Путь в Средиземье

Объявление


Добро Пожаловать!


 

Поговорим о союжете. Что происходит в Средиземье осенью этого года?

С помощью новых игроков мы запустили Белый Совет - большой, важный и очень вкусный квест про дипломатию, Кольца Власти и не только. С этой значимой вехи начинается сюжетная линия северных земель. Сам Совет загружен игроками под завязку. Но как только мудрые мира сего закончат заседать в Ривенделе, линия событий пойдёт вширь и вглубь, так что места хватит всем! Нам нужны эльфы, гномы, умайар и один властолюбивый дракон. Как говаривал Майкл Бэй: “ЭКШН, ЭКШН, ЭКШН!”. За подробной информацией обращайтесь к Администрации.


Список персонажей Правила Сюжет Ситуация в мире Шаблоны анкет Акции
Администрация
Sauron  372279461
Rava

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Путь в Средиземье » Запад » (Арменелос, сентябрь 2220 года) Север и Запад


(Арменелос, сентябрь 2220 года) Север и Запад

Сообщений 31 страница 47 из 47

31

Посланник Вардора назвал слова Телеммайтэ интересными - произнеся это так, словно речь шла не о Властелине Мордора и Кхамуле, не об угрозе многим народам, включая и его собственный. А, скажем, о незнакомом ему нуменорском обычае. Возможно, Хонахту, что говорил о харадрим с отвращением, а о кочевниках - с сильнейшей, нескрываемой ненавистью, требовалось отстраниться, чтобы выслушать рассуждения о Мордоре? А затем - спокойно предложить высказать всё это Кхамулу?

Последний глоток вина - отпивать из нового кубка принц не намеревался, и предпоследний ломтик копчёного мяса стали аккомпанементом к размышлению о мысли нордлинга: оказать на Астар давление, чтобы побудить выступить заодно... Это могло оказаться успешным и привести к миру с истерлингами, чего он так желал. Но не нарушает ли это договор?

- Мы не могли бы угрожать тем, с кем заключили мир, - произнёс Телеммайтэ. - Но можно было бы сказать или намекнуть, что нам известно о тех слухах о связи с истерлингами, и предложить их опровергнуть таким образом. Заодно передав то, что сказал ты - о возможности войны для Кхамула на три стороны, показывая, что посольство будет выгодным и для Астара. И описывая те силы, которым ему придётся противостоять - прежде всего, наши. Полагаю, этого будет довольно, чтобы и харадрим задумались об опасности нарушения договора с их стороны.

Хонахт откинулся на спинку стула, дружелюбно поинтересовавшись:

- Раз мы обсудили основные моменты, возможно у вас есть вопросы и предложения по каким-то иным темам?

- Признаться, меня удивило,что посольство пересекло Море ради решения вопроса, что касается войны в Средиземье и наших колоний. Что означает необходимость позже встретиться с моим отцом. Для Великого Конунга была столь важной возможность обратиться к Королю - или есть и иная причина? До сих пор сюда прибывали лишь посланники эльфов и самих Сил из Бессмертных Земель; а люди Средиземья никогда прежде не решались пересечь Море на нашем корабле. Надеюсь, вы были достойно приняты? - осведомился принц, мягко улыбаясь Хонахту.

Отредактировано Telemmaite (2017-07-31 17:34:11)

+1

32

Хонахт удивился, услышав слова принца. В его сознании слабо укладывалась мысль о том, что правители сильнейшего государства Средиземья не хотят оказывать политического давления на своих более слабых союзников. Особенно, если это касается ослабленного "бывшего" врага. Сам Хонахт точно поступил бы по другому. Создание разветвлённой сети шпионов, подкуп и шантаж основных лиц государства и армии, замена на ведущих постах неугодных на лояльных и зависимых. И всё это проходило бы под моральным давлением на царицу стоящей у границы армией. В итоге такое простое действие, как совместное посольство не вызвало бы никаких проблем. А вызови, то вполне можно и царицу заменить на троне на более сговорчивую личность. Всё-таки они другие эти нуменорцы. Интересно, как решит Анкалимон, когда и ему будет это предложено? Уговаривать врага помочь? Хех.

- Полноте ваше высочество. Иногда жёсткость просто необходима. Если совместное посольство настолько проблемное мероприятие, то КАК мы можем говорить о союзе Харада и Нуменора? Это не союз, ваше высочество. Это его видимость. Ведь это посольство суть отражение союзных договорённостей о взаимоподдержке. А если это не так, то всё о чём мы уже говорили придётся переосмыслить с учётом войны ещё и с Харадом. Не будет ли лучше тогда говорить не о оборонительной тактике, а о наступательной?

Северянин дотронулся до Кольца кончиками пальцев. Прикосновение к жестким холодным граням кристаллов гелиотропа на искуссно выполненной змеиной голове сняло всё утомление и сонливость от пути сюда и от сытного обеда, а также вселило уверенность, что он действует правильно. Именно так, как надо.

-Касательно вашего интереса, то тут всё просто. Первое, это вежливость. Мы хотим мирных взаимовыгодных и союзных отношений. Логично, что чтобы показать то, насколько мы ценим эти отношения, мы должны посетить материнскую землю тех, с кем мы хотели бы дружить. Любой человек, желающий завязать хорошие отношения с другим, не будет пытаться сделать это, подловив того на улице, а со всем своим почтением придёт к нему домой, чтобы показать этим своё уважение и стремление к дружбе. Второе - это прагматизм. Важное дело требует серьёзных и окончательных решений. Думаю, ваши наместники не облечены такой властью, чтобы говорить за всё государство. Соответственно, вы получили бы от наместника послание с моими предложениями, написали бы ответ, потом я снова бы встретился с наместником получил ваше послание, возможно передал бы какие-нибудь уточнения... И это могло бы затянуться. Даже сейчас, говоря с вами, как с правителем Нуменора, я потом отправлюсь к вашему отцу, чтобы обговорить то, что может решить только главнокомандующий армии.
И третье. Мне просто интересно. Я многое слышал о красоте Нуменора и не удержался, чтобы лично увидеть то, что слышал. А на корабле я был принят великолепно. Выше всяких похвал. Очень удобный, оказывается, вид транспорта. А эти морские просторы! Этот запах! Незабываемо. Благодарю вас за возможность получить столь яркие впечатления.

Отредактировано Honaht (2017-08-01 09:45:48)

+1

33

- Полноте ваше высочество. Иногда жёсткость просто необходима. Если совместное посольство настолько проблемное мероприятие, то КАК мы можем говорить о союзе Харада и Нуменора? Это не союз, ваше высочество. Это его видимость. Ведь это посольство суть отражение союзных договорённостей о взаимоподдержке. А если это не так, то всё о чём мы уже говорили придётся переосмыслить с учётом войны ещё и с Харадом. Не будет ли лучше тогда говорить не о оборонительной тактике, а о наступательной?

