Путь в Средиземье

Объявление


Добро Пожаловать!


 

«На протяжении сумерек Второй Эпохи Тень растёт на востоке Средиземья,

всё больше и больше распространяя своё влияние на людей, чья численность

умножилась, в то время как род эльфов начал увядать. Вот три основные

темы: Задержавшиеся эльфы, что остались в Средиземье; возвышение

Саурона до нового Тёмного Властелина, повелителя и бога людей; и

Нуменор-Атлантида. Они рассматриваются историографически и в двух

преданиях или рассказах: Кольца Власти и Падение Нуменора. Оба служат

существенными предпосылками для Хоббита и его продолжения» - Письмо

131 Милтону Валдману, Дж. Р. Толкин.


Список персонажей Правила Сюжет Ситуация в мире Шаблоны анкет Акции
Администрация
Sauron  372279461
Rava

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Путь в Средиземье » Архив эпизодов » (Пещеры далеко на севере от Линдона, 1700 В.Э.) Красавиц и Чудовище


(Пещеры далеко на севере от Линдона, 1700 В.Э.) Красавиц и Чудовище

Сообщений 61 страница 75 из 75

61

Валараукэ выслушала его ответ молча, без малейших эмоций - и нолдо понял что не промахнулся. Он с самого начала знал что ему не спустят его злого языка, но... он все еще не боялся. Пожалуй он даже хотел нарваться, как доказательство себе самому того что он все еще на сломался, что хоть он и орал во все горло от боли, он все еще не покорен. Проклятая гордость. Как намного проще было бы без нее жить, но она составляла основу нолдо.

  - Я погляжу ты хорошо знаешь Саурона. Небось и с ним был знаком?
Ответ на этот вопрос... нолдо не хотел бы давать или вспоминать. И лишь улыбнулся, слегка вздернув голову.

Его отвязывали, но слишком умело что бы была возможность напасть. Тварь держала крепко и спеленывала тугими витками.
– Но если в чём-то ты и прав – то в том, что мне достанется если ты умрёшь. А ты умрёшь если заболеешь и замёрзнешь, так что есть смысл отвести тебя у Куэ. Возле неё тебе будет гораздо теплее.
Арандур похолодел, словно то что он испытывал сейчас был не мороз, но не проронил ни слова. Равнодушный и неприступный - долго ли он сможет таким оставаться?

Когда, держа конец веревки в руке, умаиа направилась к коню, нолдо понял что она замышляет. И в этом не было ничего хорошего. Предстояло решить не будет ли уроном для гордости подняться и идти за конем (а это таки будет уроном), или неподвижно и гордо сидеть, ожидая пока тебя не поволочат вослед. В этом бы случае он не выказал слабости, но нужны ли ему лишние ссадины и ободранная кожа? Впрочем... после того что было и перед тем что будет это было так незначительно... Затекшее, замерзшее и усталое тело плохо повиновалось, может и не пытаться встать?
Но нолдо не успел решить как он поступит, по тому что умаиа резко дернула веревку, роняя его на пол и поволокла за собой по неровному полу. Стараясь что бы большая часть от трения досталась веревкам и кожаным сапогам, нолдо берег голову, что по большей мере получалось. Они ехали во мраке так долго, что нолдо решил - они ходят кругами. Нет в Линдоне и его окрестностях таких глубоких пещер. Остатки его одежды и веревки промокли от царящей в подземелье сырости. Избитый, израненный и замерзший почти до потери сознания феаноринг внезапно почувствовал что стало ощутимо теплее, что ранящий кожу камень уже не холодит.
А еще в воздухе запахло вареным мясом. Эльф очень давно не ел, и все же... почему-то от запаха становилось дурно.
Нолдо знал что задел тварь, задел настолько что она не ответила ни на что из его слов, и понимал что сейчас его ждет расплата. И то что валараука упоминал Куэ... эльф не знал чего ждать, но холодный, шевелящийся комок свернулся у него повыше живота.

