Путь в Средиземье

Объявление


Добро Пожаловать!


 

«На протяжении сумерек Второй Эпохи Тень растёт на востоке Средиземья,

всё больше и больше распространяя своё влияние на людей, чья численность

умножилась, в то время как род эльфов начал увядать. Вот три основные

темы: Задержавшиеся эльфы, что остались в Средиземье; возвышение

Саурона до нового Тёмного Властелина, повелителя и бога людей; и

Нуменор-Атлантида. Они рассматриваются историографически и в двух

преданиях или рассказах: Кольца Власти и Падение Нуменора. Оба служат

существенными предпосылками для Хоббита и его продолжения» - Письмо

131 Милтону Валдману, Дж. Р. Толкин.


Список персонажей Правила Сюжет Ситуация в мире Шаблоны анкет Акции
Администрация
Sauron  372279461
Rava

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Путь в Средиземье » Игры со временем » Химринг. Белерианд. 466-й год ПЭ


Химринг. Белерианд. 466-й год ПЭ

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Время: 466-й год Первой Эпохи

Место: Крепость Химринг. Северный Белерианд

Участники: Куруфинвэ (НПС), Макалаурэ

События:
И холоден был Ородрета ответ:
- Пред королем вы. Нужды ему нет
В ваших услугах. Его лишь приказ
Пришли вы услышать и выполнить враз.
Прежде, чем день будет в море тонуть,
Должны вы уйти! И отныне ваш путь
Сюда никогда не придет уже вновь,
Ни пути остальных Феанора сынов;
Дружба и верность навеки потом
Не свяжут уже Нарготронд и ваш дом!
(с) Лэ о Лейтиан

И вот средние сыновья Феанора наконец добрались до Химринга, дабы предстать перед своими старшими братьями и держать ответ за свои деяния в Нарготронде. Вот только всё вышло не так просто, как им наверняка хотелось бы.

Примечание: Конкретно о подобных беседах между феанариони в каноне нет, но нам всё-таки кажется, что они имели место быть. Ибо вряд ли могло обойтись без чего-либо подобного

0

2

На лагерь опускался вечер и звезды понемногу начали проявляться на темнеющем небе. Вдали сверкнуло раз, другой. Правда, даже через минуту звуков грома так и не послышалось. Зарницы. Который день подряд.
Куруфин лежал на земле, сложив руки на животе и молча созерцал далекую синь. Творящаяся вокруг суета, развитая главным образом Турко, его не особенно волновала.
Звезды завораживали, увлекали с собой в сверкающий хоровод, заглушая боль и тоску, снедающие душу.
- Иди, поешь - устало произнес Тьелко, опустившись рядом на землю. Он выглядел, мягко говоря, неважно: под глазами залегли тени, волосы словно потускнели, как и глаза, а красиво очерченный рот непроизвольно кривился.
Круфинвэ снова почувствовал укол совести - он был повинен в том, что сейчас переживал Туркафинвэ. Впрочем, в том, что случилось, виноваты они оба - и никто из них. В конце концов, не только третий потерял близкого, Курво тоже. Даже больше - вместе с Тьелпэ в Нарготронде остались и дружины обоих братьев за исключением пары нолдор, которые сидели у костра - Рингаэла и Ольваона. Их уставшие фигуры четко выделялись на фоне танцующих языков пламени.
Куруфинвэ не мог сказать, почему эти двое отправились вместе с сыновьями Феанора в изгнание. Может из преданности, может из дружбы. Он очень хотел надеяться, что не из жалости. На ум всплыла строчка из памяти, давно и прочно забытая - а вот теперь всплывшая на поверхность: недостойна воителей жалость.
Пожалуй, жалость к себе ещё более недостойна.
- Toronya? - Куруфин почувствовал руку на плече ровно в тот момент, как очнулся от размышлений. - Всё остынет, иди, тебе нужно поесть.
- Я не голоден, - отрезал Куруфин, мельком глянув на брата и переведя взгляд обратно на звездное полотно над головой. - А ты иди.
- Мы завтра прибудем в Химринг, там тебе придется говорить, ты же знаешь Майтимо и Макалаурэ. - устало проговорил Тьелкормо, поднимаясь с места и молча же уходя в темноту в сторону расстилающегося по правую руку от лагеря поля. Куруфин не сомневался - брата одолевают те же мысли, что и его самого.

Ворота распахнулись перед небольшой группой всадников, пропуская их внутрь крепости. Куруфин с неудовольствием отметил нарочито бесстрастные глаза верных, смотрящих, казалось, прямо в душу.В них не было ни гнева, ни радости, ничего - словно огонь в них потух, а пепел его разметало по пустынным равнинам вокруг Химринга.
Он гордо вскинул подбородок, краем сознания отмечая бесполезность действия: посеревшее от переживаний и потемневшее от дорожной пыли лицо являло собой достаточно красноречивое свидетельство истинных мыслей и чувств перводомовца.
Он спешился и, не оглядываясь, прошел в двери главного здания, где обычно можно было найти братьев. То, что Турко следует за ним, не вызывало сомнений. Как и то, как встретят их остальные феаноринги.

НПС Куруфин
[NIC]Куруфин[/NIC]
[STA]Нас не надо прощать[/STA]
[AVA]https://pp.userapi.com/c639616/v639616802/3c853/CZZOURURYIU.jpg[/AVA]
[SGN]Нас не надо прощать - знаешь, брат, не прощают такое.
И не просят прощенья, едва отстирав кровь с плаща,
Четко зная, что если... - то вновь беспощадной рукою,
Повторится по новой всё... Нет, нас не надо прощать.[/SGN]

Отредактировано Narubatal (2017-08-14 20:00:33)

0

3

В библиотеке было тихо и тепло. В камине уютно горел огонь, а на столе у окна неярко мерцал светильник, разгоняя уже сгущающиеся сумерки. Вот только воздух в комнате едва ли не звенел от напряжения и еле сдерживаемых находящимся в помещении нолдо эмоций. В Химринге вообще всё кипело и бурлило после вестей из Нарготронда, а уж лордов в последние дни опасались даже те, кто хорошо их знали и были с ними в хороших отношениях. Ибо предсказать реакцию на что-либо не взялся никто.
Макалаурэ редко можно было разозлить настолько, чтобы в нём в полную силу проснулся унаследованный от отца внутренний огонь. Но средним это удалось, хоть они наверняка о том и не догадывались даже. И если внешне он оставался спокойным и уравновешенным, как и всегда, то внутри едва ли не ярость полыхала. Причин было несколько, но пожалуй едва ли не самой главной на данным момент была та, что погиб Финдарато, и в большей степени Макалаурэ винил в том братьев, из-за вспышки которых арфинг отправился на верную смерть даже без достойной поддержки, с которой возможно и удалось бы миновать обиталище Чаурона. А ещё вновь давала о себе знать Клятва...
Менестрель мерил шагами пространство от стола до двери и обратно. Это помогало сосредоточиться и не выплеснуть накопившиеся эмоции впустую. Впереди предстоял сложный разговор, вот когда всё накипевшее потребуется ему в полной мере. А пока нужно сдерживаться. Верные не виноваты, что средние сыновья Феанаро умудрились натворить дел и разозлить братьев. Майтимо, вон, и того хуже, он старший. Ему ещё решать в итоге, что всем им делать дальше. Та ещё задачка, особенно учитывая накалившиеся отношения с Нарготрондом.
За дверью послышались приближающиеся шаги. Значит приехали... Что же... Макалаурэ резко развернулся и отошёл к окну, став к нему лицом и положив обе ладони на край подоконника, будто ища в нём некую мимолётную поддержку. А стоило двери открыться, не поворачиваясь произнёс ровно и холодно.
- Турко, тебя ждёт Нельо в своём кабинете. Курво, а тебе предстоит говорить со мной.
По тону голоса было понятно, что возражений он даже слушать не станет. Тем более Нельо действительно решил, что лучше будет разделить сразу этих двоих, чтобы с ними общаться было попроще, а то вместе они любого до взрыва довести способны, а Старший и так опасался, что не сдержится и за меч схватится. У Кано-то при себе сейчас меча не было, но у него и оружие посерьёзнее было, чем даже самая лучшая аманская сталь.
- Рассказывай. - Коротко и по-прежнему не поворвчиваясь к брату. Почти приказ. Впрочем, ситуация иного обращения и не предполагала пожалуй.

+1

4

Куруфин молча следил за тем, как Турко, понурившись, выходит из комнаты. Он и не подумал спорить у брата “Зачем?” и даже не посмотрел на Канофинвэ. Тяжелые шаги быстро удалялись по коридору. 
"Значит, решили разделить и обработать по-одиночке. Хорошо, посмотрим, кто кого."
Куруфин прошел к камину и сел в кресло, нисколько не заботясь об обивке и позволяя дорожной пыли и грязи свободно въедаться в дорогую золотистую с красным отливом ткань. Взглянув на Макалаурэ так, будто ничего не произошло, Умелец мягко и тягуче уточнил:
- Что именно?
Он отчетливо понимал, что Канофинвэ злился, как и Майтимо - и оба они имели на это право без сомнения. Как имели и все верные Первого Дома, Атаринке хорошо понимал это. Но понимал также и то, что иначе события повернуться не могли. Финдекано в любом случае пошел бы за этим смертным как баран на бойню, скорее всего погиб бы - только при этом обрек на гибель весь свой город к тому же. И тут сын Феанаро не чувствовал себя виноватым ни в коей мере.
Единственное, что он мог сделать и не сделал - дать по башке этому дурному третьедомовцу и не отпустить никуда, запереть в подвале, а Берена прирезать в первом же тёмном углу как бешеного пса.
Только нарготрондцы не поняли бы этого и восстали бы, “спасая” своего короля из перводомовского “плена”.
- Что ты хочешь услышать, Кано? О том, как мы спасли Нарготронд ценой союза с ним?

НПС Куруфин
[NIC]Куруфин[/NIC]
[STA]Нас не надо прощать[/STA]
[AVA]https://pp.userapi.com/c639616/v639616802/3c853/CZZOURURYIU.jpg[/AVA]
[SGN]Нас не надо прощать - знаешь, брат, не прощают такое.
И не просят прощенья, едва отстирав кровь с плаща,
Четко зная, что если... - то вновь беспощадной рукою,
Повторится по новой всё... Нет, нас не надо прощать.[/SGN]

0

5

- Недавно пришло послание от Рэсто. - Медленно заговорил менестрель, по прежнему не поворачиваясь к брату и не давая тому видеть своего лица. - В котором он поведал обо всём произошедшем в городе с момента появления там смертного. Теперь я хочу слышать твою версию тех же событий начиная с того же момента и заканчивая вашим приездом сюда.
Для начала так. Просто выслушать вторую сторону. Макалаурэ прекрасно понимал, что пересказ произошедших в Нарготронде событий в изложении Курво будет совершенно отличен от того, что было в подробном и обстоятельном письме кузена, который вежливо и корректно, но без всякого намёка на прежние ровные и дружественные взаимоотношения объяснил старшим кузенам, почему поступил именно так как поступил, что стало тому причиной, и какие у всего этого с его стороны и со стороны народа Нарготронда будут последствия.
Самое печальное, что по-видимому ни Курво, ни Турко себя виновными не считали и скорее были готовы обвинить и смертного, и Финрода, и прочих нарготрондцев, и даже Рэсто, свою же позицию отстаивать до конца, не слушая других. Что же... Всё равно стоит попробовать переубедить. Или хотя бы понять, что стало толчком к пролёгшему даже в их семье разногласию, и как это можно исправить.
А ещё почему-то вновь промелькнула мысль о Проклятии. Вот оно, во всей своей красе. Нолдор уже практически сцепились меж собой. Что же дальше...
Макалаурэ по-прежнему смотрел за окно на мерную и выверенную годами жизнь крепости. И только чуть подрагивающие кончики пальцев выдавали его внутреннее напряжение. Он был готов выслушать брата. Выслушать и сделать выводы. Вот только откуда-то уже догадывался, что услышанное не будет добрым. Наверное потому, что арафинвиони не имели привычки лгать, тем более в таких вещах. А значит словам кузена стоило поверить. Не как непреложной истине конечно, но... Но сейчас нужно выслушать Курво, самого красноречивого из всех них, и одного из тех, кто в отличии от прочих нолдор-изгнанников, находятся род влиянием ещё и Клятвы, которая также сыграла немалую роль в этой истории.

0

6

Будь он друг или враг, запятнан иль чист,
Порождение Моргота или светлый вала,
Эльда, или майя, или Пришедший Следом,
Человек, еще не рожденный в Средиземьи,
Ни закон, ни любовь, ни союз мечей,
Ни страх, ни опасность, ни сама судьба,
Не защитят от Феанаро и его рода
Того, кто спрячет или сохранит или возьмет в ладонь,
Выбросит прочь или отдаст, но не нам
Сильмарилл.
Так клянемся мы все.
Смерть принесем мы ему до конца дней,
Горе до скончания мира.
Слово наше слышишь ты,
Эру Всеотец! В вечнодлящуюся Тьму
Ввергни нас, если дела не совершим.
На святой горе услышьте нас,
И клятву нашу запомните, Манвэ и Варда!

- Хорошо. - Куруфин откинулся на спинку кресла, давая отдых уставшим мышцам. Впереди был долгий вечер и разговор предстоял очень тяжелым. Была б его воля, Атаринке налил бы себе сейчас вина и вдоволь помолчал, глядя на огонь.
Но такой роскоши, как кувшин вина, под рукой не было. Да если б и была - Куруфинвэ не двинулся бы с места. Макалаурэ сложно разозлить, это верно. Но ещё сложнее успокоить. Если бы сейчас у старшего брата был меч, Куруфин и близко не подошел бы к нему несмотря на всё бесстрашие. Впрочем, оставалась вероятность получить в лоб чем-то менее острым, но более тяжелым.
- Ну раз сам Артаресто, - он выделил последнее слово, протянув его с легкой ехидцей в голосе - Артаресто он не любил по понятным причинам и считал бесхребетным слабаком. - Тогда ты знаешь сам ход событий. Не знаешь только нашего взгляда на них и причин наших поступков.
Куруфин замолк на пару мгновений, раздумывая над тем, что сказать дальше.
- Он собирался пойти в Ангамандо и добыть сильмарилл. И отнести его в Дориат. И всё ради девки.
Куруфин резко вздохнул, осознав, что непроизвольно сжимал кулаки всё то время, пока произносил последние страшные для любого эльда Первого Дома слова.
- Ты помнишь Клятву, брат? Представь на минутку, что Нарготронд откликнулся бы на зов этого выродка и помог бы ему добыть камень. Во-первых, нам пришлось бы напасть на Дориат - сомневаюсь, что Синдколо по доброй воле отдал бы нам сильмарил. можешь подсчитать, сколько было бы жертв? Во-вторых, нам пришлось бы напасть на Нарготронд. Собственно, жертв было бы ещё больше. Это не считая того, что Финрод стал бы нам врагом сразу и автоматически.
Принести в жертву целые народы ради дориатской принцессы. Неплохо, а?