В голосе принца Телеммайтэ скользнула тень усталости, но он звучал твёрже обыкновенного, особенно в конце. С одной стороны, он не желал нарушать договор. С другой, угрозы вместо убеждений лишь умножат число врагов Нуменора - ради чего? Неизвестно, подействует ли на Кхамула совместное посольство; если подействует - неизвестно, насколько важно участие в нём богатого, но не слишком сильного Астара; если и важно - отчего не добиться согласия убеждением? Ради пустого бахвальства своей силой,  сиюминутной радости от того, что харадрим боятся Нуменора?

-  Союза Нуменора и Харада действительно не существует, Хонахт. Существует мир между Нуменором и Астаром. Должно быть, я сам невольно ввёл тебя в заблуждение: говоря о харадрим, я подразумевал не весь народ Юга, но только харадрим Астара. Остальные - наши враги, и мой отец ведёт с ними войну. Астар - счастливое исключение, с ним мы достигли мира и торговли; но чтобы превратить его в настоящего союзника, стоит действовать продуманно и осторожно, - принц смотрел на посланника, в то время как его пальцы один за другим медленно опустились на малое блюдо, охватывая его со всех сторон. Глаза змей на кольце Барахира сверкнули изумрудами. - А не доказывать харадрим Астара угрозами, что сближение с нами скоро лишит их независимости. Но если надежды на союз и не оправдаются, я не хочу ни рисковать достигнутым, ни идти на нарушение заключённого мирного договора.

Он - не хотел, и дал понять это посланнику. А Анкалимон - мог ли он быть так же уверен в нём?

"Он умный человек, но он - завоеватель. Хонахт тоже умён, но предлагает оказать давление на Астар.  Правда. союзником нордлингов он никогда не был, и для них никакого риска нет. Для нуменорцев - есть.

Он - завоеватель, но он умный человек; он не захочет умножить число врагов страны при угрозе Кхамула. И он - Наследник Нуменора, и, несомненно, чтит заключённые нами договоры. А чтят ли их Хонахт и его народ, если он так легко предлагает их нарушить?" - усомнился он.

Телеммайтэ показалось, что посланник утомлён куда сильнее него и нуждается в отдыхе, возможно, и во сне. Но  вопрос о причине, что привела его сюда, в Нуменор, взбодрил его. Ответ и удивил, и обрадовал, и встревожил его. Удивило его то, какое важное значение северянин придаёт учтивости - так, что ради неё готов был и пуститься в дальний путь. Обрадовало то, что он был прекрасно принят на корабле. До его слов, принц не был уверен в этом: к Меньшим Людям могли отнестись и высокомерно, а их желание заключить договор с Королём Нуменора встретить насмешками. Разумеется, он не сказал бы об этом принцу - оттого он и спросил открыто, давая понять, что готов услышать не только похвалу. А встревожило то, что Хонахт называл его правителем - и мог сказать то же Анкалимону, что не доставило бы ему радости; при этом Телеммайтэ не мог отрицать при посланнике, что именно он принимает решения - не только потому, что это было бы неправдой, но потому, что лишало бы смысла сам договор.

- Рад, что путешествие доставило тебе радость, и надеюсь, что красота нашей земли не разочаровала тебя, - улыбнулся он, сосредоточившись на самом приятном из услышанного.  - Желаешь ли и ты спросить меня о чём-либо?

Отредактировано Telemmaite (2017-08-03 18:22:02)

+1

34

-Хм... Почему-то я думал, что Астар контролирует весь Харад, а потому и переживал за последствия их предательства. Видимо это сыграла закрытость моего народа от остального мира. С одной стороны вастаки, с другой - горы, стретьей глухие леса и опять горы, с четвертой - бескрайние льды. Конечно, не всё так замкнуто, иначе я бы к вам не добрался, но всё же. Великие Духи дали нам прекрасный дом для выполнения их воли, но с тех пор прошло слишком много времени, а жизнь не стоит на месте. Чтож. Признаю, при таких условиях на Юге, привлеченный к нашему делу Астар особой погоды не сделает.

Взгляд Хонахта скользнул по сверкнувшему изумрудами кольцу на пальце принца, но эта великолепно выполненная древняя реликвия не вызвала в нём особого интереса. Единственно, его несколько позабавила некоторая схожесть кольца принца с его собственным Кольцом. Но змеиная тема в кольцах сама напрашивается для использования её ювелирами, а потому больше северянин на кольцо нуменорца внимания не обращал.

Исходя из всего услышанного, Хонахт сделал для себя вывод, что Нуменор, как союзник действительно довольно выгоден, если подобная линия отношения к принятым соглашениям сохраниться и впредь. Этим стоит воспользоваться пока есть возможность. С другой стороны, влияние на Остров будет затруднено всё по тем же причинам. Но зато это развязывает руки в отношении Астара. А разобщённость Харада даёт большой простор для манёвра. Погрязшие в собственном величии нуменорцы ещё не скоро поймут, какую возможность они упустили, забывая о том, что люди это совсем не эльфы.

Между тем, принц видимо утомился. И дальнейший разговор скорее всего будет только в тягость. Следовательно пора закругляться.

- Благодарю, ваше высочество, за ваше расположение. Заверяю вас, что я в восхищении от красоты ваших земель и от искусства ваших зодчих. Смею надеятся, что смогу более полно ознакомится с творениями мастеров Нуменора. Но спросить бы я сейчас хотел об одном, но об очень важном - Слышат ли ваши воззвания Великие Духи?

+1

35

Принц испытал облегчение, когда в вопросе об Астаре они с Хонахтом пришли к согласию. Разумеется, он мог просто отказать посланнику нордлингов в том, что считал неверным, но такой отказ не доставил бы ему радости.

Когда он поинтересовался, о чём желал бы узнать сам Хонахт, тот вначале похвалил мастерство зодчих, к удовольствию Телеммайтэ, и выразил надежду познакомиться с творениями других мастеров. Потому он ожидал, что и вопрос коснётся того же - скажем, кольчуг и оружия. Или, возможно, он коснётся давних союзников нуменорцев (как раз их - можно бы привлечь к такому посольству). Но неожиданно услышал:

- Но спросить бы я сейчас хотел об одном, но об очень важном - Слышат ли ваши воззвания Великие Духи?

Принц предпочёл бы, чтобы Валар не обратили внимания на ответ Тар-Атанамира посланникам Манвэ, словно бы не слыша его; и страшился, что они могут обратить внимание не только на слова, но и на иные из деяний нынешних нуменорцев. Однако, напомнил он себе, мы все должны быть им благодарны. Принц отложил тревоги, которыми неразумно было бы делиться с посланником Вардора: он может и вовсе не знать и о благословениях, лежащих на Эленне, и о вере, хранимой нуменорцами - даже не самыми достойными. Об этом принц и заговорил.