Еще через какое-то время измученного пленника, державшегося сейчас на одной воле и желании знать что с Куэ, втянуло в пещеру, освещенную красно-оранжевым светом факелов. Нолдо имел острый ум, но сейчас ему требовалось время что бы осознать что он видит. Бурлящее озерцо горячей воды - "Разве у нас в Линдоне есть такие? Или мы уже где-то в других местах?" - стелющийся белый пар, что сокрывал пол и самого нолдо. Натянутому как тетива на лук сознанию понадобилось несколько секунд что бы осознать - смотреть надо выше. И то что увидел Астоворимо заставило его напрячься всем телом, и в бессильной муке запрокинув голову сжать челюсть. Его собственный вопль боли и отчаяния бился в его сознании, но гордость не позволила ему проронить хоть звук.
"Нет! Это не честно! Она должна была наказать меня, но не Куэ! Она обещала что Куэ жива!" - боль и бешенство кипели в феаноринге, придавая силы. Мало ли что обещала умаиа! Такова цена их слов. Зато... эдэлет больше не в ее власти. Далеко-далеко...

+1

62

[dice=1936-1:6:0:на перетерание веревки о камни]

0

63

[AVA]http://se.uploads.ru/t/kGCVy.jpg[/AVA]     Глядя на то как изменилось лицо Астоворимо, на то какой цвет оно приняло, на напряженность его взгляда валараукэ поняла, что добилась своего и эльф заплатил за свой длинный язык сполна.
    - Не удивляйся так, ты уже давно в моей власти, так что Куэ успела немного испортиться за это время. Согласись, ты на сделку со мной – она бы отделалась одними пятками, но вот сейчас, боюсь ей совсем дурно.
    Мучение и смерть девушки в её устах удостоились лишь пары коротких смешков и, признаться, в них не было особой искренности словно эта смерть имела хоть какое-то настоящее значение лишь для Астоворимо. Вынув меч из ножен мейэ подняла его острое остриё и поднесла к несчастной. Голубое платье, в котором она являлась нолдо было отсыревшим и горячим, оно облепило её красную кожу, почти не скрывая изгибов тела и изуродованных ног. Золотые волосы свисали с её головы сосульками, остриё клинка коснулось их, открывая прелестное личико с пышными длинными ресницами.
    - Только подумай, как это мучительно провесить в путах над кипятком столько дней. Сорвать голос вопя и моля о помощи, но так никого и не дозваться.
    Остриё клинка докучливо ткнуло её в щёку один раз, другой, третий, пока наконец щека не дёрнулась, а ресницы не дрогнули на миг открывая взору медовые глаза.
    - Я же сказала… хочу, чтобы она страдала долго-долго. И лишь затем умерла, - Лит довольно улыбнулась, любуясь Куэ.

Отредактировано Lith (2017-05-21 15:12:22)

0

64

Голос валараукэ хлестнул его, насмешливый и равнодушный.

- Не удивляйся так, ты уже давно в моей власти, так что Куэ успела немного испортиться за это время. Согласись, ты на сделку со мной – она бы отделалась одними пятками, но вот сейчас, боюсь ей совсем дурно.

