисленных звёздных ночах и звонких песнях. Придёт время, и природа возьмёт своё, лёд схлынет и унесёт с собой грязь враждебной Музыки. И в то же время, камни, деревья и сама земля Имладриса стонала под тяжестью оков. Это был не просто лёд, не просто охлаждённая вода. В каждом кристаллике таился яд злобы, более древней, чем сама эта земля. Тема Мелькора ощущалась как рваная рана на теле этих земель. Артанис могла попытаться поторопить природу с исцелением.

Деревья шептали. Прислушавшись, Трандуил мог различить в шелесте листьев и скрипе ветвей голоса. Деревья говорили о том, что такого не бывало в Имладрисе на протяжении веков, и даже старейшие среди них не могли припомнить ничего подобного. Они были напуганы едва ли не больше самого Трандуила и зябко клонили ветви к земле. И всё же, они помнили старую дружбу и откликнулись на зов. Длинные ветви опустились и принялись осторожно разгребать снежную массу у могучих корней. В стороне от них зелёная ель, что до сих пор высокомерно поглядывала на теплолюбивых собратьев, зашуршала пушистыми ветвями, разгребая ближайшие сугробы. Скрип и шелест распространялись вокруг, и странно для людского ока выглядело это зрелище.
Но вот, Трандуил опустился к торчащей из сугроба бледной руке. Кожа несчастного была безупречно гладка и холодна как лёд, но он ответил на прикосновение, ухватив эльфа за запястье. Вдруг наступила тишина. Деревья замерли. Снежная пелена у колен Трандуила раздвинулась, и в образовавшейся воронке показалось лицо прекрасной девы. От неё сложно было отвести взгляд, мертвенная, сверхъестественная, она одновременно притягивала и вызывала отвращение. Великий дуб позади эльфа предостерегающе заскрипел, ветви потянулись к принцу Зеленолесья… Поздно.
Огромные глаза девы распахнулись. Они напоминали хрустальные пруды, полуприкрытые налётом тины и перегноя. Дева приподнялась из своей снежной темницы, и у Трандуила должно было возникнуть ощущение, будто он тонет в этих голубовато-зелёных глазах, пропадает без остатка. Туман вокруг сгустился, стал почти осязаем, прочие звуки напрочь пропали, и весь мир, казалось, был отгорожен этой плотной серой стеной. Для прочих эльфов Трандуил словно растворился в серой дымке, им придётся постараться, чтобы найти его, хоть сын Орофера и стоял в считанных метрах.
- Ааах… Слава Владыке, ты спас меня! Мой герой.
Лицо, бледное и прекрасное, приблизилось. Манящие губы раскрылись для поцелуя, щеки Трандуила коснулось сладкое, дурманящее дыхание...
- Но ты не из нолдор!
В высоком голоске девы явственно слышалось разочарование. Она отодвинулась, придирчиво разглядывая свой улов, потом надула губы и с презрением воскликнула:
- Да быть того не может! Чтобы среди сотен изгнанников мне попался какой-то лесной эльф!
В воздухе промелькнула хрупкая, но на удивление сильная рука, после чего на лицо Трандуила обрушилась увесистая пощёчина. Чары ослабли, и даже туман, казалось, начал рассеиваться. Дева казалась капризным ребёнком, которому на день рождения вместо желанного щенка подарили куклу или ручную крысу. Казалось, ещё немного, и она вовсе уйдёт восвояси, но дева неожиданно сменила гнев на милость.
- Ладно, перекушу тобой, а потом займусь другим берегом реки.
И прежде, чем осознание происходящего настигло лесного принца, умайэ до пояса высунулась из снежного плена, обхватила его за плечи в стальных объятиях и с немеряной силой потянула вниз.

+1

17

"Ос-сте-ррегиссь, стр-раж лесс-ной..." - почти явственно слышалось в скрипе могучего дуба, когда спасённая Трандуилом из снежного плена начала подниматься и открыла глаза. В лице её было что-то неправильное, такое, чего не должно быть, и он внял бы предостережению дуба, Вначале отстранившись, затем вновь взобравшись на дерево и решая, как защититься от той, что лишь казалась родичем...

Только затянутые мутью огромные глаза стали ещё расширяться, поглощая ближайшее дерево, все деревья, видимое пространство, небо... Как такое могло быть и что значило, принц Зеленолесья думать не мог. Глаза же обрели продолжение - лик, и голос, и аромат:

- Ааах… Слава Владыке, ты спас меня! Мой герой. Но ты не из нолдор!

Разочарование, побудившее деву отодвинуться от жертвы, вернуло принцу ясность ума. Лицо, показавшееся ему прекрасным, оказалось безобразным, как безобразно всё, чего коснулось тление и порча. Это её он так стремился спасти?!

- Но ты не эльф, а отродье Тьмы! - возмущённо произнёс он почти одновременно со словами тёмной майэ. В следующий миг получив от неё пощёчину. Поступок был столь оскорбителен и одновременно столь неопасен, что возмущённый Трандуил скорее искал достойный принца ответ, чем спасение. Тем неожиданней и отвратительней было обещание девы его съесть. Противиться железной хватке он не мог, но отчаиваться не желал. Хотя противостоять  тёмной майэ, вообще говоря, было не по силам сыну Орофера... разве что на значительном расстоянии с луком в руках.

Вместо того, чтобы рваться вверх, к свету, он сам дёрнулся ещё ниже - туда, куда его тянули. Чтобы не помешать друзьям, которым успел крикнуть:

- Обратите её в ежа!

Все, кто мог сейчас прицелиться, натянули тетивы - чтобы застрелить незнакомку, как некогда пролетавшего над Зеленолесьем вампира.

Оффтоп. Знаю, что сейчас не моя очередь. Если нужно, временно уберу этот пост...

Отредактировано Thranduil (2018-04-04 10:39:19)

0


Вы здесь » Путь в Средиземье » Север » (Ривендел, 14 июня 2221 В.Э.) Лёд