[NIC]Куруфин[/NIC]
[STA]Нас не надо прощать[/STA]
[AVA]https://pp.userapi.com/c639616/v639616802/3c853/CZZOURURYIU.jpg[/AVA]
[SGN]Нас не надо прощать - знаешь, брат, не прощают такое.
И не просят прощенья, едва отстирав кровь с плаща,
Четко зная, что если... - то вновь беспощадной рукою,
Повторится по новой всё... Нет, нас не надо прощать.[/SGN]
НПС Куруфин

Отредактировано Narubatal (2017-08-16 09:52:48)

0

7

Макалаурэ молча выслушал брата до конца. И потом ещё с минуту молчал, прикрыв глаза и стараясь сдержаться, чтобы вот прямо сейчас не высказаться в стиле отца в гневе.
- Я помню... - Наконец произнёс Кано, имея в виду Клятву. Он помнил, и он знал, что в той ситуации, которая возникла в Нарготронде на совете, её значение и смысл можно было трактовать по-разному. Средние трактовали в пользу своей точки зрения и так, как понимали они, но можно было и чуть иначе... Это не избавило бы Берена от последствий, но с некоторой долей вероятности, и с очень большой кстати, ибо Арато-таки не дурак и хвататься за Камень даже ради смертного не стал бы, арафинвиона миновало бы возмездие Первого Дома. Ну максимум была бы выволочка от старших на тему "нечего всяким людям помогать в обход родичей и их Клятвы". А получилось... то что получилось в общем. И выволочку получают уже средние, а Арато отправился в Мандос в гости к Намо, коему приятнее было бы конечно видеть у себя перводомовцев, но тут уж ничего не поделаешь. Когда-нибудь и их черёд тоже придёт...
- На Дориат нам и без того придётся идти войной, если затея смертного обернётся удачей. - Медленно, тщательно обдумывая складывающуюся ситуацию, вновь заговорил менестрель. - А вот по поволу Нарготронда можно бы и подумать. - Он вновь сделал паузу, во время которой всё-таки на несколько мгновений обернулся к брату, окинув того внимательным взглядом. - Финдарато обещал помочь смертному добраться до Ангбанда и выкрасть Камни, или же он сам собирался их выкрасть, чтобы помочь тем смертному в решении его беды? Важный нюанс, Курво, от которого зависит то, как нам бы следовало действовать в итоге. Как и то, что именно обещал Тинголу смертный и как он это обещание сформулировал. - Вот теперь уже менестрель постарался поймать взгляд брата в ожидании ответа. Ему, как ученику валар, было хорошо известно, что любое слово, даже любая иная форма слова, может абсолютно поменять смысл сказанного, тем более если это сказанное имеет какую-либо внутреннюю силу, те же клятвы, обещания, предостережения, пророчества и прочее подобное. И знающему и умеющему работать со словами под силу изменить и ситуацию, и даже понимание фразы. Вот только с этим приходится быть осторожными, иначе либо можно всё испортить окончательно, либо просто пропустить важные моменты, как в данном случае. Уж на что Курво был талантливым оратором, а и то похоже упустил несколько деталей, на которых как раз можно было хорошо и по-умному сыграть, избежав и лишней крови, и войны. И хорошо бы Пятый сам увидел теперь эти детали. Просто выцепил их из формулировок. Это не исправит уже ситуации конечно, но поможет брату разобраться и понять. Чтобы в следующий раз не полыхать раньше времени и подумать головой, а не Клятвой.
- А сейчас как ты относишься к Финдарато? Он ведь всё равно пошёл. - Он вновь отвернулся к окну и вновь будто бы скрывал своё лицо и выражение глаз от брата. А сам же ждал ответа и на этот вопрос. Ведь от этого ответа тоже многое зависит. Ибо его, Кано, отношение к кузену не поменялось ни на кроху. Даже с учётом того, что Финрод всё-таки отправился помогать смертному. На это Клятва молчала, и записывать арфинга во враги как-то желания не было. А вот что скажет об этом Курво...

0

8

- Этого он не сказал, как и того, почему он хочет помочь смертному добыть НАШ сильмарилл. - Куруфин вытянул вперед руку и раскрыл ладонь. Тонкие длинные пальцы темнели на фоне камина. Он с минуту помолчал, рассматривая свою руку, и медленно, задумчиво, с оттяжкой продолжил: - Но мы не могли пустить дело на самотек. И если ты этого не понимаешь, то… я даже не знаю, что сказать.
Куруфин уверенно и даже нагло посмотрел в лицо брату, чувствуя, как в душе поднимается волна.. гнева? Нет, вряд ли. На Кано вообще сложно злиться. Скорее протеста. Против обвинений, против недоверия и неправды, возложенной на них рукой Артаресто. О, как он в этот вечер ненавидел Артаресто! Но ещё больше - тех, кто поверил ему и остался - там, в городе у Нарога.
- Понимаешь, никто не может заранее сказать, что предпримет в Ангамандо Финдорато. Никто: ни мы, ни ты, ни сам Финрод, ни даже Намо. А рисковать жизнями сотен и даже тысяч эльдар, что синдар, что нолдор из-за непредсказуемости одного - это слишком, по-моему.
Курво поднялся из кресла и подошел к камину, протягивая к огню ладони. Приятное тепло коснулось вытертой до черноты подоводьями кожи раз-другой, стрельнуло искрой.
- Так какая разница, как я отношусь к Финроду? Он принял решение, я - тоже. Но если хочешь знать, мне будет не хватать его. Всё же он спас нас с Турко после Дагор Барголах и был нам добрым другом всё это время. Я бы даже сказал, что мне жаль того, что с ним случилось - но.. всё время думаю - ведь нас тоже связывает своя клятва, тоже безрассудная, опасная и почти невыполнимая. И, думается мне, сыновей Феанаро ждёт участь много хуже, чем этого арфинга. В том числе из-за его решения.
Куруфинвэ вспомнил встречу с Береном в лесу, после ухода из Нарготронда. Для этого не надо было напрягать память - стоило вспомнить имя смертного, и события на той поляне разворачивались перед внутренним взором так, словно произошли всего пару часов назад.
- И из-за этого смертного. Будь он проклят, сын Барахира, проклят он и его род! Всё из-за него!
Он быстро отвернулся от Макалаурэ и прижал ладони к лицу, чувствуя, как оно пылает. Была ли то реакция организма на напряжение и усталость от долгой скачки, или от пережитого - Куруфинвэ не знал. Да и не хотел знать. Это было совершенно неважно.
- Поэтому не о Нарготронде надо беспокоиться и, уж тем более, не о Финдорато.

[NIC]Куруфин[/NIC]
[STA]Нас не надо прощать[/STA]
[AVA]https://pp.userapi.com/c639616/v639616802/3c853/CZZOURURYIU.jpg[/AVA]
[SGN]Нас не надо прощать - знаешь, брат, не прощают такое.
И не просят прощенья, едва отстирав кровь с плаща,
Четко зная, что если... - то вновь беспощадной рукою,
Повторится по новой всё... Нет, нас не надо прощать.[/SGN]
НПС Куруфин

Отредактировано Narubatal (2017-08-17 13:17:15)

0

9

- Не нужно было пускать. - Менестрель покачал головой. - Но и рубить с плеча, не обдумав всё детально, тоже не стоило. Не дети уже чай, взрослые элдар. Сроков ведь, как понимаю, смертный не указывал.
Что мешало средним потребовать отсрочки принятия окончательных решений, связаться с братьями, всем вместе, включая и принципиального Финрода обсудить ситуацию. В конце концов это дело и Первого Дома тоже. Вероятно можно было устроить и переговоры с Дориатом... Да, это потребовало бы времени и немалых сил, но разве не был бы готов человек на всё ради своей любви и ради того, чтобы из-за его хм... надобностей между эльфами не разразилось новых распрей и войн. А они ведь начнутся, да собственно уже начались. Не без активного участия самих эльфов, но всё-таки.
- Арато дураком не был. И о Клятве нашей помнил, и о том, что будет с тем, кто попадёт под её действие. И вряд ли бы намеренно стал брать на себя такую ношу, обрекая и себя, и своих верных на гибель от наших клинков. Помочь смертному не значило выполнить его миссию за него. К тому же, как мне кажется, он просто пошёл на крайние меры тогда. Будь у него время, дай вы ему это время, он бы смог придумать путь, который был бы если не идеален, то хотя бы удовлетворителен для всех заинтересованных.
Напряжение и холодная злость постепенно отступали. Впрочем, это не значило, что Кано простил братьев. Нет, смерти кузена он им не простит пожалуй уже никогда. Ибо и без того Браголлах унесда жизни двоих арфингов, а её последствия и дяди. Теперь вот Финдарато, при том не в бою, не в противостоянии с Морготом, а в плену, куда угодил, приняв гибельное решение, не без помощи средних феанариони. И всё-таки постепенно менестрель успокаивался, не переставая попыток разобраться самому и объяснить брату, что были иные пути решения проблемы.
Ответ Искусника на последний вопрос вызвал едва ли не облегчённый вздох. Хорошо. Остаётся только надеяться, что это был честный ответ, а не попытка успокоения старшего брата. Но уже радует, что Клятва всё-таки молчит, и список врагов Первого Дома не пополнился родичами и их верными.
Макалаурэ оставил своё место у окна и в несколько шагов подошёл к брату. Встав чуть позади, положил тому руку на плечо и произнёс задумчиво.
- И о Нарготронде, и об Арато мы думать и беспокоиться тоже должны. Ибо в творящемся безумии последних лет есть и доля нашей вины. А потому кто если не мы, Курво. Но сейчас... - Менестрель помедлил, прежде чем завершить фразу. - Сейчас нам нужно подумать о том, что же делать со всем этим дальше. И в первую голову узнать дальнейшую судьбу смертного. И проследить за ним, если он всё ещё жив и выйдет живым из Ангбанда.
После этого менестрель отошёл к выходу из библиотеки.
- Подожди немного. - И скрылся за дверью. Из коридора послыщались отзвуки его голоса, но вскоре стихли.
Вернулся Макалаурэ спустя минут пятнадцать, неся с собой поднос с кувшином горячего вина с травами и "наскоро собранным" ужином, который как обычно рассчитан был не на закуску, а на утоление прямо-таки зверского голода. Этот самый поднос был водружён на столик у камина, а Курво широким жестом было предложено приступать к трапезе.
- А Турко-то что такой хмурый? Не из-за Рэсто же и прочих нарготрондцев. - Поинтересовался Кано, садясь во второе кресло у камина, напротив брата.
Арафинвион о сердечных травмах Охотника в своём письме не поведал, да и всей их глубины он не знал, как не знал и истории в лесу, а потому до старших сыновей Феанаро вести об этом так и не дошли, вот и состояние Турко было непонятно менестрелю. Какой-то брат ну совсем был непривычный. Если б злился, или его жгла Клятва, выглядел бы и вёл себя иначе. А так... Но лучше уж узнать у Курво. Третий разве чтто окрысится в таком состоянии да пошлёт в поход лесами дориатскими. А разобраться стоит. Раз уж взялись собирать эту непростую мозайку.

+1

10

Куруфин был голоден, и даже очень. Но есть во время важного разговора считал недопустимым. Тема была слишком важной.
Вряд ли Макалаурэ понимал пока, насколько. Поэтому появление старшего брата с подносом еды Курво воспринял скорее как примирительный жест, нежели пожелание прекратить неприятный разговор. А в том, что он неприятен обоим, сын Феанаро не сомневался. В конце концов,случившееся касается всех семерых, и глупо отрицать это.
Однако прямо сейчас продолжать эту крайне больную для всех тему о Финроде, Нарготронде и обо всём остальном, произошедшем хотелось не больше, чем вставать из кресла. То есть вообще не хотелось.
Гораздо проще рассказать Кано о Турко. Не его эта боль, не он должен бы рассказать - но Охотник сейчас явно не в том состоянии, чтоб мыслить здраво и поведать братьям обо всём беспристрастно.
- Как тебе сказать. Не из-за Артаресто, конечно, - Куруфин подавил желание грязно выругаться. Всё же “Рэсто” заслужил участи хуже, чем Фирнод. И она его найдет, Куруфинвэ не сомневался. - Разве тебе в донесениях ничего об этом не сказали?
Вздохнув, он всё же поднялся на ноги и разлил по кубкам глинтвейн. В сущности, перед последующими известиями Макалаурэ оно тоже не помешает, и более того - необходимо.
- Он полюбил дочь Синдколло.И думать ни о чём другом не мог, почти не ел и не пил. И хотел бы сказать, что это была его очередная мимолетная придурь, но.. Я не мог, в общем, запретить ему и думать о ней- тем более, как мы думали, Фелагунд со своим отрядом сгинули. А наш брат, он мог бы утешить её.
Он залпом опрокинул свой кубок, постучал костяшками пальцев по столу и повернулся к огню. Огонь его завораживал точно так же, как и раньше. Вот только теперь в языках пламени виднелись сцены из недавно пережитого. Куруфин отвернулся.
- Тьелкормо высокого рода и при других обстоятельствах Синдколло не мог бы быть против. И наше положение это очень укрепило бы. Но всё получилось не так, как рассчитывал он. Или я.

Химринг. Белерианд. 466-й год ПЭ

[NIC]Куруфин[/NIC]
[STA]Нас не надо прощать[/STA]
[AVA]https://pp.userapi.com/c639616/v639616802/3c853/CZZOURURYIU.jpg[/AVA]
[SGN]Нас не надо прощать - знаешь, брат, не прощают такое.
И не просят прощенья, едва отстирав кровь с плаща,
Четко зная, что если... - то вновь беспощадной рукою,
Повторится по новой всё... Нет, нас не надо прощать.[/SGN]
НПС Куруфин

Отредактировано Narubatal (2017-08-22 12:32:22)

0

11

Так, если Курво решил, что вино будет полезно и брату, то дело и впрямь не из простых. И похоже также не слишком-то может обрадовать. Плохо... Пить вино, впрочем, менестрель не стал. Пока ни к чему это, пока ещё важность известий не позволяет отвлекаться от этих самых известий.
И в общем умно сделал, что не глотнул напитка. Иначе бы брату точно пришлось вспоминать, как следует оказывать первую помощь.
- Одна новость... краше... другой... - Менестрелю явно так хотелось употребить сейчас одно какое-нибудь словечко из ругательного запаса имени Морьо, но он всё-таки сдержался. - Нет, о таких подробностях Ресто не писал.
То ли деликатно предоставил Охотнику возможность самому сообщить братьям о своих сердечных неурядицах, то ли не знал вовсе этой детали. Но в письме не было ни слова об особом отношении Турко к дориатской принцессе. Только о том, что Третий додумался удерживать её в городе чуть ли не силой. Теперь вот выяснилось, почему.
- Вот уж и правда, Проклятие в действии. - Макалаурэ потёр виски кончиками пальцев. Потом качнул головой. - Вряд ли бы Эльвэ с большей радостью воспринял бы кандидатуру нашего брата в качестве супруга своей дочери. Хотя, соглашусь, этот брак был бы пожалуй полезен и нам, и синдар. Хотя, как по мне, лучше б она некогда приняла предложение Даэрона... - Коллегу по делу жизни Макалаурэ было жаль даже больше, чем брата. У Турко это этакая искра, внезапно пролетевшая, а у дориатского менестреля давняя и безнадёжная любовь, о коей уже многие годы судачили все кому не лень. Да и принцессу тоже жаль... Влюбиться в человека, которому жить-то осталось считанные годы, не то, что оставаться молодым и наверное, хоть Кано в том и сомневался, красивым. Но любовь эльфийская - чувство страшное. В первую очередь потому, что сделав окончательный выбор однажды, его уже не изменить. Во вторую же потому, что происходит от этого много всякого... дивного и неповторимого.
- В общем правдиво мнение о том, что большинство бед мира происходят из-за женщин. В той или иной степени и вариации. - Вздохнул Кано после недолгого молчания. - Вот только... Что же теперь делать с Турко и его чувствами, раз уж они у него настолько серьёзны.
А помочь брату надо бы. Хоть чем-то. Ибо обида обидой, но семейные проблемы и дела всегда на первом месте. Только как тут помочь можно было, пока оставалось непонятным. Да ещё вон Хуан окончательно пропал... Не везёт Турко однозначно.