"Дурно?" - нолдо показалось что он не поверил своим ушам. Означает ли это что эдэлет жива? Но это невозможно. С такими жуткими ранами нельзя остаться в своем хроа, связь с фэа должна была разрушиться давно, по тому что фэа не могла больше нормально жить в столь искалеченном теле. А еще раньше этого вэндэ умерла бы от болевого шока, или от того что ее кровь свернулась бы. Как завороженный смотрел нолдо на ужасающее зрелище изуродованного прекрасного тела, и на то, как умаиа... будет Куэ? Не в силах больше рассуждать морок это и наваждение, или реальность, нолдо одним прыжком вскочил на ноги. Ярость придала роквену силы, он разорвал путы, что перетерлись за долгое время их пути и схватил увесистый камень, один из тех что валялись вблизи озера. В этот самый момент Куэ подняла свою головку и ее некогда прекрасно-янтарные, а теперь ввалившиеся и почерневшие глаза, приоткрылись.
Эльфа захлестнула жалость и, вместе с тем - восхищение. Хрупкая, нежная дева, совсем одна терпящая жестокие пытки, когда нет никого рядом кто мог бы утешить, поддержать, или хотя бы видеть ее страдания; и все же эта дева оставалась стойкой до конца. Даже когда поняла что никто не придет, даже когда поняла что тело ее больше не будет жить, она все равно не воспользовалась своей возможностью умереть, как то может любой эльф. Она осталась стойкой, она не была сломлена, она... была прекрасна. И эльф знал к кому он будет теперь обращаться в своих мыслях, когда ему нужна будет опора что бы выстоять.
Нолдо коротко размахнулся и с силой швырнул камень прямо в обезображенную голову синдэ. Долгий опыт тренировок и сражений не мог подвести его - с размаху камень врезался в височную кость круша и проламывая ее и все, что было рядом. Брызги крови, кости и мозга разлетелись в разные стороны, но Астоворимо уже не видел этого. Гнев держал обессиленное тело феаноринга, но так не могло продолжаться долго и нолдо чувствовал что силы стремительно покидают его.. Подхватив следующий камень. аракано так же коротко размахнувшись с силой послал в умаиа.
Когда же камень покинул его руки нолдо пошатнулся и упал на колени. Он понимал что если только его бросок не поразит Лит - все будет кончено, его снова схватят и будут глумиться. "Элерондо..." - подумал эльф, и вдруг понял что... ждет друга. Не по тому что надеяться на спасение, и не по тому что не боится за эльфинита, а по тому что... всего несколько лет назад, когда воспитанник Лордов был схвачен врагом, Астоворимо плевав на опасность и последствия пошел за Элерондо. Хотя тот и просил, даже приказывал, не рисковать ради него. Так может ли теперь Арандур думать что потомок Финвэ окажется трусливее и не пойдет что бы отдать долг дружбы? "Пусть Единый сохранит тебя!" - подумал феаноринг.

+2

65

[dice=1936-1:6:0:попадание камнем в Лит]

0

66

[dice=5808-1:6:0:Лит пытается уклониться и оглушить Астоворимо]

0

67

[AVA]http://se.uploads.ru/t/kGCVy.jpg[/AVA]     Астоворимо совершил глупую ошибку. В момент, когда Лит оказалась застигнута врасплох и у него был шанс нанести ей удар, нолдо бросил схваченный камень в страдающую синдиэ и тем самым прекратил её мучения. В этот миг во взгляде майэ, направленным на разгневанного эльфа читался не поддельный и ничем не скрываемый испуг. Ибо в этот миг она поняла, как уязвимо было её положение, понимала, что силы, которые он черпает из гнева, достаточно, чтобы так же легко разнести её голову очередным лежащим подле него камнем. Поняла, что могла глупо и в одночасье потерять своё фана и свести на нет все труды. «Как глупо!» - воскликнула она про себя.
    Но более того – она знала кто теперь будет его целью. Знала, что после всего, что она с ним сделала, не стоит ждать пощады.
    Рука сжимавшая меч побелела от напряжения, а с уст сорвался короткий вскрик эхом, прокатившийся по тоннелям. Пан или пропал – либо она увернётся сейчас, либо лишиться головы, и никто ей не поможет.
    Камень со свистом полетел в её сторону, но она начала движение слишком рано выдав своё манёвр, расстояние было слишком мало и камень ударил её по голове. На лице женщины в этот миг мелькнуло выражение неподдельного удивления и ничего боле. Такой же поражённой, с широко раскрытыми стекленеющими глазами она рухнула с коня на каменный пол, из её разбитой головы струями текла кровь, виднелись осколки кости и мозг. Рука разжалась и клинок со звоном приземлился на пол и рухнул. Волосы распластались по каменному полу… Вот такой нелепый конец ждал воинственную Тёмную.
    Зря ли говорили в её кругу, что большинство умирают удивлёнными? А она-то тщеславно полагала, что её такой конец не ждёт.
    И вот теперь заливала камень какой-то пещеры своей кровью и мозгами…
    Но на этом дело не завершилось. Тяжкое молчание установилось в пещере после её падения, словно мир не верил ей, но та тишина была недолгой: её верный вороной конь заржал, вскакивая на задние копыта и унёсся прочь, внезапно тело её охватила чёрная и злая тень – то дух покидал ставшее бесполезным тело. Вырвавшись на волю, он наполнил воздух неприятных запахом гари и серы, закрутился по пещере злым ураганом источая боль и злобу, выл и рычал, но уже ничего не мог поделать. Только лишь одно: власти его оказалось достаточно, чтобы расплавить лежавший на полу клинок – дабы верное ей руке мордорское произведение искусства не досталось врагу. После чего Лит унеслась прочь – вероятно в тот самый Мордор.

+2

68

Рассвет брезжил в просвете между деревьями.
- Я и не подозревала, что там гнездо темных тварей, - удивленно проронила Лассэлириндэ. – Так близко от города. Удачей будет уничтожить его.
Нэрвэндэ внимательно вглядывалась в собеседника, но вопросов не задавала, хотя, без сомнения, поняла, что, помимо вестей о расположении ее лорда, Элронд  успел узнать о нем нечто страшное, из-за чего теперь едва мог сохранить лицо.
К счастью, один из воинов в отряде, что оказался выбран из числа канты Астоворимо для похода, был не просто хорошим знатоком здешних мест: мастер-ювелир, резчик по камню и гранильщик драгоценных пород, бравший уроки мастерства у нолдор-аулендилей и у подгорного народа, он точно узнал описанные пещеры, знал даже, где лежит наиболее удобный проход под землю.
И – слава Валар! – путь до них был не так уж и долог, хотя отряд уклонился сильно в сторону от нужного маршрута.

- К ночи доберемся, - подытожил Элронд, отмечая путь на карте. – Лассэлириндэ, я прошу, - он хотел сказать «приказываю», но обошелся более мягкой формулировкой, памятуя, что бессонная ночь в пути, время ожидания и бесплодные поиски измотали всех его спутников, -  выбери одного из воинов, чтобы направить с вестями к королю. Он должен знать о возможной опасности для Линдона. Пусть гонец бережет лошадь, но… не слишком спешит.  Если Гиль Галад сочтет необходимым изгнать зло из пещеры как можно скорее и вышлет воинство немедля, шанс спугнуть тварь чересчур велик. Она может предпочесть не дожидаться меня и передать Астоворимо в Мордор. А наш путь туда будет очень долог,  - добавил тихо, почти неслышно.

- Поедем без отдыха, почти до места. Постарайтесь отдохнуть в седлах, - продолжил он, незаметно возвращаясь к интонациям боевого командира, отдающего приказы. – В двух часах пути от пещер разделяемся. Вы разбиваете укрепленный лагерь вот здесь, - указал место на карте, скрытое в небольшой ложбине, в предгорье. Помимо прочего, там протекал чистый и звонкий ручей, и эльфы чувствовали в нем течение предвечных сил владыки Улмо, что не оставил Срединных земель. -  На тебе охрана, дозоры, следи за окрестностями ночь и день: умайя коварна. Далее ожидаете моего возвращения или зова. Если ни того, ни другого не последует две ночи и день, тогда командуешь ты, действуй по обстоятельствам.

Лассэлириндэ коротко кивнула. Несговорчивость и хмурый нрав канты Астоворимо давно стал почти легендой Форлиндона. Но еще до выезда из укрепленных стен города они выслушали рассказ Элронда о недавних событиях и согласились довериться его командованию на время этого похода. Не оттого, что он был владыкой Имладриса и ближайшим родичем короля. Потому, что приняли его план по освобождению Арандура и сочли его лучшим из возможных.

Эльфинит невесело усмехнулся про себя, кивнул и вернулся к коню. Там его поджидал хмурый Сильданор с нетопырем наперевес.
- Пленный просит перевязки и возможности отправить естественные потребности, - так же пристально, как и Лассэлириндэ, вглядевшись в лицо Элронда и наверняка отметив прокушенную губу, мрачно бросил он. – Дело твое, лорд. Но, по-моему, пора выбросить его в ближайшее озеро. Утонет он быстро – так же быстро, как намокнет ткань.
Эльда понимал чувства, что терзали сейчас верного вассала его друга, знал и то, что нолдо скорее на угрозы, чем на их осуществление. Не ответил ничего, но через короткую паузу забрал из рук воина мышь, отстегнул от седла сумку с принадлежностями целителя, положил замотанного Тёмного в траву.
- Я не буду терять время, - сказал он холодно, - у меня найдется лишь десять минут на тебя.
"Которые мудрей было бы потратить на завтрак", - подумал он, но, конечно, промолчал об этом.
- Если дашь себя усыпить, я зашью и обработаю твое крыло. По-живому шить у нас не принято. После я свяжу тебя снова – плащ большой, на перевязку еще осталось довольно свежей ткани. Далее поедешь в сумке, как проснешься – дай знать. Побеседуем… Тем более, что по пробуждении тебе наверняка захочется есть и пить.

+3

69

Не веря своим глазам нолдо видел как камень летит в умаиа, как Лит хочет увернуться, но поздно, как тварь падает на пол... Аракано на секунду застыл, а потом, собирая остатки сил поднялся и двинулся к умаиа. Хотелось засмеяться но, почему-то, не было на сердце легкости. Слишком уж хорошо все сложилось что бы быть правдой! Слишком легко...

Нолдо не думал о том как искать пути из пещеры, он еще не думал о свободе... надо было убедиться...

Феаноринг дополз до тела Лит в тот самый момент как увидел темный вихрь, а ее изогнутый клинок рассеялся прахом. И вот это было жаль - эльф хотел проткнуть тело умаиа, что бы убедиться что она и правда мертва. Но не страшно - у нее же был при себе нож? Почти рухая на камни рядом, Астоворимо вытянул из ножен кривой нож и, размахнувшись, ударил распростертое тело лезвием в сердце.

+2

70

[dice=7744-1:6:0:удар ножом в сердуе Лит]

0

71

[AVA]http://se.uploads.ru/t/kGCVy.jpg[/AVA]     Не так уж много вариантов у того, в чью голову летит камень, но разве майэ в этот миг должна была рассчитывать лишь на возможности своего фана? К счастью – нет.
    Создать иллюзию в этот миг, а самой обернуться невидимой было разумно и выгодно – ведь пропади цель из глаз целиком – Астоворимо всё равно мог бы бросить наугад и попасть, а вот иллюзия сыграла ему мишенью и направила руку туда, куда было нужно тёмной – то есть прочь от неё. Спрыгнув со спины коня, она скрылась в тени и разыграла для эльфа небольшой спектакль, наблюдая за тем, что же он сделает и выжидая удобный момент для атаки.
    Признаться, в этот миг было даже немного дико осознавать, что он её не видит – после случившегося испуга сердце всё ещё слишком громко билось в её груди, а кровь шумела в ушах. Разве можно было этого не слышать? Но нет – в пещере всё ещё стояла мёртвая тишина. И, конечно же, нолдо решил осмотреть труп достал нож и клинок с неприятным звуком и трудом впился в её грудь, преодолевая сопротивление лёгких доспех. И всё же она нашла в себе силы спокойно смотреть как из её груди неспешно вытекает кровь, уже не гонимая бьющимся сердцем, заливает пол и пачкает белоснежные волосы.
    Надежда на то, что её задумка сработает – была ничтожна, но на деле она не потеряет ничего, если всё-таки даст нолдо время, а вот приобрести может.

0

72

Эльф оставил нож торчать в ране и поднялся. Он должен был подняться. Что бы встать напротив Куэ и посмотреть на нее. Даже феаноринг, видавший виды, с трудом заставил себя поднять взгляд, а потом не оторвать его от эдэлет. По тому что синдэ как минимум этого заслужила - что бы некто видел ее подвиг, и понял его, и... быть может смог рассказать другим. Нолдо, пошатываясь, поклонился изуродованному телу, а затем развернулся и потащил себя прочь из пещеры. Нужно было снять останки, но эльф понимал что эта задача ему сейчас не по плечу. Позже. Он выберется из пещеры, придет в себя, расскажет родичам - и они вернутся и заберут все что еще останется от Куэ.

Не смотря на страшную жажду эльф не мог даже помыслить что бы набрать и остудить воды из горячего источника. Это место отныне было осквернено. Но Астоворимо болезненно четко запомнил ручеек не так далеко от сюда, сбегавший по стене в коридоре, пока его волочили. Туда эльф и направился из последних сил.

На одной воле, как в тумане, аракано добрался до ручейка и приник губами к стене, ловя ртом драгоценную воду. Вода была горьковатой от примесей, но это не было важно. Целую вечность нолдо жадно пил, а потом обессилев сполз по той же стене на пол и провалился в забытье.

+1

73

    Какое-то время Лит с интересом наблюдала за действиями нолдо, ожидая как же он воспользуется своей свободой. Голодный и замученный он, казалось, едва мог стоять на ногах, но всё же его хватило на то, чтобы покинуть пещеру. Тихо переступая с ноги на ногу майэ скользила за ним незримой тенью прячась во мраке, покуда не сопроводила его к ручью. Вид жадно пьющего эльфа заставил её ухмыльнуться – так жалко он сейчас выглядел. Истерзанный, измученный, во мраке пещеры один одинёшенек, но всё же победивший злую бестию.
    «И что же теперь ты сделаешь?» – интересовал её единственный вопрос, ответ на который она ждала с тревогой и нетерпением. К несчастью ответ оказался очевиден – эльф уснул. Израненный и истомлённый он просто осел у стены и затих. «Быть может притворяется?» - а ход меж тем был бы весьма хитрым, поступи он так… но нет, сколько бы Лит не ожидала в темноте – Астоворимо не пошевелился.
    «Проклятье!» - выругалась про себя майэ...[AVA]http://se.uploads.ru/t/kGCVy.jpg[/AVA]
    Очнулся Астоворимо уже на утро, крепко связанным. Путы крепко стягивали его запястья за спиной, лодыжки и туловище. Кроме того, он опять оказался привязан к сталагнату. Его окружал всё тот же тёплый камень, влажны воздух с ароматом соли… словом, это была всё та же комната если не считать Лит, возившуюся с конём на у стены и отсутствия трупа, висящего над водой. Впрочем, вода успела покраснеть от крови несчастной и сейчас смотрелась весьма дико.
    Но труп синдиэ всё ещё находился в этой комнате - изуродованный и горячий он лежал у самого бока нолдо и печально склонил разбитую голову к его плечу, заливая его кровью и словно парадируя тот жест, который он видел во сне. Только если тот был мил, то этот – отвратителен и ужасен.

Отредактировано Lith (2017-05-23 22:59:51)

0

74

Осознавать себя Астоворимо начал с того что он понял что ему  не удобно, но он не может изменить позы. Нолдо дернулся пару раз и затих, вдруг вспомнив где он и прчему не может шевелиться. Сознание и память стремительно возвращались. Холодный и гордый эльф (правда изрядно ободраный о камни и потрепаный пследними днями) открылв глаза. Увидев умаиа, как ни в чем не бывало возящуюся с конем у стены, аракано понял что его обманули и преисполнился огорчения и гнева. Ведь он почти поверил что смог ее убить и закончить этот кошмар для себя и для друзей. Но... он с самого начала чувствовал что все было слишком легко. И оказаться снова связанным когда уже почувствовал себя стоящим на пороге темницы - это был удар, лишь немного смягченный тем, что нолдо так и не поверил до конца в наступившую свободу. Возможно он просто был слишком усталым тогда что бы радоваться концу плена... И тут в голову аракано пришла отчаянная мысль - в страстном порыве Астоворимо распахнул на мгновение разум что бы послать крик эльфиниту:
Друг! Я в северных пещерах,  там, где выходят ручьи и находят аметисты. Где горячий источник. Пещера - лабиринт, и тварь готовит ловушку.
Здесь лабиринт и ловушка. и тут же оборвал осанвэ опустив свое аванирэ. Арандур не знал услышит его Элерондо, или нет, но надеялся. И судьба оказалась благосклонной,  феанарион даже почувствовал теплый ответ без мыслей, только отсвет души эльфинита: светлый, надежный, питающий мужеством. Ни страха из-за друга, ни усталости, ни отчаяния не промелькнуло в разуме воина, но только те чувчтва что нужны были пленнику. И роквен едва заметно улыбнулся,  восхищаясь Элерондо и испытывая к нему глубокую благодарность.

Когда певый яростный порыв спал, эльф выдохнул воздух  и только сейчас окончательно понял где он. В той жуткой пещере с источником, снова привязан к колонне, но на этот раз нет изматывающего, тянущего силы холода. С усилием нолдо посмотрел в сторону источника - к счастью  останков девы там больше не было. Вода же в озере напоминала бурлящую кровь и это зрелище вызывало содрагание, но мастер-эльф знал что вода окрашена неким составом, а не кровью, ибо кровь давно бы свернулась в кипятке.
Феаноринг краем зрения заметил что-то подле себя и попытался повернуть голову что бы посмотреть, но тут же отказался от этой попытки, а его серые глаза распахнулись от боли. Он провел почти сутки врезаясь горлом в веревки и так натер нежную кожу шеи что сейчас ее покрывали запекшиеся ссадины - не глубокие и не опасные, но доставляющие боль при каждой попытке повернуть шею."Как же я буду смеяться?" - пришла несуразная мысль в голову Астоворимо. Но был в этой корке, покрывавшей шею, и положительный момент - ошейник в ближайшее время ему не грозил. Чем не повод порадоваться? В тяжелых, безысходных ситуациях стоит радоваться каждой мелочи.
И все же эльф скосил глаза вбок достаточно что бы понять - что же именно было рядом с ним и чьи спутанные золотистые волосы рассыпались по его обнаженным плечу и груди. Роквен замер и похолодел. Прошло, наверное, пара минут прежде чем нолдо смог справиться с обуревавшими его чувствами. И все же Арандур не сделал попытки отстраниться от тела или сбросить его с себя. По тому что это, наверное, было неуважение к телу и по тому что это лишь позабавило бы Лит. Астоворимо дернул угол рта в улыбке и произнес, обращаясь к валараука

- Смажь мне шею мазью, а то смеяться больно.

И тут непрошенная и непростая мысль пришла в голову феаноринга. "Я опять убил эльфа... Неужели в этот раз хорошо было убить родича? Может ли быть хорошим убийство родича? И ведь я сделал это не колеблясь ни минуты - прав ли был я?" Нолдо не сомневался в своем поступке и повторил бы его вновь, но эльф не знал утратил бы он возможность притронуться к Камню только после этого убийства, или нет. Было ли это злом или благом?

+1

75

Краткая сводка по завершению эпизода: Элронд оказывается заперт в пещере, а Лит бежит вместе с пленным и Драакулем, прикрыв свой отход пожаром. Позже Астоворимо оказывается передан в руки орков (Саурон поручает Лит другое дело), но до Мордора пленный не добирается и оказывается спасён отрядом эльфов.

0


Вы здесь » Путь в Средиземье » Архив эпизодов » (Пещеры далеко на севере от Линдона, 1700 В.Э.) Красавиц и Чудовище


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC