Путь в Средиземье

Объявление


Добро Пожаловать!


 

Поговорим о союжете. Что происходит в Средиземье осенью этого года?

С помощью новых игроков мы запустили Белый Совет - большой, важный и очень вкусный квест про дипломатию, Кольца Власти и не только. С этой значимой вехи начинается сюжетная линия северных земель. Сам Совет загружен игроками под завязку. Но как только мудрые мира сего закончат заседать в Ривенделе, линия событий пойдёт вширь и вглубь, так что места хватит всем! Нам нужны эльфы, гномы, умайар и один властолюбивый дракон. Как говаривал Майкл Бэй: “ЭКШН, ЭКШН, ЭКШН!”. За подробной информацией обращайтесь к Администрации.


Список персонажей Правила Сюжет Ситуация в мире Шаблоны анкет Акции
Администрация
Sauron  372279461
Rava

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Путь в Средиземье » Восток » (Великое Зеленолесье, июль 1949 В.Э.) Отравленный лес


(Великое Зеленолесье, июль 1949 В.Э.) Отравленный лес

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://img03.deviantart.net/3763/i/2013/247/6/1/the_heart_of_mirkwood_by_jonhodgson-d6kz7km.jpg

Время: июль 1949 В.Э.
Место: Эрин Гален.
Участники: Саурон (ГМ), Лит, Орофер, Трандуил.
Описание:
Минуло много веков с тех пор, как лесные эльфы изгнали тёмного духа из своих владений. После этого лес вновь стал безопасен, и жизнь под его радушными сводами протекала легко и беспечно. Но свет чужого благополучия порой привлекает злые и завистливые взгляды. И вот, обогнув восточным путём сады энтов, в лес вновь явилось зло.
Лит поселилась в недрах большого каменистого холма, опутанного корнями могучей многовековой ели. Приданные ей под начало орки днями и ночами рыли подземные ходы, пока не обустроили там просторные подземные логовища. Умайэ смогла обосновать там и ещё в нескольких местах гнездовья всяких тварей, привезённых из Мордора, и принялась экспериментировать, скрещивая их и пытаясь вывести наиболее смертоносные породы. Были там и гигантские пауки, отродье Шелоб. Были злобные варги и кровожадные нетопыри, и огромные змеи с ядовитыми клыками.
В этих делах ей помогали орки из отряда «Полуденных вурдалаков» - лучшие из худших, отборная мерзейшая тысяча из всех орков Мордора. Большая часть Вурдалаков обосновалась среди северных гор и в тамошних пещерах, но несколько десятков постоянно находились подле логовищ, старательно охраняя их от преждевременного обнаружения эльфами.
Вся эта мерзость долгих три месяца плодилась в малонаселённых северных лесах, понемногу разрастаясь и множась день ото дня. Мало кто из эльфов заходил в те края, помня о зловещем крылатом призраке, но во владения Орофера всё равно приходили слухи о непокое в его бывших северных владениях. После того, как там бесследно пропало несколько эльфов, в те края были отправлены разведчики. И вот, спустя многие дни пути, они вернулись на север с недобрыми вестями…
Примечания: Описание ситуации изменено. Эльфы большей живут на юге, Лит начинает на севере, у южных склонов лесных гор.

Инвентарь

+1

2

Посреди лесной чащи возвышался покатый, мшистый холм. Древняя ель веками вгрызалась в жёсткую каменистую почву. Когда-то соседние деревья посмеивались над несчастным семечком, угодившим на вершину голой скалы. Ну какая, скажите на милость, тут может быть почва? Из камня воды не выжать. Но семечко не слушало и на чистом упрямстве вгрызалось в камень корешками, тянулось к живительной влаге и плодородной земле. Долго, очень долго ель была маленькой и слабой, а потом, когда её корни пробились сквозь толщу породы к плодородному слою, она бурно пошла в рост. И вскоре уже соседним деревьям пришлось несладко из-за вечной тени, которую отбрасывали на них раскидистые ветви. К нынешним дням, тот холм окружал один лишь кустарник, и тот безжалостно вытоптали орки, когда Лит избрала это место в качестве своей главной мастерской.
Ныне, точно гнилое дупло в зубе, у основания холма чернел зев подземного хода. Оттуда тяжело веяло влажным, горячим воздухом, доносилось шуршание и посвистывание. Три месяца орки ширили подземелье, строили ловушки и клетки для тех существ, что множились под холмом. Скоро, очень скоро нечисть хлынет наружу густым потоком.
Лит возвращалась с обхода прочих гнёзд. У Зеленолесья имелись свои санитары, и далеко не каждое чудовище могло прижиться среди исполинских деревьев. Популяцию тварей приходилось постоянно отслеживать, порой на ходу правя облик привезённых с юга существ.
Её внимание ещё издали должен был привлечь лёгкий дымок, поднимающийся между деревьев. Орки из её сопровождения редко осмеливались жечь костры, опасаясь привлечь внимание эльфов, но этот кажется не утерпел. Коротышка с клыкастой улыбкой на широкой жабьей морде помешивал что-то булькающее в котле. Варево бурчало и пузырилось, порой на поверхность всплывали обварившиеся части белок, оленей и… пауков. Отложив черпак, коротышка поднял с земли оторванную паучью лапу и принялся с увлечённым видом выдавливать из неё полупрозрачную кровь.
- Шипи, мой хорошенький, шипи. Ты пытался сожрать Рэмора, а вместо этого Рэмор сделает из тебя вкусную похлёбку! А яд из желез я подмешаю в грог для Вырвиглаза, пусть ка он помается животом да посидит в кустах денёк-другой, ему это только на пользу будет.
Лёгкий шелест в ветвях наверху мог сообщить Лит о том, что незадачливый повар был не единственным обитателем прогалины у входа в логовище. Приглядевшись, умайэ могла заметить поджарого молодого орка, притаившегося в ветвях и со злобой глядящего на повара внизу. Орк тихо и старательно пилил ножом большую ветку. Ещё немного, и деревяшка полетит вниз, на голову Рэмору, и с немалой вероятностью опрокинет на эстетствующего кулинара котёл с его собственным варевом. Других охранников, которым было поручено сторожить вход в подземелье, поблизости не наблюдалось.

Ночь, ясная и тихая, царила над лесом. Кроны древесных исполинов тихо шуршали, перешёптывались. Там и тут горели огоньки. Эльфы собирались большими и малыми кружками, обменивались шутками и пели песни. Другие скитались в ночи, вспоминая прошлое или радуясь безмятежности настоящего. Но не все из бродивших по ночным тропам были беспечны. Меж громадных стволов, тихо и стремительно, точно лунные тени, двигался отряд разведчиков. Разведчики не отвечали на вопросы и не давали объяснений, но там, где они проходили, смех смолкал и наступала тревожная тишина.
Проверить слухи о странных делах, творящихся близ северных гор великого леса отправились семеро. Возвращалось трое, и первый среди них, предводитель отряда, был мрачен и нёс на плече мешок, пропитанный какой-то мерзкой гадостью. Вскоре они достигли двора Орофера и потребовали срочной аудиенции.

Предводитель отряда разведчиков замер, склонив колено и прижав руку к груди. У его ног чернел бесформенной грудой мешок. Лунные тени покоились на его лице, подчёркивая тонкий прямой шрам, наискось пересекающий благородное и суровое лицо. Отравленный орочий клинок едва коснулся его, но след той войны навсегда остался на душе предводителя разведчиков. Серебристые волосы неровными прядями ниспадали на плечи разведчика, выходца из народа синдар, что некогда пересёк полмира, следуя за Орофером. Его звали Ардэйт, и он ждал разрешения заговорить со своим королём. Его переполняло чувство праведного гнева.

+1

3

    В последнее время голова Лит была забита малоинтересными глупостями. Например, она много размышляла о сорных травах, которые могли бы вытеснить всю милую и зелёную травку с красивыми маленькими белыми цветочками которая наполняла всё Зеленолесье. Дело в том, что травы Мордора во многом походили на бывалого странника, побывавшего в сотне передряг, видавшего виды и давно уже переставших удивляться, а только ждавших всё новые и новые неприятности на свою голову. Живучие и крепкие – такими они и должны были быть, чтобы выжить в суровых краях, наполненных Тьмою и губительных для всего Светлого. Не это ли прекрасная основа для порчи «доброго» леса? Казалось бы – бери мешок и сажай, а через десяток вёсен всё вокруг покроет противный, колючий и злой сорняк. Бесполезный с точки зрения алхимии и медицины, зато губящий всё полезные растения. Мечта! Но нельзя просто так взять и посадить далеко на севере траву, испокон веков растущую на юге: другой минеральный состав почвы, другая кислотность, другие растения, которые могут опылять заветный сорняк, другие животные и вообще экосистема, другие примеси в воде, в конце концов – другая Музыка! Всё это необходимо было исследовать. Как экосистема отреагирует на новую траву? Кто будет разносить её семена? Кто будет её опылять? Как ей захватить весь лес? Чем питаться, как восполнять нехваток одного минерала и бороться с избытком другого? Эти и многие другие вопросы ложились в основу её работы. Гхаш прибегла к селекции устраняя существующие изъяны в, казалось бы, идеально живучей траве и на данный момент практически довела до ума сорт. Высокая, - доходящая до пояса, - трава, готова была расти морем без конца и края, словно маленький апокалипсис глуша всё вокруг. Оставалось ещё чуть-чуть поработать… В принципе, можно было уже сейчас приняться её высаживать, но хотелось бы наверняка. Ох! А как она будет плодовита! А кроме того – если её жечь, то она выделяла особый сладкий дым, от которого начинались галлюцинации! Если бы только Саурон разбирался во всём хитросплетении и всех тонкостях, то непременно похвалил бы её.
    Но не одной травой они опасны! Мало лишить эльфов земли и полезных цветочков, а также заветных зелёных лужков на которых так приятно посидеть и пожечь костры, распевая песенки. Не помешает так же нанести вред плодоносным деревьям. Тут в ход шли грибы – маленькие паразиты грибного мира паразитировали на стволах молодых и старых деревьев пуская в них свои корни, питаясь их соками, иссушая их изнутри, а затем выращивая грибницы полные спор и тут уж ничего не оставалось кроме как срубить всё дерево и сжечь! А споры-то всё равно оставались, ибо были мелкими словно пыль! Ха-ха! А ведь зловредные грибы приживались даже лучше травы, в основном потому, что были практически местными жителями – с ними стояла другая задача. Из уже привычных местных паразитов предстояло превратить в настоящую эпидемию.
     Кроме того – не плохо было бы испортить местную воду, заселив её мелкими одноклеточными водорослями, которые росли бы красивым пышным зелёным ковром, лишая воздуха, света и убивая тем самым всё то, что жило под водой. Так же с водой была связана другая её задумка – очень давняя и давно желанная. В то время как водоросли портили бы стоячую воду, лягушки портили бы ручьи. Эти замечательные лягушки были самым настоящим порождением тьмы – блестящие словно самоцветы, всех возможных цветов и их сочетаний, они были похожи на конфетку. Рука так и тянулась схватить одну из них – но именно это и было опасно! Ибо эти конфетки были настолько ядовиты, что их нельзя было даже трогать! Плодовитость и живучесть была на уровне, но вот температурные режимы им не очень нравились – что в свою очередь негативно сказывалось на активности, а значит плодовитости и выживаемости. Тут неплохо было бы скрестить их с местными лягушатами, вот только как? При такой ядовитости местные принцы не выдерживали даже поцелуя своих конфетных принцесс.
    Пожалуй, самым беспроблемным её экспериментом были пауки. Эти твари были такими живучими, вездесущими, евшими всё, легко приспосабливающимися… словом, где в мире вы пауков не видели? Пауки есть везде! Вот Лит не сомневалась, что и тут они теперь будут… точнее они и так уже есть… просто теперь они обзаведутся старшими братьями… Большими-большими старшими братьями…
    И ещё много всякого мерзкого и противного умайэ принесла с собой.
    Вот так оно и было – заглянешь в голову учёной за работой на минутку и утонешь в потоке мыслей. Потому, видимо, орки и перестали расспрашивать её о делах – слишком уж много всего было, и оно заставляло думать больше, чем некоторые из них привыкли. Признаться, по достоинству её выкладку оценил только предводитель отряда – Рагож Вурдалак. Но и тут не поймёшь – то ли он лицо просто умное сделал, то ли и впрямь уделил необходимое внимание. Умение делать умное лицо для начальника-орка его уровня просто жизненно необходимый навык… вы удивитесь, узнав сколь серьёзно и сосредоточенно могут выглядеть некоторые из них – прямо мыслители и философы, не больше, не меньше – при этом на деле практически ничего не понимая. Впрочем, Гхаш не расстроилась. То, что орки просто выполняли её приказы, не задавая лишних вопросов – было ей очень даже удобно, а для общения ей вполне хватало одного только Драакуля который, естественно, отправился на задание с ней.
    Впрочем, вот в такие вот моменты она даже рада была сожительству с простыми орками. За всеми своими научными рассуждениями и выкладками, философскими диспутами и поисками выхода из сложившейся ситуации, за разработкой и всяком тому подобном, майэ порой не до конца осознавала насколько устала и что ей не хватает чего-то… простого.
     Ведь в простоте тоже была своя мудрость.
     Впрочем, в вопиющей простоте, вроде разведения костра, майэ ничего умного не видела. Закончив обход и увидев дым над самым логовищем, она тотчас же поспешила к месту по пути одаривая орка крепкими ругательскими словами, но у к тому моменту, когда наконец добралась до места уже успела успокоиться. Оценив ситуацию майэ подошла ближе и остановилась возле варева, как раз на таком расстоянии, чтобы ей не грозила спиливаемая втихаря ветка.
     - О, супчик варишь? – по-простому заметила она, окидывая взглядом варево.
    - Ага, - также просто отозвался орк, хотя по лицу было видно, что он не ожидал умайэ так скоро и прекрасно понимал, что нарушил установленный ею запрет.
    Но тон женщины как будто не располагал к немедленному бегству, так что он решил обождать немного, хотя и напрягся.
    - Вкусный, наверное? – продолжала Гхаш принюхавшись.
    - Ага, - повторился орк.
    - А из чего это он? – вгляделась умайэ. – Ты туда паука добавил?
    - Ага… - в третий раз повторил орк, чувствуя, как его изнутри распирает волнение.
    - Для хруса, да?
    - Ну, не только, - решился он на членораздельную речь.
    - Мне вот интересно…
    - А?
    - Я для тебя, что ли пауков из самого Мордора везла, чтобы ты их тут жрал!? – рыкнула Гхаш выхватывая клинок из ножен. – Да ещё и костры жёг с дымом до самого неба!?
    - А! – воскликнул несчастный падая на колени. – Пощадите!
    - Да знаешь, что я с тобой сейчас сделаю!? Обрушу кару небесную, вот что!
    С этими словами майэ взмахнула клинком вверх и как раз в этот момент в ели свалилась ветка, стукнувшая по голове кулинара, опрокинувшее его варево и залившее огонь, под заливистый женский хохот. Потому смотрелось это довольно забавно, по крайней мере для заработавшейся учёной.
    - Вот то-то же, - заключила она, отсмеявшись и задрав голову обратилась ко второму орку. – А теперь ты. Объясни-ка мне на милость, где куда подевались все остальные? И почему ты не помешал этому недоумку развести костёр? Или, быть может, вы оба соскучились по эльфийским стрелам и клинкам? Уж будьте уверены – они о себе так напомнят, так напомнят, что вы их ещё о-очень долго вспоминать не захотите.
    «Как, впрочем, и я,» - добавила она про себя.

+1

4

Не успел Рэмор оправиться от преждевременного визита начальницы, как сверху рухнула здоровенная ветка, огрела его по голове одним концом и перевернула котёл. Орк завопил и зашипел, уворачиваясь от кипящего варева, стряхивая с себя малоаппетитные кусочки внутренних органов паука и некоторых других зверушек. Как ни странно, это привело его в чувства и он, в праведном негодовании, завопил:
- Ай! Зачем же так, хозяйка?! Я же не для себя! А паук, ему что? Он уже мёртвый был, когда я за него взялся! Мы на вас смотрим, как вы трудитесь и местность облагораживаете. Мы вам помогаем чем можем, но то мы, простые смертные! Не пропадать же добру? Вот я и решил вас порадовать вкусной похлёбкой, вы видно совсем уработались! Всё для вас, всё для вас! А костёр, тю, тот костёр даже орёл не разглядит, даже если этим костром ему яйца подпалить, хе-хе…
Речь орка была бессвязна и запутана, зато очень экспрессивна. Сразу было видно, что сей лизоблюд вознамерился угодить высокому начальству проверенными орочьими методами: через жратву. Второй же, по-прежнему сидел на ветке и, судя по виду, не испытывал нервного трепета перед сей грозной особой. Сплюнув (и угодив при этом на голову горе-повару), Райхор выпалил:
- Разбежались наши зверушки. Видно, замучила ты их голодом, решили поохотиться на местное мсяцо. Паучье отродье вырвалось из пещеры, потравило стражу и умчалось в лес, только мы его и видели. Мы с парнями побежали следом, а вот его - орк досуже скривил морду лица. - Посадили здесь сторожить остальных и ждать тебя. Мне удалось скрутить троих, лежат в чащёбе к югу отсюда, но дотащить их самому мне не по силам. А на этот кусок эльфьего мяса рассчитывать не приходится.
Рэмор, решивший наконец поднять голову и посмотреть, кто там наверху говорит таким знакомым и противным голосом, разъярился ещё пуще и принялся облаивать древолаза:
- Ах ты свинной потрох, навозная куча, а ну иди сюда, я тебе покажу, у кого тут эльфи кишки в брюхе болтаются!
- А ты достань - тут же ощерился Райхор.
Наличие в отряде большого числа ярких, по орочьим меркам, личностей делало бесконфликтное существование сладкой, недостижимой мечтой. К счастью, железная дисциплина помогала сглаживать углы, но орки Рагожа откровенно засиделись и начали звереть от безделья. Вот и сейчас, собачья перепалка норовила затянуться и перерасти в свару.

+1

5

    - А-а, так это было для меня? – протянула Гхаш с толикой удивления. А после с интересом опустила взгляд пытаясь разобрать ингредиенты, использованные в супе.
    Некоторые куски и части вполне можно было разобрать и установить ползали они раньше, прыгали или ходили, но аппетитности блюду это не придавало. Специфический запах, специфический вид, смелое сочетание ингредиентов и приправ – орка можно было бы похвалить будь его порыв искренен и прост как медная монетка, но тут явно был замешан расчёт. Словом, даже пойди всё так и представь Рэмор ей на суд свой лучший кулинарный шедевр – женщина нашла бы способ улизнуть от дегустации. Она ещё не сошла с ума, чтобы начать питаться орочьими похлёбками.
    Так что к лучшему, что варево пошло на удобрение ели…
    - Тебе стоило больше стараться для своих товарищей, тогда никто бы не стал пилить над тобой никакие ветки. Кроме того – майар практически не нуждаются в пище. Учти на будущее. – «И не вари мне второй кулинарный изыск.» - А вот про костёр ты врёшь, при том нагло. Я разглядела дым находясь у другого убежища, так, что плохи твои дела – ещё один прокол и я скажу о твоём непослушании Рагожу. Думаю, ему крайне не понравиться выслушивать замечания с моей стороны о недисциплинированности своих воинов и своё недовольство он в полной мере выплеснет на того, кто этот гнев вызвал… К слову, - прибавила она чуть погодя, - от него не поступало никаких вестей? – умайэ постаралась изобразить праздный интерес, но это вышло у неё не в полной мере.
    А вот слова Райхора совсем её не обрадовали.
    - Швах, - выругалась она на тёмном наречии и с размаху всадила клинок обратно в ножны. – Никто их голодом не мучал, скорее наоборот – отрастили брюхо больше положенного, раз смогли вырваться из клетки.
    «И что теперь делать?» - задумалась Гхаш. Отлавливать пауков – то ещё дельце, но, может, оно как раз и подойдёт для этих орков – сидеть в дозоре им явно не улыбалось, не для того они влезли едва ли не под самую крышу орочьей иерархии, чтобы пожни о ветку протирать. Это Лит прекрасно понимала и в этом смысле оно может и хорошо, но вот только орки натопчут, пока будут пауков искать, а стоит только паре этих тварей попасть в руки эльфам и пеши пропало… Но, если натопчут – дело тоже выйдет крайне дурно. «Но если уж на, то пошло – мы уже столько месяцев работаем, и пора бы уже начинать выпускать этих тварей потихоньку… А пауки они и без того лучшие кандидаты, даже без моего вмешательства прекрасно приживутся, так что и время на них тратить - пустое… Хех… а ведь не хотела я так рано, ещё бы неделю или две для верности… лучше – три…»
    - Цыц! – рыкнула умайэ, ругань начала мешать ей думать. Хотя нельзя было не отметить, что со стороны всё происходящее выглядело довольно потешно. – Нашли время, нашли место и нашли перед кем, называется. Ладно. Сейчас сделаем следующее. С тобой, Райхор, отправимся к паукам, а ты, Рэмор, живо найти остальных и вели вернуться и, чтобы по пути хорошенько замели следы. Паучьи тоже. Короче, нас в округе не было, пауков тое не было, и ель эта просто ель и ничего подозрительного. И смотри – узнаю, что логово надолго осталось без присмотра – точно пожалуюсь Рагожу. – Орков, вверенных под её начало было не так много, потому она дала себе труд выучить их имена. – Ну, чего встал? Живо. И смотри – сам в беду не угоди… - Проводив орка взглядом до края поляны Лит обернулась к Райноху. – Ну, веди меня к своей добыче…

0

6

На вершине холма кругом стояли украшенные шалаши, оплетённые лозой. Осенью здесь повиснут гроздья винограда, ныне же блестящие листья служили ещё одним украшением. Лёгкий резной трон возвышался посередине - странно было бы в такую пору укрываться в шалаше! Когда ночь тепла и тиха, и звёзды сияют во всём своём блеске!

Короля на троне не было - он гостил в Лориэне. Но вкруг трона всё равно  собрались многие лесные эльфы и синдар, а вкруг Амон Ланк - деревья: с самого подножия - юные, в листве которых слышались отзвуки смеха, дальше - зрелые, чуть снисходительно смотревшие на них, а ещё далее - молчаливые великаны, самые могучие и самые древние. Быть может, они были ровесниками Орофера. Быть может - ещё старше.

Но лесные эльфы много младше не замирали перед их древностью: они шутили и пели. Даже к серпу Исиль они могли обратиться с простой весёлой песней. Принц Трандуил с улыбкой подпевал:

- Как на листьях свет искрится,
Как мерцает, серебрится!
Празднуй с нами, Странник неба -
На земле давно ты не был!

На самом деле эта ночь не была никаким празднеством - если считать празднеством дни, имеющие особые названия.

На самом деле почти всякая ночь была правзднеством - если считать празднеством радость и веселье.

Ныне оно, однако, было нарушено появлением разведчиков. Едва увидев их, принц напрягся всем телом, и улыбка сошла с его губ; в следующий миг он поднялся и, оставив дружеский круг, встал.

Он слышал о том, что на севере, по слухам, творилось нечто странное; но слухи на то и зовутся слухами, что часто оказываются неправдой. Трандуил склонялся к тому, что всех их просто разыграл Карандол. Примерно так же полагали многие из молодых зеленолесцев. Самые юные провожали сурового Ардэйта с преувеличенной тревогой, желали справиться со всеми ужасами, что он встретит в дебрях и на полянах, и именовали Предводителем Семерых Героев.

Назад из них вернулось трое.

Только трое.

Склонившись, синда-разведчик поднял на него взгляд, полный гнева. Обращён он был, разумеется, не на принца - должно быть, он был связан с тем мешком, что лежал у его ног.

Празднеству пришёл конец - словно беспечную музыку вдруг прорезал резкий и неприятный звук, которому вовсе не место и не время.

Отредактировано Thranduil (2017-06-09 22:43:26)

+1

7

Рявк умайэ подействовал отрезвляюще: орки прекратили корчить друг-другу зверские рожи и немного успокоились. Пожалуй, иные бы на их месте плюнули на всё и вцепились друг-другу в глотки, но в отряде Рагожа служили только умные орки. А умный орк никогда не станет злить существо, способное испепелить его движением бровей. Пусть даже это существо почему-то ходит в форме тщедушной человеческой самки. У сильных мира сего могут быть свои заскоки, в конце-концов. Обменявшись напоследок парой убийственных взглядов, Полуденные разошлись по углам и осмыслили ранее услышанное.
- Стараться? Для товарищей?! - Рэмор в удивлении почесал плешивую макушку, силясь уловить смысл этого странного, непривычного орочьей натуре концепта. - Да я скорее себе руку откушу!
А вот вести о том, что майар не нуждаются в еде, порядком его подкосила. Такой подставы бывалый орк ещё не встречал. Его кулинарный талант, его кредо, его альма-матер впервые в жизни подвело Рэмора. Орк неожиданно ощутил себя маленьким, слабым и беспомощным, чего с ним не бывало даже в детстве. Дальнейшие угрозы Лит как-то потерялись на фоне свалившегося на орка потрясения. Вместо него ответил Райхор, отчаянно делавший вид, что ему-то никакие Рагожи не страшны, и вообще, пугали кота мышами. Орк сплюнул под ноги и ответил:
- Нет. Капитан по прежнему ловит мух на восточной равнине. Скорей бы к нам заявился эльфийский сброд, у меня кости ломит от скуки!
В раздражении, он пробил чёткую тройку “шея-сердце-живот” на стволе дерева, и сделал это быстрее, чем иной успел бы моргнуть.
- Идём. Оставим псу его объедки - уже тише проворчал орк и пошёл в чащу.
Впрочем, ровного шага он придерживался недолго. Желая лишний раз показать себя и проверить уважаемое начальство на прочность, Райхор постепенно ускорял темп, пока не довёл его до полноценного бега. То-то будет весело посмотреть, как хозяйка будет скакать по кустам в своих неудобных одеждах!

Молчание опустилось на сердце лесного королевства тяжёлым покровом. Всё взгляды скрестились в эти минуты на коленопреклоненной фигуре предводителя разведчиков. Все присутствующие умели считать и сейчас в их мыслях раз за разом звучали тревожные вопросы о судьбе тех четырёх, что не пришли сегодня на холм: “Живы ли они? И если да, то почему отсутствуют?”, “Какие новости принёс Ардэйт и почему он так мрачен?” и наконец, “Что у него в мешке?”. Чувствуя нетерпение собравшихся, предводитель разведчиков заговорил:
- Мой принц, я вернулся с дурными новостями. Мы шли на север до самых гор и долгое время встречали лишь улыбчивые лица и тёплый приём подданных вашего отца. Но чем дальше мы шли, тем чаще встречали следы зла, тем чаще находили вместо улыбок встревоженные лица. У самых гор мы не нашли никого из тех немногих квенди, что обычно странствовали в тех местах. Вместо этого мы обнаружили разоренный лагерь и вот это…
Ардэйт потянул за шнурок, перевязывающий горловину мешка, запустил внутрь руку и вытащил на всеобщее обозрение голову гигантского паука. Убедившись, что все хорошо разглядели страшный трофей, эльф с отвращением бросил голову обратно в мешок, не позволяя сочащейся из неё прозрачной крови запятнать зелёные травы Амон Ланк.
- Эти создания напали на нас стаей и большая часть моего отряда оказалась поймана и схвачена. Мы втроём едва смогли отбиться и отогнать проклятых тварей, но догнать тех, что унесли остальных, уже не успели.
Он замолчал, заново переживая те страшные события, но потом угрюмо воззрился на Трандуила и продолжил:
- К счастью, мы смогли выследить пауков до их логова, хитростью выманить их наружу и освободить наших разведчиков и часть пленных. Но не всех. Мы едва прорвались на волю и скрылись, перебив немало чудовищ. Пленники пауков были отравлены и сильно ослабели, мы укрылись среди зачарованных сосен и там оставили их ждать подмогу. Я и мои спутники поспешили сюда, чтобы рассказать о приключившейся беде и привести помощь.
Ардэйт перевёл дыхание и закончил такими словами:
- Чудовищ было несколько десятков, никак не больше полусотни. Большой отряд перебил бы их всех без остатка, мой принц. Но где наш король? Почему Орофера нет с нами на Амон Ланк, кто поведёт нас?

+1

8

В тишине, когда, казалось и ветер и листва замерли, ожидая слов вернувшегося, Ардэйт заговорил:

- Мой принц, я вернулся с дурными новостями. Мы шли на север до самых гор и долгое время встречали лишь улыбчивые лица и тёплый приём подданных вашего отца. Но чем дальше мы шли, тем чаще встречали следы зла, тем чаще находили вместо улыбок встревоженные лица. У самых гор мы не нашли никого из тех немногих квенди, что обычно странствовали в тех местах. Вместо этого мы обнаружили разоренный лагерь и вот это…

Он показал голову паука - верней, искажённой твари в паучьем обличье. Она была огромна; если варги были только крупнее обыкновенных волков, эти пауки более, чем во сто крат превышали ростом своих безобидных сородичей.

- Эти создания напали на нас стаей и большая часть моего отряда оказалась поймана и схвачена. Мы втроём едва смогли отбиться и отогнать проклятых тварей, но догнать тех, что унесли остальных, уже не успели.

Эльдар подались вперёд; молчание Ардэйта казалось им вестью о гибели унесённых пауками, но, по счастью, оно было вызвано иным. Однако, если разведчики только были ослаблены отравой - в лапах пауков оставались другие пленные эльфы. Те, кто вольно бродил на севере, до сих пор ничего не опасаясь в пределах лесного королевства.

- Чудовищ было несколько десятков, никак не больше полусотни. Большой отряд перебил бы их всех без остатка, мой принц. Но где наш король? Почему Орофера нет с нами на Амон Ланк, кто поведёт нас?

- Король ныне гостит в Лориэне, а ждать времени нет, - только что весело подпевавший товарищам Трандуил сейчас скорее походил на натянутую тетиву, пусть в его руках и не было лука. - Тебе ведомо, что Орофер назвал меня своей правой рукой ещё тысячу лет назад, при переселении. Я сумею собрать и возглавить отряд. Кто со мной?

Многие из сидевших и стоявших вокруг шагнули к принцу Зеленолесья. Никому не была безразлична участь друзей и родичей, и мало кто страшился пауков, так что уговаривать эльфов двинуться на север, чтобы перебить нечисть, не пришлось. Напротив, Трандуил не принял в отряд тех, кто недавно подшучивал над Ардэйтом: они были слишком юными, чтобы подвергать их опасности. Большинство из тех, кого он взял с собой, помнили основание Королевства Орофера, либо придя с ним из Линдона через всё Средиземье, либо встретив его в Лесу и приняв как Короля. Отряд составляли охотники и разведчики, любители вольных странствий и целители - нужно было и позаботиться об  отравленных. Но прежде всего - освободить пленников от пауков, а свой лес - от нечисти. И выяснить, как и откуда она сумела в него проникнуть.

- Собирайтесь, не медля, - произнёс Трандуил, и сам через миг скрылся в шалаше. Чтобы сменить праздничный кафтан на охотничью куртку, и взять с собой всё необходимое: лук, стрелы, кинжал, фляги с вином и чистой водой, верёвки... и мешок. Целебные снадобья и флейты взяли с собой целители.

Инвентарь Трандуила

Волосы украшены цветущими ветками липы.
Охотничья куртка.
Зелёный плащ.
Лук, стрелы, кинжал.
Фляги с вином и водой.
Верёвка.
Мешок.
Олень.
Отряд - Ардэйт и его спутники, 30 лучников, 3 целителя со снадобьями и флейтами

Отредактировано Thranduil (2017-06-25 17:20:29)

0

9

    Майэ лишь вздохнула, услышав слова Рэмора. Результат был в высшей степени ожидаемым, но она всё равно вздохнула, сокрушаясь над тем, что время идёт, прогресс не стоит на месте, а культура как была на низком уровне, так и осталась. Нет, конечно, дикарями командовать удобнее чем академиками (этих тоже не всегда в одной комнате друг с другом оставлять можно, не боясь понажовщины), но всё-таки пора бы заняться окультуриванием… хоть немного.
    Но нет, тысячелетние сменялось другим тысячелетием, а орки оставались орками, подобно камню, который упрямо вздымался над буйной землей, где строили и разрушилась города, где сажали и вырубали леса, где меняли воды своё русло и сотрясалась сама твердь… А он всё стоял и стоял как бельмо на глазу и, в общем-то, больше ничего такого не делал. Вот и орки были точно такими же.
    Ну, ладно уж, она их и такими любит. Да-да, в них есть своё очарование, какую бы лапшу вам светлые на уши не вешали. Например, у них отличны чёрный юмор – ни у кого такого нет!
    - Может быть, когда-нибудь, - с наставническим видом начала майэ, - ты поймёшь о чём я говорю. – «Например, когда море вскипит, горы превратятся в пропасти, а время пойдёт вспять,» тот час же сыронизировала она про себя. – Но скорее всего нет. Однако тебе ничего не мешает попробовать…
    Впрочем, она даже не была уверена в том, что её глубокомысленную речь слушали, не то, что понимали. Факт того, что айнур в еде не нуждаются так неожиданно для Лит, поразил орка, что она невольно представила себе, как у него в голове рухнул только, что грандиозный кулинарный план по… Угождению? Соблазнению? Отравлению?... Словом, с треском тот план рухнул, аж серая пыль у орка на глазах осела.
    «Ну, ладно,» - подумала Лита решив ничего с этим не делать. Сам как-нибудь… переварит. И с сим переключилась на Райхора (Занятное имя, если подумать – Рай и Хор в одном флаконе… как-то Аманом отдаёт, кто бы не называл так орка, а чувство юмора у него было) который вновь вёл себя весьма самоуверенно и едва ли не бил себя пятками в грудь. Впрочем, ещё же не вечер.
    - Если «эльфийский сброд» к нам явиться, - ответствовала майэ уже на ходу, - то твои кости будут живо драпать от них в другую сторону. Как, впрочем, и мои. Не забывай, что это – пока ещё – их лес и их тут целая армия, а нас едва два десятка. Впрочем, если ты так горишь желанием – я дам тебе возможность продемонстрировать себя в бою.
    Тем временем орк всё прибавлял шаг и прибавлял. Стоит отметить что Лит и без того шла довольно быстро и бодро, но орку этого было мало… Женщина ускорилась было, но в какой-то момент поняла, что что-то тут не так и… медленно, незаметно перешла на прежнюю скорость. При этом не забыв вышагивать с уверенностью и чувством собственного превосходства… Обнаглели понимаете ли, ещё через кусты она на перегонки с орком не бегала!
    Хотя… честно признаться, подмывало немного показать ему кто кого, но какое-то это было несолидное мальчишечье ребячество!
    - Мальчишка, - так и объявила она ему. Когда они добрались до места. – Ты всерьёз думал, что я буду за тобой бегать, аки борзая за зайцем? Может я для кого-то и борзая, но у тебя зад слишком не аппетитный: один мех и никакого мяса. Хороший охотник даже напрягаться не станет.
    Так как орк скрылся с глаз умайэ отыскала его ориентируясь при помощи Музыки.

+1

10

Трандуил никогда прежде не встречался с такими противниками, как гигантские пауки, но ему было ведомо, что их малые сородичи делают с мухами. Обездвиживают и высасывают все соки из живого тела, оставляя одну оболочку. Он содрогался от мысли, что эта участь может ждать эльфов. Но нельзя сказать, что он был во власти страха за товарищей - волнение смешивалось с гневом.

Если командиром отряда вызвался быть принц Зеленолесья, то Ардэйт стал его проводником. Только он знал, где ныне находятся освобождённые пленники, и где пауки. Двигались скоро, вначале - верхом; затем, когда понадобилась скрытность, коней и оленя отпустили. Зелёные плащи и бурые куртки и без того не выделялись в лесу, но эльфы скользили от дерева к дереву, почти сливаясь с ними. Они должны были найти пленников, а затем врага, а не самим оказаться замеченными. В любом лесу они умели скрываться, но в своём, наполненным их чарами, могли стать практически незримыми.

Просто ветер качнёт ветвями.

Просто тень скользнёт от луча.

Просто травы шепнут друг другу.

Просто белка мелькнёт меж стволов.

...И никаких лесных эльфов.

Так они и скользили лесными тенями, пока их не остановили тёмные пятна на траве. Она была покрыта  отвратительно-прозрачной и липкой жидкостью, и поникла и потемнела с тех местах, где она пролилась.

- Кровь пауков - здесь мы сразили одного из них, - шёпотом подтвердил Ардэйт. - До лагеря уже недалеко.

0

11

Эльфы шли на север, и лес шептался над их головами. Это был мир полутеней и зелёного света, бескрайний и таинственный. Но чем дальше они уходили, тем тревожней становились голоса деревьев. Да и сами исполины менялись, ласковый шелест листьев уступил колючим голосам елей и сосен. И всё же, это был живой и незапятнанный лес, в котором любое дерево могло окликнуть тебя или прикрыть от дождя сложенными ветвями. Всего-то и нужно было слышать и замечать. А вот с четвероногими и пернатыми обитателями вышла незадача: приблизившись к местоположению беглых пленников пауков, эльфы вдруг ощутили, какая неестественная тишина царит вокруг. Казалось, что всё живо бежало прочь, спасаясь от неведомой угрозы. Лишь изредка, далеко-далеко, они слышали тревожный шелест и хруст. Деревья смолкли, в наступившем безветрии, по земле стелилась холодная дымка, воздух был тяжёлым и густым. Они больше не пели, слова знакомых строк комом вставали в горле. Опытные путешественники, они были настороже и спиной ощущали опасность.
И в этой неестественной тишине…
- КРАААК! – громыхнул лес.
И тут же послышался тяжёлый топот, треск ломаемых ветвей и совсем уж непонятные звуки. Деревья поблизости вздрогнули и как бы отступили, тяжёлый, колючий, тёмно-зелёный полог леса зашевелился, вспучился и взорвался волной иголок и мелких веточек, из которой на эльфов выскочил великан.
Оно было ростом под четыре метра, костлявое и сухощавое, с бурой грубой кожей, но из-за оплётших его бесчисленных тонких ветвей боярышника казалось чуть ли не шире собственного роста. Оно было перепачкано кровью и увешано лохмотьями паутины, а пуще того, как чёрные грибы-паразиты, в его спину и плечи вцепились трое гигантских пауков. Под тяжестью чудовищ великан раскачивался из стороны в сторону, пауки же раз за разом жалили беднягу и терзали его жвалами. В считанные секунды нечто подлетело к эльфам, нависло над ними и воскликнуло:
- Сгори моя кора, снимите их, снимите их, они меня щекочут, арарууу!
Голос существа был странным, глубоким, нечеловеческим, и всё же, он явно был женским. В следующий миг, существо запнулось о некстати подвернувшийся камень, покачнулось и с криком ужаса рухнуло в центр отряда. Оказавшись на земле, жена энта (а теперь они могли с уверенностью опознать её) в панике принялась размахивать ветвями, и столько их было, что прыснувшие в стороны эльфы мгновенно оказались в центре лиственного урагана. Тут же многим досталось от острых шипов, по лицам других растеклись багрянцем сочные ягоды (именно их сок эльфы могли принять за кровь). И что хуже всего, огромные пауки оказались в непосредственной близости от них и тут же попытались наскоро спеленать кое-кого из ошеломлённых эльфов и утащить их в чащу. А несчастная жена-энта (ох, незавидная доля, быть мужем женщины, прозванной Маэтэгвендэ) продолжала вопить на пол чащи:
- Стручки и ветки, как я ненавижу пауков! Мерзкие, мерзкие, мерзкие!
Треск, шум и гам – операция по спасению пленников начиналась шумно и с размахом.

Кажется, Райхор был обескуражен. По крайней мере, вид он имел крайне кислый и даже растерянный. Последнее было связано не столько с тем, что умайэ проигнорировала его вызов, но и с обрывками верёвок и сетей, что валялись у подножья толстенной сосны. Кажется, здесь надлежало лежать трём паукам, но вместо них нашлись лишь жалкие обрывки. Для признанного охотника, побег пойманной добычи был сущим позором, так что Райхор даже проигнорировал нелестные комментарии Лит в адрес его задницы и поведения. Откровенно говоря, сейчас орк вовсю прикидывал, сойдёт ли ему с рук такой провал и не стоит ли по-тихому прирезать языкастое начальство. В памяти Райхора со скрипом прокручивались немногие знания, которые у него имелись о народе Лит, пока сам орк старательно делал вид, что обыскивает поляну.
Увы, результаты умственных изысканий не обнадёживали: Райхор скорее превратится в уголёк, чем сумеет по-быстрому прирезать свидетельницу его позора. Зато изыскания физические принесли неожиданный результат: на земле обнаружились отпечатки странных двенадцатипалых ног, красные ягоды, несколько обломанных веточек и листьев боярышника. Орк задумчиво обнюхал всё это, даже попробовал на язык одну из алых ягод, но тут же выплюнул, со словами:
- Кто-то украл мою добычу!
И судя по озверевшей морде лица, ворам вскоре предстояло поплатиться за содеянное. Следы вели на юг. Взгляд Райхора остановился на Лит, после чего орк заявил:
- Может и мальчишка, по меркам такой старушенции. Но пауков я найду и верну, а ты пока состругай себе костыль.
Сочтя свою шутку слишком удачной, безрассудный орк поспешил оставить между собой и Лит древесный ствол, притворившись, что ищет другие следы. С тормозами у Вурдалаков всегда было худо, яркие личности, чего с них возьмёшь?

+1

12

    Они всё шли и шли вперёд, а умайэ всё не слышала никаких пауков хотя, казалось бы, те должны были уже как-то проявить себя. «Неужели так далеко убежали? - подумала она. – Тогда этому орку точно не помешает заниматься бегом почаще. Впрочем, бегает он не дурно…» Вновь превратившись в занудную учёную Лит принялась вычислять и прикидывать в уме скорость пауков. Естественно, что ей самой это дело казалось невероятно увлекательным и интересным, однако оно было прервано печальными новостями.
    - Отлично, - вздохнула она, глядя на разорванные сети.
    Сами перегрызли? Халатность Райхора?
    Как бы не так! Реальность оказалась несколько хуже, чем ей представлялось. Если сбежавшие пауки не сразу ещё выдавали их присутствие давая им время на планы и действия, то найденные кем-то пауки говорили, что об их присутствии УЖЕ стало известно, а они заметили это только сейчас. То есть времени не было от слова совсем.
    Известия так её раздосадовали, что он в гневе пнула стоявший возле неё камень, стрелой заставляя его полететь в ближайший древесный ствол. Камень отлетел в сторону, оставив на коре неглубокую вмятину, но Лит было больнее…
    - Что там у тебя? – раздражённо отозвалась женщина и, прихрамывая на правую ногу, направилась в сторону находок орка.
    Однако, ещё до того, как она до хромала до загадочного следа и странных ягод, Райхор умудрился ей надерзить. «И Тёмный Властелин оставил для себя лазейку, - не в первый раз вспоминал на, - сделав возможным управлять орками при помощи страха…» Как славно было бы сейчас взять в орки огненный бич и хорошенько ударить им, заставляя стволы вокруг ломаться и гореть от страшного удара. Тогда этот наглец бы точно запрыгал перед ней на задних лапках, на передних лапках, да хоть на голове крутится! И ведь как не кстати она пнула этот камень! Слова Райхора о костыле от этого только выигрывали!
    - Не зарывайся, орк, - с пронзительной краткостью ответила Лита и опустившись у следа и веток принялась вглядываться в улики.
    «Где-то я это уже видела… Вот только где...» – прежде чем разум подкинул ей ответ ушла добрая минута.
    - Проклятье! – выругалась она, резко поднимаясь и глядя по сторонам с такой решительностью, что окружающие её камни должны были бы испугаться. – Судя по всему мне таки придаться достать кнут и спалить этот чёртов лес! Пусть только попробуют грозить мне и моей работе! Столько месяцев! Столько труда! Да я от них и пеньков не оставлю!
    Мысли о том какой опасностью могут обернуться энты для её работы вызывала в умайэ такой гнев, словно ей уже пригрозили. Да и разве это не так? Энты были светлыми созданиями… хотя весьма однозначно относились ко всем, кто вырубал лес… В особенности к оркам…
    Тут её взгляд остановился на древесном стволе, за которым скрылся Райхор. Её рот уже было открылся готовый выкрикнуть приказ и велеть орку направиться в лабораторию, но в последний момент она передумала…
    Желая ускорить процесс умайэ постаралась взять след самостоятельно ориентируясь на музыку и углубилась в лес в поисках живых деревьев.

+2

13

Ардэйт выпрямился, призывая прислушаться. Сцепил руки Мэларас, угасла лёгкая улыбка Карандола, Аэборн разомкнул губы, желая начать тихую песню, но так и не начал. В воздухе ощущалось нечто чужое и чуждое - чуть заметное.

Как тень на воде. Как паутинка на траве.

Птицы не только не пели, но и не предупреждали об опасности, как бывало - даже неумолкающие сороки не выкладывали всё, что видели и всё, что слышали, важное и неважное. Их не было здесь.

Как и белок и зайцев, ланей и лисиц, и даже многоцветные бабочки не кружили над цветами, и ящерки не пробегали по стволам.

Ушли, улетели, убежали. Лишь отзвуки того бега доносились до эльфов, да  запятнанные паучьей кровью травы жалобно взывали: "Освободите нас!"  Один из отряда, не выдержав, стал счищать с них отвратительную субстанцию.

Трандуил прижал ладонь и щёку к пахучему, смолистому стволу.

"Враги рядом, - отозвалась сосна, чуть взъерошив иглы, - рядом и друзья. Наши большие друзья, они защитят нас. А вы, друзья маленькие - защитите? Или мне - защитить вас, укрыть вас?"

Сосны всегда были крепки и бесстрашны - не то что трепетные осины; но до сих пор им и нечего было страшиться по-настоящему, и не от чего защищать: даже лесных пожаров в эльфийском лесу не бывало. Только ли пауки были врагами, Трандуил не ведал; о "больших друзьях" он мог бы догадаться, но не успел ничем поделиться с друзьями или спросить их, как раздался треск и топот. Неужто тролль? Иные вскинули луки, но скоро поняли, что вылетевшее к ним создание было не врагом леса, а жертвой, и ломало ветви лишь из-за страданий, причиняемых ему пауками.

- Сгори моя кора, снимите их, снимите их, они меня щекочут, арарууу!

Деревья словно тянулись к нему, хотя оно их и не замечало.

"Пастырь Древ!" - уразумел Трандуил, как, верно, и другие эльфы. В этот самый миг жена энта рухнула на землю, начав размахивать всеми своими ветвями, казалось, заполнив собой всю поляну. Кто отбежал в сторону, кто отпрыгнул, но это не могло защитить от хлёстких ударов колючих ветвей - во всяком случае, в первый миг, пока эльфы были ошеломлены. Да, то были не раны, скорей царапины, порой глубокие, но неопасные. Страдалицу нужно было успокоить и освободить. Так бы эльфы и поступили...

- Стручки и ветки, как я ненавижу пауков! Мерзкие, мерзкие, мерзкие! - на крик энтицы, казалось, отзывался весь великий лес.

От очередного взмаха ветви паук слетел с неё, покатившись по земле; другая ветка зацепила рыжие локоны Карандола и взметнулась вверх. Эльда вскинул руки, отцепляя свои волосы, из которых был вырван изрядный клок, и в это время очнувшийся паук принялся его опутывать с необычайной быстротой.

Трандуил взирал на это чуть сверху; когда жена энта с грохотом выбежала на поляну, он не отскочил назад, но взлетел вверх по стволу сосны.

Так он мог оказаться выше ветвей жены энта. Вместе с тем с крепкой ветви ему легче было стрелять - в ногу пауку, пытавшемуся утащить Карандола. Лучше бы - по голове, по глазам, но враг смотрел не на него. Для начала его стоило остановить. И, возможно, побудить обернуться на стрелявшего.

Примеру принца Зеленолесья последовали и другие, но отнюдь не все. Остальные не забирались вверх, но отступали с поляны в чащу, стараясь держаться вместе. Среди них был и Аэборн. Пока они были слишком близко к паукам для выстрела, потому были вынуждены метать кинжалы - во второго паука, тоже пытавшегося опутать то одного, то другого - пока неудачно.

Меж тем, пленники ждали спасения - а подобраться к лагерю незримо и неслышимо эльдар не удалось.

[dice=1936-1:6:4:Лучник Зеленолесья (4) стреляет по ноге опутавшего Карандола паука]

[dice=3872-1:6:5:Лучники Зеленолесья (5) метают кинжалы в глаза и голову второго паука]

Отредактировано Thranduil (2017-07-22 14:56:45)

0


Вы здесь » Путь в Средиземье » Восток » (Великое Зеленолесье, июль 1949 В.Э.) Отравленный лес