0

12

- Кого? Впрочем, не важно. - Куруфинвэ смутно подозревал, что это какой-то синда, судя по языку, но не имел ни малейшего желания ни узнавать кто это, ни почему получил отказ. Вообще в последнее время чувства Турко - последнее, что его волновало.
- А что делать с Турко? Лютиэн своего решения изменить не может, как и он. Так что я не вижу, что можно сделать с этим. И надо ли. - он опустился в кресло и мрачно посмотрел в свой уже опустевший кубок. Наполнять его не хотелось, да и вкуса вина Курво всё равно не заметил.
- Ты говоришь о проклятии? Возможно. Что ж, его наличие глупо отрицать. Иначе как можно объяснить, что происходит.. всё это.
Он неопределенно махнул рукой, даже не пытаясь объяснить, что имеет в виду. Тому, кто был рожден за морем, было известно, о чем Куруфинвэ говорил. Все они слышали Владыку и слова проклятия словно вспыхивали огнём, стоило закрыть глаза.
И чем  более нолдор ссорились и воевали меж собой, тем острее была боль от воспоминаний о беззаботном прошлом. Впрочем, некогда такие яркие и манящие картины детства и юности со временем становились всё тусклее. Словно окутанные туманом, они забывались - и теперь их помнит, пожалуй, только Вайрэ.
Куруфин мотнул головой, отгоняя непрошенные мысли. Нет, Проклятие, Сильмариллы, Турко, Лютиэн.. всё неважно.
- Ты ещё о чём-то хочешь меня спросить? - Куруфин наконец почувствовал, насколько он устал. Не физически. Физически, конечно тоже. Но другое иссушало его душу, другое заставляло вновь и вновь замолкать, ожидая услышать… кого?
Он замолчал и пристально вгляделся в огонь.

НПС Куруфин
[NIC]Куруфин[/NIC]
[STA]Нас не надо прощать[/STA]
[AVA]https://pp.userapi.com/c639616/v639616802/3c853/CZZOURURYIU.jpg[/AVA]
[SGN]Нас не надо прощать - знаешь, брат, не прощают такое.
И не просят прощенья, едва отстирав кровь с плаща,
Четко зная, что если... - то вновь беспощадной рукою,
Повторится по новой всё... Нет, нас не надо прощать.[/SGN]

0

13

На вопрос брата менестрель отвечать не стал. Не важно, так не важно. Пришли бы тогда средние на празднество вместе со старшими, и знал бы Курво, кто такой Даэрон, и в чём заключается его печаль. Но... А впрочем, действительно уже не важно. Только вот теперь в мире на одну безответную любовь больше, а причина - всё та же дева.
- Что хоть в этой принцессе такого особенного, ну если наследственности не считать... - В раздумчивости проговорил Кано, даже и не заметив, что говорит это вслух. Не верил он, что Лютиэн может быть прекраснее абсолютно всех дев народа квенди. Явно же найдутся и краше, и умнее, и талантливее, но вот же. И ладно Даэрон, ладно смертный (он наверное и вовсе до той поры эльфийских дев не видел), но Турко... Чего такого особенного именно в этой деве нашёл брат, и почему, зная о том, что она уже отдала своё сердце другому, позволил чувствам завладеть собой. Вопросов было много, явно больше, чем нашлось бы ответов. Но  ведь время, как всегда, поможет найти недостающие, если уж не все, то большинство.
На следующие слова брата Макалаурэ тоже не ответил, только задумчиво покачал головой, не соглашаясь, что сделать тут ничего не выйдет, да подвинул к Пятому наполненный кубок. Делать... Надо что-то делать, всё равно надо. Сердечные терзания разъедают душу быстро и надёжно. Нужно только что-нибудь придумать...
- Пять сотен лет... И пять сотен лет оказываются правы они, оказывается верным Пророчество, а не наши стремления и действия. Когда же это наконец закончится...
Вот только кончится это похоже очень нескоро. Ибо с этим вот походом смертного в Ангбанд началась новая веха истории. И к чему это всё приведёт - не ведомо. Но Проклятие явно проявит себя ещё не единожды.
- Что вы дальше планируете делать? Присоединитесь к нам здесь или уйдёте к остальным на Амон-Эреб?
И тут, на границе, пожалуй был тот самый искомый выход. Ибо Химрингу сейчас приходилось непросто, и о делах сердечных Охотнику тут просто некогда было бы думать, а его и Курво воинские умения сослужили бы здесь большую службу, чем в крепости младших. Но озвучивать это менестрель не стал. Пусть сами выбор делают. В конце концов сейчас везде война, и дел везде хватает.