- Да, Силы слышат нас. Хранят наши корабли, и они никогда не тонут. Создали и благословили наш Остров, и на нём никогда не бывало ни зноя, ни стужи, ни наводнений, ни засух, ни гроз, а в наших садах, полях и виноградниках - неурожая. Мой народ не ведает серьёзных болезней, разве что в глубокой старости, - ещё недавно можно было не делать этой оговорки. - Но нуменорцы редко обращаются к ним. Мы заботимся о священных рощах и паре Орлов Манвэ, но священней их всех - Столп Небес; так и более всех духов мы чтим того, кто создал их самих, Творца Всего Сущего.  К нему вправе взывать вслух лишь Государь в дни великих праздников, но Он видит всё и слышит всё.

Голос его вначале звучал сдержанно, но к концу тон его менялся, и серые глаза Телеммайтэ посветлели почти до прозрачности. Он мысленно вернул себя с вершины Менельтармы обратно к ужину и беседе, и повторил:

- Да, нас слышат.

+1

36

Слова принца покоробили Хонахта. Но он лишь тепло улыбнулся и легко склонил голову, выказывая своё уважение достижениям Нуменора. Однако мысли в голове крутились холодные и неприятные:
"Счастливый народ. Избранный. С чего это им такая благодать? Не находите тут некоторую несправедливость? Ох, находим. Находим. Корабли не тонут, земля не скудеет, болезни не липнут, жизнь долгая. Чем это они отличаются от других? Разве не все люди - дети Творца? В чём же проявляется это отличие одних от других? Где причина? Нуменорцы смотрят на нас, жителей континента с высока, а многие и вообще презрительно. Это заметно. Разве это достойно избранных? Нет. Они ничем не лучше нас. И разве это мудро - выделять одних и забывать о других? Почему тогда мы должны почитать тех, кто поступает столь недостойно?" Да. Не зря сюда прибыл. Конечно, он уже слышал и знал всё, что перечислил принц, но всё это он слышал по отдельности. Разрозненно. А когда принц высказал всё это вместе, то факты окончательно сложились в нерадостную, унизительную картину. Если блага Света для избранных, то что остаётся для остальных?

Обдумав это, но так и не выдав того, что происходит у него в душе, северянин горячо сказал:
- Нуменор воистину великая держава! А мой повелитель воистину мудр! Я верю, что наш союз поможет нам достигнуть ещё большего процветания и благословения духов, а если смотреть в перспективу, то нашей целью может стать процветание всех людей Эндорэ. Но прежде надо спросить Великих - что есть Тьма и почему они её терпят. Владыка Мордора ведь один из них. Не будет ли правильно, если Великие сами остановят его?

Отредактировано Honaht (2017-08-08 09:05:47)

+1

37

Принцу представлялось естественным, что впервые узнавший обо всём, что было даровано Эленне, будет впечатлён. Однако его удивила горячность тона посланника, много повидавшего за свою по-нуменорски долгую жизнь и до того державшего себя сдержанно и рассудительно. Раз пробудившееся сомнение разгорелось более, и Телеммайтэ внимательнее взглянул в глаза Хонахта. В них не читалось ни воодушевления, ни тепла, ни радости - они оставались холодными. Как и всегда, когда их взгляды встречались.

Почти без огорчения принц подумал, что восторгам и дружелюбию Хонахта следовало доверять не более, чем хвалам иных придворных. Нрав северян мог быть более простым и открытым, как он и полагал, но не в беседе их многоопытного посланника со временным правителем Нуменорэ. Ужин оставался частью переговоров, пусть и неофициальных; а сам Хонахт оставался союзником, независимо от того, сколь искренним было его восхищение.

Худшее, чем лесть ради более успешного для нордлингов исхода переговоров, не приходило ему на ум. Нуменорцы отчасти обладали способностями к осанвэ, что порой позволяло им при волевом усилии узнавать чувства и желания Меньших Людей. Но если бы Телеммайтэ намеренно приложил такие усилия, он не нашёл бы и следа недобрых мыслей и холодной зависти: не то что нуменорцам, а и духам, с лёгкостью проникающим в чужой разум, нужно, чтобы этот разум был открыт. Иначе перед ними предстанет лишь запертая дверь, за которой неизвестно что скрывается. Закрытость и холод и уловил принц, и истолковал их по-своему.

"Возможно, у него всегда такой взгляд - холодный, тяжёлый и мрачный? Но тогда, должно быть, холодно и тяжело ему самому," - принц был готов и помочь, отогреть хоть немного, но для того сам посланник должен был открыться, принять...  Да и не был он уверен, что его собеседник в самом деле нуждается в помощи. - "Быть может, среди своих Хонахт бывает иным, но ему тяжело находиться так далеко от родной земли и своего народа? Если так, понятно, что он не желает высказать это открыто".

Телеммайтэ представилось, что Валар сняли свой Запрет, и он не просто смог - для него оказалось необходимым побывать в Валиноре. Несомненно, он увидел бы в Бессмертных Землях много светлого и необычайного. Но едва ли ему было бы уютно - единственному нуменорцу на чужой земле, где не к кому обратиться на адунаике, а, возможно, и синдарине... В ответный взгляд и улыбку принц вложил столько тепла, сколько мог. Но на вопрос о Тьме нельзя было ответить одной улыбкой.

- Нашим предкам некогда объяснили, что Тьма - только искажение и порча прежде доброго и светлого, и никто не был зол изначально, - подобные слова Телеммайтэ находил в записях Эльроса и Вардамира, - даже Саурон, хотя он ещё тысячи лет назад служил Морготу, источнику Искажения. Силы вышвырнули его за грань Мира, так же могут поступить и с Сауроном, но их мощь слишком велика. В войне с Морготом были разрушены и затоплены обширные земли. Поэтому они и тогда не вмешивались веками, пока люди и эльфы не потерпели поражение в своей борьбе. Силы могущественны и светлы, но для нас лучше победить Мордор своими силами - низвержение Саурона их мощью не обойдётся без великих разрушений. И чем более люди Нуменора и Средиземья будут  объединены, тем легче нам будет достичь полной победы.

Принц спокойно рассуждал, вспоминая прочитанное, но утомление всё же сказалось, и он не заметил, как выказал свой страх перед могуществом Валар, которое могло обернуться не только созиданием и благословением, но и проклятьем и разрушением - не во взгляде или интонации, но в самом содержании.

К еде он более не притрагивался, а Хонахт и с самого начала не проявлял аппетита. Час был поздний, и пора была призвать слуг убрать оставшиеся блюда.

- Не желаешь ли ты завершить ужин и вернуться в гостевые покои, чтобы записать договор? - спросил Телеммайтэ.

Отредактировано Telemmaite (2017-08-09 18:33:24)

+1

38

Принц улыбнулся в ответ. Искренне и открыто. Хонахт прожил достаточно долго, чтобы научиться читать мимику людей. Телеммайтэ определённо хороший человек. Он пока не испорчен властью, а его гордость нуменорца пока не переросла в гордыню, которой страдают очень многие из этого народа. Хонахт прекрасно понимал, что принц не виноват ни в том, что родился нуменорцем и ни в том, что валар предвзяты в отношении людей. Но понимание этого ничего не могло изменить. Хонахт был правителем, и как правитель, он знал, чем, пусть не сейчас, но в будущем обернётся такая благосклонность божеств к отдельно взятому народу. Возникает вопрос, как сохранить независимость своей земли, если даже Высшие будут против них? Пришла мысль о том, что, может, он зря тревожится. Может, в этом есть смысл - в объединении всех народов теми, кому доверяют Великие. Ведь Великие видят гораздо больше. Но эта мысль неожиданно сменилась другой: "Ты всё уже видел сам. Видел начало того мира, каким он будет под властью нуменорцев и тех, кому они поклоняются. Ты хочешь, чтобы нордлинги стали людьми второго сорта? Ты хочешь, чтобы твоим народом правили те, кто презирает его? Ты же не хочешь этого. А раз не хочешь, то реши уже всё для себя. Ты знаешь, что делать, так сделай это!"

Северянин глубоко вздохнул и кивнул принцу, сказав с некоторой печалью во взгляде:
- Я понял. Да. Но если говорить честно, то не верь я в чистоту помыслов Великих, то прозвучало бы это для меня не очень хорошо. Что-то вроде: - Это ваши проблемы, справляйтесь сами, ведь наше величие слишком велико, чтобы помогать вам, смертным. Но я знаю, что это не так. Но что думают те, кто не знает?

Конунг тряхнул головой, как бы отгоняя грустные мысли и ответил на предложение принца:
- Да, ваше высочество. Согласен. Ужин великолепен, а вино просто замечательно. Но действительно, давайте заканчим с официальной частью. Тем более, что теперь ваше вино будет радовать меня и дома. Следовательно вернусь и больше из дома ни ногой.
Хонахт рассмеялся своей шутке, блакодарно кивнул Теллемайтэ и поднялся из-за стола.

+1

39

Объяснение заставило посланника вздохнуть. Очевидно, он питал надежды на то, что Валар помогут людям Средиземья справиться если не с кочевниками, то с угрозой Мордора. И он почитал важным вопрос, слышат ли Валар нуменорцев...

"Быть может, это и было основной причиной путешествия Хонахта в Нуменор? Не только добиться союза с сильнейшим из народов людей, но также заручиться поддержкой Валар. Чтобы следом за нами явилось сияющее воинство из Валинора и повергло зло", - сам он полагал, что именно Нуменору при поддержке союзников должно было его одолеть, когда придёт время.

"Не Валар - иначе ценой победы станет не меньшая катастрофа, чем затопление Белерианда, возможно, даже..." - не желая договаривать про себя эту мысль, равно страшную и нелепую, принц задумался о том, как, в самом деле, могли воспринять невмешательство Валар мало знающие о них народы Средиземья.

- Те, кто не знает, возможно, считают себя оставленными. Или ожидают чуда, - предположил он. Ведь те люди едва ли слышали от кого-либо объяснения, подобные тем, что дал Телеммайтэ, и могли полагать, что Валар вот-вот выступят на войну. Или нашлют на врагов бури и наводнения...

Хонахт согласился с тем, что ужин пора завершать; последние его слова подтвердили догадку принца о том, что в действительности ему не хотелось покидать родные края. Он рассмеялся, говоря о вине, и Телеммайтэ чуть рассмеялся в ответ, прежде, чем подняться и вновь призвать слуг с помощью малого гонга. Обыкновенно таких предупреждений не требовалось, но ныне они не знали заранее, сколько времени займёт ужин, как бывало в обычные дни. Слуги уносили блюда одно за другим, без промедления, но со сдержанным достоинством, не выказывая ни утомления, ни удовольствия от того, что их собственный ужин сегодня дополнят лучшие вина, плоды, рыба и дичь, приготовленные королевскими поварами.

Не дожидаясь, пока стол будет убран - в том не было никакого смысла - Телеммайтэ вернулся в гостевой покой, пригласив туда же и Хонахта. В ящике столика, как он знал, лежал заранее подготовленный пергамент и письменный прибор. В сущности, всё было уже обговорено, оставалось лишь найти точные формулировки и записать - за немногими исключениями. Пока перо выводило официальное начало:

"По обоюдному благоизволению я, Телеммайтэ Анкалимонион, принц Анадунэ..." 

- И Хонахт, глава Рода Ворона, от имени Вардора Первого, Великого Конунга Севера и Владыки пятнадцати родов нордлингов? - осведомился принц, прежде, чем записать: возможно, переданные ему имена и титул не были полными. Все названия он записывал на адунаике - одни лишь имена были на квенья и наречии нордлингов.

"...провели переговоры на земле Анадунэ, в столичном граде Ар-Миналет. Подтверждаю своё благоизволение на заключение договора о чистом и ясном союзе без всякого лукавства между Анадунэ и народом нордлингов с сегодняшнего дня, именно с четвёртого сентября две тысячи двести двадцатого года Второй Эпохи, согласно тому, что содержится в следующих разделах. Полномочия Хонахта как посланника подтверждены верительной грамотой".

- Я же, - пояснил он, остановившись, - призову писца из Канцелярии, переписать текст, и скреплю договор печатью.

Далее на пергамент ложились отдельные положения: о торговле,  общие слова о дружбе и военном союзе против Кхамула, о снабжении нордлингов оружием и доспехами и обязательстве не продавать их противникам Нуменорском, отдельные пункты относительно военного сотрудничества... Обо всём этом можно было писать, почти не задумываясь, пока не дошло до предложения принца выдавать преступников тем, против кого он совершил преступления.

- Ты говорил, что оскорбление всякого нордлинга приравнивается к оскорблению его рода, - обратился он к Хонахту. - Что именно у вас почитают оскорблением?

Вопрос был не праздным. Оскорблением могли считаться действия - скажем, пощёчина. Определённые бранные или почитаемые унизительными слова. Любые слова, какие тот или иной нордлинг сочтёт оскорбительными. Или даже любое проявление пренебрежения или неуважительное отношение к северянам...

Телеммайтэ понимал, что никакой договор не предотвратит последнего, и не собирался требовать невозможного; и заставлять нуменорцев отвечать по законам Севера (быть может, суровым или унизительным для них) в зависимости от того, насколько самолюбив и мнителен оказался их собеседник, тоже не желал. Это был скорее путь ко взаимным раздорам, чем к союзу.

Отредактировано 14.08.2017.

Отредактировано Telemmaite (2017-08-14 11:17:11)

+1

40

"Молод ты ещё, светлый принц. Очень молод. Ты смотришь на мир через свою доброту и непорочность. Но люди это не эльфы. Мы не способны долго верить в то, чего не можем увидеть. Чтобы верить, нам нужны чудеса, и долгой жизни с непотопляемыми короблями тут недостаточно. А задумывался ли ты, принц, о том, что думают те, кто потерял родных людей в войнах? Что думают они о мудрости Великих? А если найдётся тот, кто захочет изменить мир? Некто, кто сможет использовать нежелание Духов вмешаться в происходящее. Бездействие духов приведёт к неверию, а неверие приведёт к расколу. А раскол приведёт к созданию нового мира. Пусть на это и уйдёт не одна жизнь, ведь этот кто-то вполне может быть бессмертным."

-Хорошо. Мне понятна ваша позиция. Впринципе, я согласен с тем, что надеятся стоит только на себя. Это закаляет. Естесственный отбор, так сказать. И чуда ждать не стоит. 
Хонахт вышел из столовой вслед за принцем, заглянув на последок в глаза древнего короля на картине.

Между тем, в гостевом покое принц достал письменный прибор и пергамент, присев за стол, он принялся писать. Хонахт остался стоять, ожидая, когда Теллемайтэ закончит составлять текст.

- И Хонахт, глава Рода Ворона, от имени Вардора Первого, Великого Конунга Севера и Владыки пятнадцати родов нордлингов? - спросил принц.
- Да. Всё правильно, - Хонахт кивнул: - Этих титулов достаточно.
Принц продолжил писать. Через некоторое время он снова прервался и сказал:
- Я же призову писца из Канцелярии, переписать текст, и скреплю договор печатью.
- Будет ли скрепление договора печатями официальным мероприятием? - спросил нордлинг выслушав пояснения Теллемайтэ и добавил: - Если нет, то после пусть писец зайдёт для заверения копий печатью и ко мне соответственно.

Принц снова принялся писать. Потом снова прервался.
- Ты говорил, что оскорбление всякого нордлинга приравнивается к оскорблению его рода. Что именно у вас почитают оскорблением?
Хонахт на минуту задумался, огладив бороду, потом сказал:
- С этим будет довольно сложно для не северянина. Это надо чувствовать сердцем. Скажу так. Любое слово или действие унижающее достоинство нордлинга и его рода, признанное таковым главой его рода. Если проще, то это можно назвать неприятием высокомерного обращения. Для примера... Выражения типа "Эй ты" или там "низкорожденный", или "ублюдок", или, например, "меньший человек" вполне могут стать причинами подобного обвинения. В то же самое время, ругань во время кабацких драк таковой может и не являтся. Что-то вроде того, что матом друг друга кроют равные. И разбираться они будут между собой на равных. Как-то так. Хм. Надеюсь я понятно объяснил. То же самое относится к действиям. Насилие или иные действия направленные на женщину против её воли или против воли её родителей или опекунов, пренебрежительные жесты или действия в отношении людей или животного-покровителя рода или непочтительное обращение к тотемному символу. Также к оскорблению рода относятся нападение со спины или несколько на одного. Но думаю уж до подобного дело не дойдёт. - Хонах хохотнул и добавил: - Я знаю, в нашем союзе этот пункт об оскорблении лишь условность. Ваш народ олицетворение всего самого светлого в людях, но упомянуть его я обязан, даже говоря с эльфами. - сказав это, Хонахт с сожалением развёл руками. Чуть помолчал потом сказал:
- Возможно, то несвоевременно, но обговорить это всё же следует. Раздел территории в случае победы над Кхамулом. Мой повелитель отказывается от всяких притязаний на территорию Руна, но взамен просит того же самого и от Нуменора в отношении земель Фородвэйта от Ангмара, включая Хитаэглир и Эотед до Железных холмов включительно.

Отредактировано Honaht (2017-08-14 15:30:30)

+1

41

Всё казалось почти завершённым и уже несложным. Телеммайтэ лишь сожалел, что сегодня ему не удалось отвлечься от дел. Наступала ночь. В мастерской его ждал почти готовый браслет: оставалось только вставить подобранный жемчуг, закрепить и отполировать, как только на то будет время. Ныне его не нашлось не только на завершение работы, но и на то, чтобы прочесть, как он желал, какую-нибудь любопытную запись из времён Тар-Тельпериэн. Хотя в Королевской Библиотеке он провёл немало времени, велев библиотекарю подобрать тексты союзных договоров. Впервые он изучал их ещё в ранней юности, во время своего учения, читал и позже. Но освежить их в памяти перед встречей не было излишним, и сейчас принц составлял и записывал текст без затруднений. Не вызвал затруднений и вопрос Хонахта:

- Будет ли скрепление договора печатями официальным мероприятием? Если нет, то после пусть писец зайдёт для заверения копий печатью и ко мне соответственно.

- Писец не может скрепить текст моей печатью, - чуть улыбнулся принц. - Как не мог бы скрепить Большой королевской печатью указы Государя. Он зайдёт ко мне завтра утром, а затем отнесёт тебе уже заверенный список.

Но оскорбления, как он и опасался, оказались камнем преткновения. В завершение своих объяснений Хонахт произёс:

- Я знаю, в нашем союзе этот пункт об оскорблении лишь условность. Ваш народ олицетворение всего самого светлого в людях, но упомянуть его я обязан, даже говоря с эльфами,

Телеммайтэ видел в этих словах лишь смягчение острых углов, о которых прекрасно знал посланник. Ведь выражение "Меньшие Люди" едва ли использовал кто-то кроме нуменорцев. И если нордлинг воспринимал его как тяжкое оскорбление, едва ли он в самом деле почитал его народ "олицетворением самого светлого". Принц с печалью посмотрел на Хонахта.

- К сожалению,  при таком толковании оскорблений возникают большие сложности. Деяния, подобные насилию над женщинами, чужды нуменорцам. Но иное из названного тобой совершенно непонятно нам - скажем, я не знаю, что такое "тотемный символ". И тот, кто будет знать всех животных, о которых ты говоришь, не будет понимать, что считается их оскорблением - охота? Пересказ легенды, в которой подобное животное служит силам Тьмы? Личная неприязнь к таким животным? С другой стороны, как я вижу, и у вас не понимают того, что принято у нуменорцев. Ты почитаешь уничижительным выражение "Меньшие Люди", но для нас в нём не больше обиды, чем в том, чтобы эльфы именовали нас "Смертными". Могут возникнуть и иные трудности, возможно, известные тебе, хотя я ценю твою любезность, - намекнул он на то, что понял подразумеваемое - о высокомерном отношении части нуменорцев к людям Средиземья. Но, как и сам Хонахт, не скажет о том открыто.

- Мне не хотелось бы вовсе отказаться от положения о том, чтобы преступника выдавали на суд тех, против кого он умышлял. Но, может быть, стоит отнести его к таким злым деяниям, которые могут быть однозначно поняты и признаны за преступление обоими народами? Тогда можно будет избежать многих осложнений из-за разности обычаев.

Следующее предложение посланника прозвучало неожиданно и неприятно; но едва ли сейчас было уместно выказывать своё отношение к завоевательным войнам.

- Я не думаю, что подобные условия стоит включать в договор. Я, не будучи полководцем, вижу его главной целью защиту от истерлингов, а не приобретение земель. Ты можешь обсудить это с моим отцом и Наследником Скипетра,  - мягко и сдержанно произнёс принц, в конце всё же предупредив. - Я предполагаю, что, вернее всего, он не согласится с тобой.

Хонахт, очевидно, не считал раздел освобождённых земель неправильным, однако Телеммайтэ надеялся, он поймёт: неразумно включать в договор о военном союзе то, что почти заведомо вызовет неприятие главнокомандующего.

+1

42

-Хммм... Понятно. У вас наверное это не принято. У меня на родине иное отношение к официальному подписанию союзнических договоров. - Хонахт задумчиво провёл ладоню по бороде. "Что это значит?" - задался он вопросом: - "Неужели подписание союзного договора с иной державой для Нуменора дело столь незначительное и обыденное? Поужинали, договорились, подписали предварительные бумаги, утром поставить печать на принесённую писцом официальную бумагу. Куда её потом? В архив? А где же тронный зал? Где официальное представление союзника лордам и оглашение при них принятых условий и перспектив? Страааанно. Иного стоило бы ожидать от потомков ушастых снобов. Или это выражение пренебрежения? Оскорбление? Или неопытность принца? Но это последнее врядли. А может действительно тут так не принято?" - Так думал Хонахт, а между тем принц продолжил уточнять:

- К сожалению,  при таком толковании оскорблений возникают большие сложности. Деяния, подобные насилию над женщинами, чужды нуменорцам. Но иное из названного тобой совершенно непонятно нам - скажем, я не знаю, что такое "тотемный символ". И тот, кто будет знать всех животных, о которых ты говоришь, не будет понимать, что считается их оскорблением - охота? Пересказ легенды, в которой подобное животное служит силам Тьмы? Личная неприязнь к таким животным? С другой стороны, как я вижу, и у вас не понимают того, что принято у нуменорцев. Ты почитаешь уничижительным выражение "Меньшие Люди", но для нас в нём не больше обиды, чем в том, чтобы эльфы именовали нас "Смертными". Могут возникнуть и иные трудности, возможно, известные тебе, хотя я ценю твою любезность.

- Сложности, конечно, будут, но на то мы разумны, чтобы их сгладить и избежать. Любой купец, желая посетить чужую страну, в первую очередь озаботится изучением её законов и обычаев, если, конечно, он действительно хочет добиться успеха. Зная о подобных трудностях, мой повелитель дал мне в сопровождение людей, знающих все тонкости правил каждого из родов нордлингов. Ведь даже я, коренной нордлинг, не могу знать всех нюансов. Эти люди остануться тут представителями Великого конунга после моего отъезда. В их обязанность будет входить облегчение взаимосвязи между нашими державами и помощь в адаптации тем, кто решит посетить Север. Со своей стороны, ваше высочество, вы можете особым указом обязать купцов и их помошников изучить аспекты нашего быта. Не сочтите за дерзость, но поверьте, принц, я не более вашего хочу, чтобы между нашими людьми было как можно меньше недоразумений. - Сказав это, конунг слегка поклонился и добавил:

- Если вам интересно, то немного расскажу о тотемах. Каждый наш род принял духовное покровительство одного из жителей леса. Мой род, например, принял покровительство ворона. Изображения этих животных мы и называем тотемами. Например, пряжка моего ремня содержит изображение моего покровителя. Если кто-то намеренно сделает с пряжкой что-нибудь нехорошее, то мне придётся наказать этого человека, иначе покровитель может посчитать мой род недостойным своего покровительства. А это очень плохо. Ведь Великие дали нам возможность обращаться к своим духовным покровителям за помощью. Кстати, по-этому тотемных животных можно часто встретить возле наших городов. А охота возле города запрещена. Можно охотится только на расстоянии трёх лиг от городской стены. Ограничения на цель охоты в этом случае нет. Повторюсь, мы сделаем всё возможное, чтобы не случилось недоразумений. Единственно, только глупость может стать причиной проблемы. Но тут мы бессильны. Далее, хотелось бы коснуться сначала территориальной темы. Хотелось бы разъяснить вам причины моих слов. Все земли, что я перечислил заселены нашими братьями, такими же нордлингами, как и я. Мой повелитель сделал целью всей своей жизни объединение всех колен нашего народа, а потому очень рассчитывает на ваше понимание. Причём сделать это он хочет мирно, что у него вполне получается, но это долго, а ваш Арнор растёт очень быстро. Мы готовы пойти на уступки в отношении Ангмара и Хитаэглира. Они мало заселены и наши братья смогут спокойно и без затруднений покинуть эти земли. Но остальные территории уже вскоре примут руку Вардора. К тому же, они ни в коей мере не граничат с вами. Однако не все согласны перейти под власть Великого Конунга. Они могут обратиться к вам за помощью, обещая места под размещение городов-колоний. Потому я и прошу внести в наш договор пункт о непересечении границ и отказе от всяких притязаний на эти земли со стороны Нуменора. Что же касается Руна, то в любом случае, в итоге он будет захвачен, так как иначе, угроза со стороны кочевников будет существовать вечно. К тому же земли Руна это очень плодородные земли. Великолепные места для животноводчества и сельского хозяйства. Причём и полезных руд там тоже очень много. А потому, наше предложение будет очень выгодно вашей стране.
Теперь, касательно термина "меньшие люди"...

Хонахт замолчал и некоторое время просто смотрел на принца потяжелевшим взглядом:
- Вы привели плохой пример, ваше высочество. - заговорил Хонахт после недолгого молчания:
- Все люди смертны. Это факт. А потому это слово не может быть воспринято как оскорбление рода. А вот разделение на меньших людей и бОльших людей... Кто так решил? Творец создал нас одинаковыми. Не деля - этот будет бОльшим человеком, а этот меньшим. Так откуда оно, такое разделение? Неужели воля Творца - ничто? Мы, нордлинги, так не считаем. Для нас все люди впринципе одинаковы. Все мы дети одного Творца. Даже вастаки.  А потому, такое наименование, как "меньший человек" унизительно. Прошу прощения ваше высочество, если я вас оскорбил своими словами. Но что есть, то есть.

+1

43

- Хммм... Понятно. У вас наверное это не принято. У меня на родине иное отношение к официальному подписанию союзнических договоров, - произнёс Хонахт.

- Я не могу действовать официально. Только Государь может принять посольство в тронном зале или торжественно объявить о союзе, что сейчас невозможно из-за его тяжкой болезни. Однако жизнь страны, как ты понимаешь, не может остановиться, - вынужден был сказать принц, чтобы не оставить Хонахта в заблуждении. Ему показалось, что посол Вардора решил, будто Король передал власть Телеммайтэ. Выдавать себя за законного правителя, пусть и невольно... Это было немыслимо. - Однако договор, как я сказал, будет иметь полную силу, и я сделаю всё возможное, чтобы в разных концах Нуменора узнали о союзе. Тому послужат не только мои слова. Весть о том, что ты принят во дворце, и о том, что посольство нордлингов на следующие дни остановится в гостевом дворце, где прежде принимали и посланников Сил, очень скоро станет известна всему Арменелосу и Роменне, а отсюда и далее. И, пожалуй, лучшим будет передать тебе не список, а первоначальный текст, писанный моей рукой.

Телеммайтэ размышлял и спрашивал прежде записи, и потому не вносил исправлений, записывая сразу набело  чётким округлым почерком. Объяснения относительно Фородвайта развеяли его тревоги: как оказалось, речь шла о мирном объединением земель, населённых нордлингами. Правда, он не был уверен, можно ли назвать это объединение свободным, но он не знал, каковы причины несогласия, чтобы судить о том. И не почитал верным вмешиваться во внутренние дела нордлингов, присоединяя их земли к нуменорским - и, быть может, умножив раздор.

- Я рад, что это недоразумение разрешилось. Полагаю, можно включить и это условие, раз оно касается внутренних дел нордлингов, - согласился он. - Как и условие, что вступающие на земли твоего народа как союзники должны прежде узнать его обычаи и уважать их.

Это означало, что ведущих дела с нордлингами нужно особо отбирать. Похоже, это в самом деле требовалось: новые союзники оказались горды и самолюбивы.

- Вы привели плохой пример, ваше высочество. Все люди смертны. Это факт. А потому это слово не может быть воспринято как оскорбление рода. А вот разделение на меньших людей и бОльших людей... Кто так решил? Творец создал нас одинаковыми. Не деля - этот будет бОльшим человеком, а этот меньшим. Так откуда оно, такое разделение? Неужели воля Творца - ничто? Мы, нордлинги, так не считаем. Для нас все люди в принципе одинаковы. Все мы дети одного Творца. Даже вастаки.  А потому, такое наименование, как "меньший человек" унизительно. Прошу прощения ваше высочество, если я вас оскорбил своими словами. Но что есть, то есть.

"Верно ли, что посланник не только не считает нуменорцев самым светлым из народов, но не видит особенной разницы между нами и истерлингами?"

- Было бы оскорбительно, если бы ты приравнял мой народ к вастакам - как я сам никогда не стал бы приравнивать к ним нордлингов. И другие нуменорцы сочли бы такое уподобление за обиду для своих родичей, к которым мы относим и вас. Но ты говоришь о пробуждении первых людей и об истине, - думая было рассказать о  происхождении нуменорцев, Телеммайтэ вспомнил о том, что нордлинги, по словам Хонахта, мало чтут заслуги предков, и продолжил иначе. - Если смотреть шире - и эльфы, как и мы, дети Творца, хотя и бессмертные. Но мы приняли от них название эдайн, то есть Вторых. Дун-эдайн, одно из общепринятых названий моего народа - буквально "Вторые с Запада". А если смотреть уже - то, что по сравнению с людьми Средиземья мы выше ростом, дольше живём, обладаем необычными для них дарованиями, как предвидение, возможность призвать коней силой мысли, в моём роду - исцеление силой рук, тоже является правдой. Всё это наши предки получили как награду за верность Свету и доблесть и стойкость в войне с Тьмой, в которой пали многие и многие.

Он мог бы прибавить, что нуменорцы превосходят Меньших Людей и знаниями, и благородством, и научили их многому, но упоминание о том, очевидно, было бы неприятным для Хонахта. Как и принцу не нравилось, когда его считали неспособным понять что-либо лучше эльфов или способным на дурное, только потому, что он - человек.

- Для нас, потомков, это - дар и вместе ответственность: быть достойными их, - тихо произнёс он. - Я прошу тебя более не сравнивать мой народ с людьми, что поклоняются Тьме, как и я не стану использовать в беседе выражения, которое ты считаешь оскорбительным. Но могут быть иные слова и выражения, которые могут вызвать взаимные обиды. Я не считаю верным вынуждать кого-либо - нуменорца или нордлинга - нести ответственность за сказанное без злого умысла и намерения оскорбить: будь то в силу незнания, обычая или разности представлений.

Отредактировано Telemmaite (2017-08-22 15:27:36)

+1

44

Хонахт кивнул: - Я понимаю и всецело доверяю вам, ваше высочество. И тоже рад, что мы нашли понимание между нами. Со своей же стороны, могу обещать, что Нуменор будут посещать только достойнейшие из моего народа, надёжность и благородство коих будет вне всяких похвал.
Северянин улыбнулся и добавил, намекая на слова принца о вастаках:
- Они уже не будут столь грубы, как я. Что же до меня, то я ненавижу кочевников, но это не мешает мне понимать, что эти люди не всегда были такими как сейчас. Тьма ли тому причина или жадность с ленью, но суть в том, что для них взять что-то силой проще, чем сделать это же самому. А если говорить о достоинствах и наградах за деяния предков, то не о подобном ли вы изволите говорить? – Хонахт вытянул вперёд сжатую в кулак руку. Резко раскрыл пальцы и над его ладонью вспыхнул сияющий шарик маленького солнца, ярко осветивший своим светом весь кабинет. Принц мог даже почувствовать жар идущий от него. Северянин сжал пальцы и свечение погасло. Он сделал шаг к столу и снова разжал пальцы. Из его ладони на поверхность стола упал золотой шар и покатился к принцу, задев по пути свиток пергамента, остановился.
- Вся суть того во что мы верим это то, что люди – любимые дети Творца, ваше высочество. Творец создал этот мир для нас и ради нас. И дары его неисчислимы. Просто нужно понять это. Позвольте спросить вас, принц, что говорят эльфийские целители о выздоровлении вашего царственного деда? Возможно, наши говорящие с духами смогут помочь, если объединят усилия с древним народом?

+1

45

Слова Хонахта были любезны, а показанное им впечатлило Телеммайтэ и насторожило его. Необычайное долголетие могло быть именно даром, но это огонёк и явившийся шар совсем не походили на природный талант, скорее на чародейство. Он отчасти мог ощутить это. Едва ли на подобное был способен любой из нордлингов или любой из рода Ворона.

Качнув головой, он заговорил громче:

- Хотя я понимаю, что ты только желал показать мне разнообразие возможностей человека, и здесь нет никакой опасности, я всё же прошу не повторять. Это... может быть неверно понято,- было бы довольно неудобно, если бы переговоры закончились появлением стражи, решившей, что угроза есть. С другой стороны, если его собеседник был чародеем, лучшим было бы не длить переговоры. Да, он - союзник и вреда не причинит, но может попытаться повлиять на него.

- Вся суть того во что мы верим это то, что люди – любимые дети Творца, ваше высочество. Творец создал этот мир для нас и ради нас. И дары его неисчислимы. Просто нужно понять это, - Хонахт говорил о том же: разнообразии возможностей человека, но его слова были выше; не потому, чтобы Телеммайтэ не размышлял о Творце и о сотворении эдайн. Скорее, он несколько примерялся к одному из Меньших людей, к предполагемому уровню его знаний и возможностей, а тот снова показывал, что они выше ожиданий принца. Хонахт был исключительным. 

- Для нас и ради нас, - медленно повторил принц, припоминая давно прочитанное. Возможно, и очень приблизительно, - и Финрод, один из мудрейших эльфов, прозванный Другом людей, говорил о том, что мы стоим не ниже, а выше. Хотя другие эльфы и могут смотреть на людей иначе.

...А высшие из людей - нуменорцы.

- Позвольте спросить вас, принц, что говорят эльфийские целители о выздоровлении вашего царственного деда? Возможно, наши говорящие с духами смогут помочь, если объединят усилия с древним народом?

Позволять нордлингам видеть состояние Короля было недопустимо, но принц, чуть помедлив, нашёл выход:

- Тар-Атанамир не допустил бы к себе лекарей или целителей из других народов. И из нуменорцев - допустил бы не всякого, а лишь тех, кого хорошо знает.

Он постарался, чтобы ответ его прозвучал достаточно твёрдо, и Хонахт сразу понял, что это не может обсуждаться.

Затем принц вернулся к записи договора, выведя в конце:

"Сей союз заключён ради общей борьбы с Кхамулом и в видах обоюдной пользы. Да послужит он во благо нашим народам, и да ляжет на него благословение".

По-настоящему, стоило бы написать "благословение Валар", но так обыкновенно уже не писали; тем более не стал бы писать Анкалимон. Без того иные положения договора, несомненно, вызовут недовольство отца, если не более. Впрочем, едва ли Наследник отвергнет один из договоров Нуменора - это было бы ущербом для чести страны. Скорее, признает только на время борьбы против Кхамула. И всё же требовались пояснения для него, в письме.

Закончив всё, он скрепил договор печатью - малой пятиконечной звездой, символом Нуменора и знаком Дома Элроса. Для этого не нужно было никого призывать.

- Осталось призвать писца, чтобы сделал список, и составить рекомендательное письмо к моему отцу и Наследнику, - произнёс он.

Отредактировано Telemmaite (2017-09-12 15:53:55)

+1

46

Зачем Хонахт сделал то, что сделал? Ведь сразу было заметно, что чары насторожили нуменорца. Это можно было бы назвать ошибкой в установлении отношений между послом и принцем, но Хонахт редко делал что-то, не взвесив и не сопоставив последствия. Урожай нельзя получить сразу. Сначала надо землю вспахать, потом взборонить, засеять, потом ждать, оберегая посевы от птиц и грызунов и только потом собирать урожай. И то, что делал сейчас северянин, он представлял именно так. Сев начался. И как известно – что посеешь, то и пожнёшь.
Северянин дернул головой и приподнял левую бровь. Паранойя Нуменора его сильно удивила.
- Полноте, ваше высочество. Желай я вам зла, то точно бы не открыл пред вами свой дар. Мой дар не может быть использован во вред детям Создателя. Достойные получают его как помощь в охоте на чудовищ, что уже многие тысячи лет приходят со стороны великих льдов на наши земли. И навредить чарами я могу только им. - Говоря это, конунг повёл пальцами и золотой шарик исчез со стола.
- Ладно. Не буду нервировать вашу охрану, принц. Они ж не женщины.  А вот последним как раз очень по душе подобные, скажем так, фокусы – Хонахт рассмеялся, вспоминая свои похождения.

Второй раз Хонахт удивился жесткой позиции нуменорского короля в отношении собственного излечения. Насколько же это надо не доверять своим давним союзникам чтобы, находясь на грани жизни и смерти, не допустить к себе их целителей.  Но что есть, то есть. Может то не сколько недоверие, но больше высокомерие? Это тоже вполне соотносится с теми выводами, что сделал Хонахт, посетив земли «больших людей». Эльфы явно не учли в своих планах человеческую натуру. Но да ладно. То проблемы эльфов. Жаль только, спасение короля могло бы сильно сблизить Нуменор и Север, что благотворно бы повлияло на планы Хонахта.
- Чтож.  – Хонахт развёл руками: - Воля короля, есть воля короля. Но не менее важно, на мой взгляд конечно, что конкретно об этом думаете вы, ваше высочество. Нет, не как принц и подданный короля, а как внук своего деда. - Сделав этот намёк, северянин чуть прищурившись, изучающе посмотрел на принца, потом взял пергамент, заверенный печатью принца. Быстро пробежал его взглядом. Кивнул. Взял перо и размашисто подписал: «Хонахт».

+1

47

- Я знаю, что ты не желаешь мне зла,.но в этой силе я ощущаю нечто... Совсем не то, что в исходящем от Сил, - хотя и те силы могли нести и беды, не только свет, защиту и помощь. Правда, от Белого Древа не могли бы исходить ничто опасное... - Возможно, ты не придашь значения моим словам, от того, что я не из твоего народа, и недостаточно знаю о нём. И всё же скажу: будь осторожен с этой силой.

Прежде, чем расписаться, Хонахт спросил, что думает принц о возможности исцелить Короля.

- Для меня это тяжело, - серьёзно и печально сказал Телеммайтэ. - Я спросил бы целителей эльфов - не могут ли они помочь моему деду и Королю. Но здесь я не могу решать.

Атанамир не принял бы помощи эльдар - тем более, что для него, как и для большинства в Нуменоре, они были тесно связаны с Валар. Он не принял бы помощи от учеников и посланников тех, кто и наложил на него проклятье: разве что в продлении жизни или, более того, обретении бессмертия. Но о том посланники Валар сказали ясно: судьба людей иная, и этого дара они им не вручат, считая смертный удел благом. Скорее, они помогли бы ему вернуть рассудок лишь для того, чтобы он тот час согласился уйти. А это даже сейчас было противно воле Короля, цепко державшегося за жизнь.

В письме отцу он написал о том, что Хонахт - посланник Великого Конунга, правящего пятнадцатью родами нордлингов. О том, что он весьма умён и образован, любезен, чтит Единого, отличается необычайными для людей Средиземья долголетием и опытом, и владеет чарами неизвестного происхождения, но не применяет их во зло людям ("Лучше, если Анкалимон не узнает о том неожиданно"). Является непримиримым врагом кочевников и Кхамула, и имеет опыт борьбы с Ордой.

Однако начал он с иного: "Отец мой и Наследник! Твой сын Телеммайтэ приветствует тебя, и с почтением просит благосклонно принять сего человека, именем Хонахт, главу рода Ворона, как посланника наших новых союзников. Из-за болезни Короля я должен был взять на себя приём посольства нордлингов и переговоры. Быть может, ты найдёшь иные мои решения ошибочными, а уступки - чрезмерными. Однако я счёл важным приобрести таких союзников, как нордлинги - народ многочисленный, гордый, сильный и воинственный, готовый при любой нужде - скажем, если ты будешь сражаться в ином месте - защищать наши колонии от нападений Кхамула..."

Дописав, он послал за писцом, зная, что в столь неурочный час его понадобится поднимать с постели. Знал Телеммайтэ и о том, что писец не будет недоволен этим, но сочтёт за честь послужить принцу и Нуменору. Послал он и справиться о Гостевом дворце.

- Гостевой дворец готов к приёму нордлингов, однако наша встреча, как ты видишь, продлилась до ночи, - сказал он Хонахту. Всё же он ожидал, что она будет короче - или, напротив, продлится не один день,  сложившись из нескольких кратких встреч. - Если твои спутники, ожидая тебя, прежде не нашли ночлег, их могут тотчас провести в их покои.

+1


Вы здесь » Путь в Средиземье » Запад » (Арменелос, сентябрь 2220 года) Север и Запад