0

14

- Особенного.. - задумчиво протянул Куруфин, раздраженно побарабанив по подлокотнику пальцами. - Да ничего, если не считать того, что она красива. И дочь Мелиан, которая, как известно, майа. А это иногда значит довольно много. И многое решает.
Куруфинвэ снова поднялся с кресла, пройдя на сей раз к окну. Сидеть спокойно он не мог, вспоминая произошедшее. За окном уже сгустились сумерки, из невзрачной серости плавно превращаясь в мягкую черноту. Такую же, какая царила в душе Искусника.
- Какая разница, какая она, дочь этого труса Синдколло? Красивая, храбрая, безруссудная.. - с досадой проговорил он, не оборачиваясь к Макалаурэ. - Да будь она даже в отца - это уже ничего не изменило бы. Всё так же из-за неё Финдорато пошел бы на смерть, всё так же из-за этого безумца мы потеряли бы Нарготронд как союзника, а вместе с ним и Третий Дом! Даже будь она хоть в тысячу раз прекраснее - она и только она является причиной того, что нам придется сделать. И, полагаю, ещё не раз.
Ты хочешь знать, какая она? Знаешь, мне кажется, лучше бы она попалась оркам ещё на границе своего Дориата. Проблем было бы явно меньше!
Он ударил кулаком по подоконнику Разноцветные кусочки стекла в витраже жалобно звякнули. но устояли. А вот рука тут же отозвалась болью соприкосновения с камнем. Впрочем, Куруфин не обратил на это внимания
- Как же я ненавижу, брат, всех их. Всех! - Куруфинвэ ненавидяще устремил взгляд в теперь уже стремительно наливающуюся чернотой даль.

[NIC]Куруфин[/NIC]
[STA]Нас не надо прощать[/STA]
[AVA]https://pp.userapi.com/c836524/v836524518/56339/e_CxJ5regtU.jpg[/AVA]
[SGN]Нас не надо прощать - знаешь, брат, не прощают такое.
И не просят прощенья, едва отстирав кровь с плаща,
Четко зная, что если... - то вновь беспощадной рукою,
Повторится по новой всё... Нет, нас не надо прощать.[/SGN]
НПС Куруфин

Отредактировано Narubatal (2017-09-07 21:03:09)

0

15

Макалаурэ выслушал молча. И после довольно долго молчал, погрузившись в свои мысли. А были они не слишком хорошими, ибо Курво был в чём-то даже прав, называя дориатскую принцессу первопричиной всего случившегося и того, что наверняка ещё случится в будущем. Какой же оказывается тьмой может обернуться такое светлое и яркое чувство как любовь, какую же боль оно может принести в этот мир, какой же непростой становится дорога любящих, стоит им обрести истинное чувство, такое, о котором и принято петь в балладах и слагать стихи, которое входит в легенды. Но иногда так хочется, чтобы подобного не случалось, чтобы не встречались те, чья любовь принесёт кому-то боль, гибель, крах всего, создаваемого по крупицам веками, будет окрашена кровью и присыпана сверху пеплом. Эта вот любовь уже повлекла за собой многое и многое, а ведь история ещё не закончена. Жаль, что нельзя уже ничего изменить, повернуть вспятть. Можно только действовать по обстоятельствам.
И для начала попытаться хоть немного потушить разгорающееся в Курво пламя, которое невольно подкормил своим вопросом.
Ненависть, брат мой, не самое лучшее решение в данном деле. Если это конечно не ненависть к Северу. - Наконец произнёс Макалаурэ, глядя на брата. - Отдавая сердце во власть ненависти, ты сожжёшь себя ещё скорее и ьудет то без толку. - Он подошёл и заглянул в лицо Пятого. Покачал головой, как бывало всегда, когда не одобрял состояние и вид собеседника. - Тебе нужно отдохнуть. Просто отдохнуть несколько дней. Проблем это конечно не решит, но хотя бы придаст сил и возможно поможет приходу дельных мыслей.
Впрочем, им сейчас всё равно занимать выжидательно-наблюдательную позицию. На время. Пусть с каждым годом выжидать всё тяжелее, но если сорваться сейчас, можно потерять всё разом. А сейчас, утратив поддержку Нарготронда, они не могут себе этого позволить. К тому же менестрелю совершенно не понравилось состояние брата, который либо вспыхнет сейчас и сорвётся, поддавшись ненависти и внутреннему своему огню, либо упадёт прямо тут без сил. И неизвестно ещё, что на самом деле хуже. Хорошо бы избежать и того и другого. К тому же права мудрость, что на свежую отдохнувшую голову и думается лучше и продуктивнее, и мыслится трезвее и спокойнее. И пока есть возможность, надо пользоваться ею. Примерно такие мысли промелькнули на несколько мгновений во взгляде Кано, по-прежнему молча смотрящему на брата.

0


Вы здесь » Путь в Средиземье » Игры со временем » Химринг. Белерианд. 466-й год ПЭ


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC