Путь в Средиземье

Объявление


Добро Пожаловать!


 

«На протяжении сумерек Второй Эпохи Тень растёт на востоке Средиземья,

всё больше и больше распространяя своё влияние на людей, чья численность

умножилась, в то время как род эльфов начал увядать. Вот три основные

темы: Задержавшиеся эльфы, что остались в Средиземье; возвышение

Саурона до нового Тёмного Властелина, повелителя и бога людей; и

Нуменор-Атлантида. Они рассматриваются историографически и в двух

преданиях или рассказах: Кольца Власти и Падение Нуменора. Оба служат

существенными предпосылками для Хоббита и его продолжения» - Письмо

131 Милтону Валдману, Дж. Р. Толкин.


Список персонажей Правила Сюжет Ситуация в мире Шаблоны анкет Акции
Администрация
Sauron  372279461
Rava

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Путь в Средиземье » Архив эпизодов » (Пещеры далеко на севере от Линдона, 1700 В.Э.) Красавиц и Чудовище


(Пещеры далеко на севере от Линдона, 1700 В.Э.) Красавиц и Чудовище

Сообщений 1 страница 30 из 75

1

Время: 1700 Второй Эпохи.
Место: пещеры на севере от Линдона и леса вокруг.
Участники: Астоворимо и Лита (позже, возможно, Элронд).
Описание: попытка Лит пробраться в Линдон терпит неудачу в лице Астоворимо, в итоге майэ спасается бегством прихватив с собой пленника.
Примечания: грубое отношение к эльфам, оскорбление эльфами чувств Тёмных и всё в таком духе.

0

2

    Давно уже небеса, земли и существа, их населяющие не видели полёт балрога. Этот не малых размеров демон походил на падающий метеорит и сам являлся сыном камня и жара. За нимя тянулся шлейф из чёрного дыма, злой красный свет окружал его и лишь могучие крылья могли удерживать эту тварь на небесах. Да-а, это было величественное зрелище, но продлилось оно не очень долго.[AVA]http://se.uploads.ru/t/kGCVy.jpg[/AVA]
    Прекрасно понимая, как вся эта красота демаскирует и указывает куда именно он направляется, в скором времени балрог снизил высоту и вместе с тем максимально уменьшил сопровождающий его антураж. Впрочем, даже так, летящий трёхметровый демон был той ещё мишенью. А ведь по дороге мог попасться какой-нибудь излишне зоркий спутник. Словом, улетать так – было последним способом, к которому он хотел прибегать. Но нет же… Светлые Эльфы, чтоб им утонуть в холодной воде без капли света!!! Но углядеть тварь, которая летит не на огромной высоте, а почти над самыми ветвями было сложнее. Пару раз сменив направление полёта и нарезав несколько кругов демон таки добрался до небольшой поляны которую пересекал маленький быстрый ключ и пошёл на посадку. Стоит ли говорить, что поляна располагалась совсем не на востоке и не на юго-востоке от Линдона, а достаточно далеко на севере, ибо, несмотря на неприязнь, которую дух огня испытывал к холоду, это направление рождало в его груди тёплые чувства о своём вечном Господине - Мелькоре. И в то же время он злился и печалился от воспоминания о прошлом, о том, что случилось с Ангбадом. Эти мысли заставили балрога крепче стиснуть кулак и причинить нолдо лишнюю боль.
    На поляне его, как ни странно, ждал вороной конь с седлом и сумками. Опустившись подле него на одно колено и слегка убавив в размере, демон достал из сумки верёвку, безжалостно бросил пленного на камень, окружавший ручей, и пока тот не успел оклематься после удара, водрузил на него тяжёлую пяту. После чего последовала возня, но демону таки удалось хорошенько связать эльфа по рукам и ногам.
    Уверившись, что пленник не развяжется и дело сделано добротно балрог довольно фыркнул дымом, развернулся и вновь направился к коню по ходу дела уменьшаясь в размерах и оборачиваясь беловолосой крепко сложенной девой. Совершенно не стесняясь своей наготы, она направилась к ближайшему валуну, выудила из-под ветвей и листьев свёрток, и принялась облачаться в лёгкие доспехи, которые в своё время сняла и припрятала здесь.
    Можно было подумать, что о пленном майэ и думать забыла, однако это оказалось не так…
    - Хочешь я отведу тебя к Куэ? – поинтересовалась она. – Думаю вам будет интересно проводить время вместе, пока ты ждёшь своего друга. Расскажешь бедняжке как мог прекратить её мучения, но не сделал этого ради… к слову, ради чего? Вот это ей и объяснишь – думаю она простит и поймёт. Вы ведь так делаете. А ещё послушаешь её вопли, крики и плачь, а затем предсмертные стоны… Впрочем, меня всегда смущало это словосочетание. На моих глазах пленники чаще «предсмертно затихали», лишённые сил и продолжающие мучиться от боли они просто не находили в себе сил издать хоть какой-то звук. – Майэ обернулась. – Так как, пойдём, навестим бедняжку? Начинай подбирать слова для её утешения.
    Её неживые глаза светились от удовольствия, а на губах возникла самодовольная ухмылка.

Отредактировано Lith (2017-05-18 13:16:27)

+1

3

[dice=3872-1:6:0:на внутренние повреждения от обломков ребер]

0

4

Будь это другая ситуация - эльф бы наслаждался полетом. Но в этот раз... его терзала боль, ему было противно от прикосновения тела валараука, которое еще недавно было столь нежным и ласковым - нолдо закрыл глаза от отвращения, которое он испытывал и невозможности от него избавиться.

Периодически пальцы демона сжимали и сминали истерзанное тело, но нолдо уже приноровился и каждый раз сжимая зубы, терпел. А потом жестокая рука и вовсе сжалась ломая эльфу еще несколько ребер, нолдо сдавленно застонал и отключился.
Пришел в себя Астоворимо от удара о землю. Грудь взорвалась болью, эльф распахнул глаза и сжал челюсть. Какое-то время он просто потратил на то что бы понять где он и что он. Дышать было тяжело и рот наполняла кровь. Через отстраненность раненного, аракано понял что находится где-то на поляне, скалы, ручей... Когда валараука склонился над феанорингом что бы связать, конечно эльф сделал все что в его силах что бы сопротивляться черной воле, но разумеется ничего у него не вышло. Булькающий хрип, струйки крови изо рта - и руки эльда оказались связаны впереди, а ноги опутаны веревкой так, что не было возможным даже приподняться на колени. "Мне воздают честь!" засмеялся-забулькал нолдо и уронил голову набок, что бы не захлебнуться собственной кровью.

Отдых был странен и не долог. Тварь вернулась назад, в этот раз уже в знакомом по поединку обличье.
- Хочешь я отведу тебя к Куэ?

Нолдо внутренне напрягся, хотя внешне и не отреагировал, что было не трудно в его состоянии. Арандур давно боялся услышать и при этом ждал что речь зайдет о несчастной эдэлет и вот же... Она обречена и нолдо будет свидетелем ее страданий и смерти. Беспомощный, вынужденный быть рядом, но не могущий помочь.

– Так как, пойдём, навестим бедняжку? Начинай подбирать слова для её утешения.
Невидящи эльф смотрел перед собой. Ни тени эмоций не промелькнуло на измученном, но по прежнему гордом лице.

+2

5

    Нолдо промолчал – лицо его оставалось холодным, словно лёд, лишённым даже тени чувств. Быть может, он подумал, что с им всего лишь играют и все слова майэ уже не имели для него никакого значения? Такое спокойствие. Казалось, коснись его лица и обнаружишь, что оно холодно и твёрдо как у статуи. К слову в этом сравнении было ещё кое-что общее – черты, несмотря на то, что они были залиты кровью, по-прежнему смотрелись красиво. Высокие скулы, брови, выражение глаз, форма лица – всё это определённо стоило того, чтобы запечатлеть их в камне. Словом, нельзя было не отметить, что Астоворимо выглядит в этот миг весьма мужественно, гордо и в каком-то смысле даже привлекательно. Но всё это отмечалось Лит лишь на фоне – выждав она лишь холодно усмехнулась и поспешила затянуть пояс и натянула на плечи рубаху.
    Столь гордое молчание показалось ей весьма красноречивым.
    Одевшись майэ вернулась к пленному и, казалось, собиралась было уже схватить его за шкирку, как что-то заставило её передумать. Выпрямившись Лит задумчиво постучала кончиком пальца по губам и подбородку, после довольно скривилась в ответ на полученные выводы. Уж больно плох был её пленник, чтобы добраться до нужного места. Пожалуй, будь на его месте кто-то другой Тёмную бы это не сильно волновало, но Язык… Смерти Языка допустить при нынешнем раскладе было нельзя.[AVA]http://se.uploads.ru/t/kGCVy.jpg[/AVA]
    - Какой же ты, оказывается, нежный, прямо как эльфийская принцесса, - огрызнулась женщина, выражая общее недовольство от ситуации, после опустилась и принялась беспардонно стаскивать с эльфа одежду. Ту что была у него выше пояса. А когда её начали мешать верёвки… ну, здесь в ход шёл нож срезающий одежду.
    Вялое сопротивление, которое ей при этом пытался оказывать эльф ничуть не вызвало в ней признаком радушие – напротив, всё закончилось крепким ударом в лоб, а осунулся эльф уже в пути – грудь его была крепка перевязана его же тряпками, спину подпирала какая-то крепкая палка, и сам он был привязан к седлу. Лит же, вопреки своим кровожадным мечтаниям, вынуждена была уступить мужчине место в седле, а сама шагать рядом ведя коня под уздцы. Впрочем, продолжалось это не долго – вскоре впереди показалась пещера вход в которую выглядел как узкая и уродливая трещина оскалившаяся со всех сторон обломками камня, которые время сточило лишь едва-едва. Этот разлом вывел их к общиной сети пещер рассыпавшейся сетью тоннелей. Свет сюда едва пробивался, но тёмная тварь видела во мраке достаточно хорошо, а конь был её полностью послушен, так что путь их продолжался покуда тьма не сгустилась так плотно, что валараукэ таки пришлось разжечь огонёк на своей ладони. И в тот же миг всё окружавшее их засверкало и наполнилось фиолетовыми, розовыми, алыми, янтарными и золотыми бликами – камень блестел от скопившейся здесь влаги и вместе с тем от вкраплений аметиста.
    Остановив коня Лита взглянула вверх – туда где во мраке таилось нечто отвратительно и противное прекрасной мозаике блеска.
    - Проголодался? – поинтересовалась она с нежной улыбкой. – Я привезла тебе вкусного эльфа.
    Ответом ей был писк сотни летучих мышей, но лишь одна из них спорхнула с потолка, отделившись от общего ковра, раскрыла свои большие кожистые крылья и бесшумно опустилась на подставленное ему запястье. Затем прозвучали слова языка, названного Тёмным Наречьем – услышав их мыши расшумелись ещё больше, один за другим они начали падать и раскрывая крылья неслись прочь, окутывая их плотным облаком. Им было поручено важное задание следить за округой и Линдоном.
   Тем временем Драакуль выразительно посмотрел в сторону нолдо.
    - Знакомься, ЭТО – советник Гиль Глада, - представила его Майэ хватаясь свободной рукой за шиворот Астоворимо. – В сам Линдом не попасть не удалось, - напряжение, усилие, рывок и пленный рухнул на холодный влажный камень пещеры. – К слову, как раз из-за него.
    Сверху вниз оба посмотрели на Астоворимо, Лита – своими большими красивыми как драгоценности глазами, но совершенно безжизненными и холодными, Драакуль – двумя широко распахнутыми чёрными бусинками.

Отредактировано Lith (2017-05-18 13:16:41)

+2

6

Нолдо чувствовал себя паршиво и, как ни странно, радовался этому. Он еще только попал в плен, а уже был в состоянии совершенно негодном для допроса. Если собраться с силами и дать волю языку - быть может умаиа его и окончательно убьет. Это не будет самоубийством, но при этом удастся избежать пыток. Мысль была пленительна и заманчива, вот только... только язык не слушался и вместо слов с губ слетала кровавая пена. Кажется он так и так умирал.
Возможно эта же мысль пришла в голову и Лит. От ее былого жуткого облика не осталось и следа, она выглядела иначе... но все же не как эдэлет. Нечто дикое и безумное продолжало биться в ее чертах. Лже-дева присела рядом и начала раздевать его. Нолдо не мог сопротивляться, но он все еще мог и согласиться что бы враг делал с ним что либо. Пока еще не мог. Короткая схватка окончилась быстро - наступлением темноты.

Сознание, уже почти традиционно, возвращалось с трудом. Нолдо был привязан и зафиксирован на седле. Он то выныривал из забытья, то снова проваливался в него. Единственное о чем заботился эльф - о том что бы аванирэ было накрепко задраено, опущено. В очередной раз сознание прояснилось от тягостного забытья в ... пещере? Как он тут очутился? И тут чья-то рука сдернула его с седла. Летя вниз нолдо успел сгруппироваться, прижать подбородок к груди и приготовиться к удару. по этому растянувшись на каменном полу, нолдо выгнулся от боли, но промолчал. Когда багровые круги в глазах начали проходить эльф увидел что на него смотрят две пары глаз - умаия и нетопырь. Вспоминая свой план о "довести до предела" нолдо попытался пнуть демона ногой, но лишь слабо трепыхнулся и с трудом удержал сознание, готовое отправиться в очередной полет.

+1

7

    Пожалуй, майэ не нужно было даже пинать, чтобы вывести из себя, она и так выглядела не слишком довольной – Астоворимо продолжал умирать. Она чувствовала и видела это, но, к несчастью, совершенно не славилась искусством врачевания. Злой огненный дух, она была создана для битв и разрушений, а не для восстановления мышц и сращивания костей. Такой в пору было прижигать раны и не более…
    «Потрясающе! Саурон будет в полном восторге!» - она зло сморщила нос, но за внешним недовольством крылись страх и паника. «Не дошла даже до дверей Линдона, похитила советника Гиль Глада и убила его! Меня саму обратят в горстку пепла!» И как же это было противно осознавать, что жизнь твоя зависит от жизни какого-то эльфа!
    «Что же мне делать?!»
    Её волнение было столь сильным, что его ощутил даже Драакуль. Нетопырь занервничал, завозился, выражение его морды стало беспокойным, и он то и дело вертел головой. Но глянув именно на него Лит вдруг просветлела лицом и неуверенно улыбнулась. «Раз уж ты всё равно до Мордора не доживёшь, так почему бы и не попробовать?»
     - Ну, уж нет, ты у меня так просто не отделаешься, - прошипела она, падая перед пленным на колени и хватая его за грудки.[AVA]http://se.uploads.ru/t/kGCVy.jpg[/AVA]
    Разве не доводилось ей уже изменять кости и плоть? Разве она не превращала одно живое существо и не очень в другое? А раз в её руках была такая власть, разве не может она попытаться срастить эльфийские кости и выправить раны хот от части? Если нет – что ж, неудачная попытка не многому её лишит.
    - Ну, же, давай, живи! – рыкнула она и тут же поток тёмной музыки обрушился на эльфа. – И будь уверен: сейчас тебе будет больно.
    Майэ понимала, что хватается за соломину и всё же приложила все силы.

Отредактировано Lith (2017-05-18 13:16:54)

+2

8

Клишэ: спалились по тёмным тварям - 4.
[dice=7744-1:6:4:Лит пытается исцелить Астоваримо опираясь на знания в области Искажения]

0

9

Сначала демон смотрелла на нолдо как на кусок дерьма, а потом вдруг бросилась на пол рядом с пленным и ее пальцы вцепились в его повязки, царапали грудь.

- Ну, уж нет, ты у меня так просто не отделаешься

Нолдо собрал силы что бы победно улыбнуться. "Злишься тварь? Хорошо!" Нолдо показалось что он почти добился цели как вдруг Лит зарычала низко склоняясь над ним, щекоча локонами грудь и лицо:

  - Ну, же, давай, живи! И будь уверен: сейчас тебе будет больно.

Нолдо, рожденный в свете Амана умел защищаться от чар, но эти чары... были другие. Не однозначно вредоносные, в чем-то они перекликались с музыкой его хроа, но при этом были и чужды. Не исцеление, как часть обновления, а насильственное сращивание. И в какой-то момент нолдо не смог больше противиться чарам которые просачивались сквозь его пальцы, овивали его. Подобно эльфийским целителям, но грубее и жестче была эта сила и не беспокоилась она о том что бы снять боль у раненного, но только лишь восстановить тело. Соединялись порванные ткани, осколки костей возвращались на свои места и сплавлялись воедино, кровь вливалась в русла по которым должна была течь и русла затягивали прорванные места. Феаноринг молчал, молча сколько было сил (две минуты, или час?), потом он выгибался, мотал головой и, наконец ничем больше не сдерживаемый крик, полный муки вырвался из его горла. Он не знал сколько он кричал, не знал сколько это длилось. В какой-то момен Астоворимо просто очнулся, понимая что все так же лежит на полу, но сил пошевелиться не было. Страшно хотелось пить. А еще хотелось вынуть это горло, которое, казалось, усеяли шипами.
Аракано заставил себя приоткрыть глаза и, в тот момент ему показалось что это подвиг.

+1

10

    Лита сидела над ним тяжело дыша и переводя дыхание. Как трудно ей было пробиваться в живую плоть, сотканную Светлой Музыкой и окружённой ею творить то, что должно. Она чувствовала себя уставшей, словно прошла долгий путь без еды и питья. Это тяжкое усилие лишило её сил и теперь её требовался отдых. Потому перед глазами Астоворимо она предстала уставшей и вымученной, но лишь на миг. Стоило ему открыть глаза, стоило её голубым глазам встретиться с ним взглядом как она зло сощурилась и с трудом заставила себя подняться на ноги.[AVA]http://se.uploads.ru/t/kGCVy.jpg[/AVA]
    Выпрямившись она слегка пошатнулась, после подошла к коню и забралась в седельную сумку. Выудит оттуда бурдюк с водой Лита сделала два больших глотка, убрала его обратно и достала ещё один моток верёвки.
    - А теперь поднимайся… - велела она и, поняв, что сейчас эльф ещё не в состоянии сделать это, грубо схватила его за перевязки и потащила к сталагнату.
    По правде сказать, дельце это было то-ещё. Уставшая женщина тащила к куску камня крепкого мужчину… где-то на пол пути Лита остановилась, понимая, что делает дело не совсем правильно, и пнула эльфа по рёбрам – на этот раз ничего не ломая, но весьма болезненно. Просто вымещая досаду. После застыла тяжело дыша.

Отредактировано Lith (2017-05-18 13:17:10)

+1

11

Он видел что и валараукэ лечение (эльфа передернуло от одного воспоминания) далось не легко. Она поднималась с трудом. Проследив взглядом за тварью нолдо увидел как Лит снимает с седла походную флягу. Эльф слегка забеспокоился, по тому что пить-то хотелось, но пить из рук того кто только что тебя мучил... Однако, пленнику и не предлагали. И нолдо непроизвольно сглотнул, хотя сглатывать было в общем-то нечего, рот пересох.
"Не страшно!" - огрызнулся сам себе эльф. Ему было стыдно. Впрочем... он зналл что в плену рано или поздно, если им займутся как следует, он будет орать. Просто... надеялся что это будет не так сразу. И вообще радушность встречи пугала. Едва попав в лапы (причем в прямом смысле) умаиа он уже вынес достаточно, а ведь то только начало! Мысль совсем не радовала и нолдо холодно улыбнулся.

- А теперь поднимайся…

"Свежая мысль!" - восхитился феаноринг, и потянулся к своему телу, пробуждая и вновь подчиняя его. Ведь нолдо снова мог шевелиться без опасения потерять сознание и при этом был так слабо связан... Но сил еще не было и Астоворимо потащили куда-то по каменному полу. Но вскоре бросили и ощутимо двинули по только что зажившим ребрам. Нолдо смог смолчать, хотя и весь подобрался. Ледяное бешенство охватило лорда, он заставил себя приподняться на связанных руках, подтянул колени, медленно, что бы не дать понять замысел раньше времени, приподнялся, и бросился на демона, одновременно дергая ее за ноги, что бы лишить равновесия и ударяя головой в живот, что бы помочь упасть. Замысел был прост - свалить, дотянуться до горла и придушить. Благо связанные впереди руки это позволяли.
Если валараукэ думала что смогла сломить его так просто - она ошибалась. Глаза эльфа пылали гневом и яростью.

[dice=11616-1:6:4:валю демона на пол]

+2

12

[dice=9680-1:6:4:пытаюсь задушить]

0

13

[dice=1936-1:6:4:Лит пытаеться увернуться]

0

14

    Зря она, конечно, вообще выказала подобную просьбу – ведь ясно же, что эльф не сможет подняться: руки его были связаны, ноги тоже и то восклицание было не более чем выходом скопившегося недовольства. За что она тотчас же и поплатилась: эльф заворожился и первый миг казался даже забавным пытаясь встать, но закончилось это всё стремительным прыжком, от которого майэ едва-едва увернулась с коротким «ах» пропуская эльфа мимо и позволяя ему впечататься в каменный пол.
    - Я так погляжу это и есть благодарность мне за спасение? – быстро скрутив в руках верёвку на подобии бича она крепко саданула ею эльфа по спине. – Дай угадаю – ты хотел обнять меня и поцеловать?
    Быть может краткий миг опасности и не вернул её всех сил, но определённо прибавил злости. Схватив эльфа за волосы, она волоком потащила его к сталагнату, заставила сесть и накрепко привязала к нему шею и туловище Аставоримо. Хорошенько осмотрев верёвки майэ без всякого стеснения принялась обшаривать его штаны выискивая хоть что-то, что можно было использовать как оружие, а закончив с этим делом выпрямилась и самодовольно окинула его взглядом.
    - Я так понимаю экономить нам время и говорить о Кольцах ты не собираешься? Глупый нолдо, - она склонилась ниже к самой его голове, упираясь руками в свои колени. – Нужно было соглашаться на ночь, пока я её предлагала, - майэ рассмеялась. [AVA]http://se.uploads.ru/t/kGCVy.jpg[/AVA]

Отредактировано Lith (2017-05-18 13:17:25)

+2

15

Нолда промахнулся и едва смягчил падение руками. Его глаза продолжали светиться гневом когда он услышал слова и удар веревкой по спине - не сильный (это все же не кнут), но обидный. Напоминающий....

    - Я так погляжу это и есть благодарность мне за спасение? Дай угадаю – ты хотел обнять меня и поцеловать?

Необратив внимания на полный ненависти взгляд, умаиа схватила его за волосы. И вот тут эльф действительно, дернулся, непроизвольео, с каким-то затаенным то-ли страхом, то-ли бешенством. Но выдраться не получилось. И вскоре его шея и грудь были плотно примотана к каменной колонне, а руки твари, нежные и изящные зашарили по остаткам его одежды. Эльф тяжело дышал, всей грудью натягивая веревки - от отвращения и нехватки воздуха.

   - Я так понимаю экономить нам время и говорить о Кольцах ты не собираешься? Глупый нолдо. Нужно было соглашаться на ночь, пока я её предлагала, - майэ рассмеялась.

Эльф, спрятавшись за маской отчужденности смотрел перед собой, не обращая внимания на Лит. Кольца... Аранион доверил ему тайну, с чего бы подводить сына Финдэкано?
Ночь?!? Взгляд эльда дрогнул. Он будет долго помнить ту лесную пичугу, которая пригрелась на его груди, и почти что-то разбудила в нем. "Куи... где ты? Есть ли ты". Нолдо надеялся что враг не разглядел промелькнувшую в его взоре боль.

+1

16

    Лит склонила голову на бок, наблюдая за своим пленным – всё так же старавшимся быть холодным, беспристрастным и мужественным. Пусть даже сейчас она не была окутана ореолом пламени и дыма, нолдо следовало отдаться должное – он не казался слабаком, которого будет легко сломить. Быть может она не являлась палачом, но всё же кое-что умела, но не была уверена, что этого хватит.
    Лишь слова о Куэ заставили его взгляд дрогнуть, но что-то было за чувство, в свете слабого дрожащего огонька пламени, она не разобрала.[AVA]http://se.uploads.ru/t/kGCVy.jpg[/AVA]
    - Молчишь? А в бою ты был разговорчив и остёр на язык, где же теперь твоё жало? Неужели я оторвала его вместе с твоим оружием? Стало быть, без оружия слову ты предпочитаешь молчание, ибо не чем подкрепить? -  Майэ явно глумилась, а потому не стала даже дожидаться ответа на свои слова и сразу же продолжила: - скажи, Астоворимо, как тебе моя магия? Тебе ведь было больно? Однако посмотри, как я – одна из тех, кого вы считаете неспособных к творению, - смогла за врачевать твоё тело и вернуть тебе ускользающую жизнью. Да будет тебе известно, что я училась Искажению у самого Моргота и слыша это тебе лучше начать задумываться об ответе на мой вопрос о Кольцах, ибо я крайне преуспела в своём деле. Сейчас ты думаешь, что ты достаточно силён, чтобы выдержать пытки, но ты в конечном итоге всё нам расскажешь. При том сделаешь это добровольно, - Лита довольно улыбнулась, беря его голову в свои руки и заставляя смотреть в глаза. – А всё потому, что моя магия способна исказить твои кости, плоть и рассудок. Ты ведь знаешь, что именно так явились на свет верные слуги Тёмного Властелина – орки. Во всём послушные его воле… О-о… ты ждёшь боли и готовишься к ней. Боль будет… но боль – не главное…
     Дав нолдо время осознать сказанное Лит вновь обрушила на него свою силу, немедля вступившую в резонанс со светлой Музыкой.

Отредактировано Lith (2017-05-18 13:17:35)

+2

17

Разумеется умаиа и не думала отходить от него. Тактика была... не то что бы неожиданной сначала раздались насмешки, но нолдо не обращал на них внимания. Это была пустая болтовня. Следующие же слова заставили насторожиться.

скажи, Астоворимо, как тебе моя магия? Тебе ведь было больно? Да будет тебе известно, что я училась Искажению у самого Моргота и слыша это тебе лучше начать задумываться об ответе на мой вопрос о Кольцах, ибо я крайне преуспела в своём деле.

- Было время когда и я учился у Моринготто! - засмеялся в ответ эльф. В насмешки можно играть в двоем, ведь так? Слова Лит пугали - шутка ли столкнуться с палачом бывшем при Вале? - и со страхом нужно было бороться. - Так что тебе нечем меня удивить. Я находил твоего Владыку занятным, в то время как большинство моих родичей считали его лишь тюремной крысой Намо! - эльф презрительно скривил губы.

Дальнейшие же слова... тоже были ожидаемы. Страх подтачивает. Если удалось запугать пленника, то сломить его после будет не трудно. Но... у нолдо было одно очень большое преимущество. Он знал за что он молчит и он ненавидел Тьму.

- Сейчас ты думаешь, что ты достаточно силён, чтобы выдержать пытки, но ты в конечном итоге всё нам расскажешь.

- А давай проверим? - широко и хищно улыбнулся феаноринг. Он понимал что его стараются запугать, но отказывался пугаться. Упрямо, гордо глядя на тварь нолдо делал вид что вовсе не привязан за шею, и не замотан в кокон, а чуть ли не стоит с мечем напротив противника ему и в подметки не годящегося.

При том сделаешь это добровольно. А всё потому, что моя магия способна исказить твои кости, плоть и рассудок. Ты ведь знаешь, что именно так явились на свет верные слуги Тёмного Властелина – орки. Во всём послушные его воле… О-о… ты ждёшь боли и готовишься к ней. Боль будет… но боль – не главное…

"Что за бред?" - удивился Астоворимо. Но долго удивляться он не смог, по тому что демон снова обрушил на него свою волю...

...задыхался от веревок впивающихся в шею...чувствуя под пальцами острый холод камня...привкус крови во рту... кажется веревки прорезают все тело насквозь... осипшее горло и мучительный протяжный крик... темнота, полная всполохов...
Эльф пришел в себя тяжело дыша все еще в крепко держащих, но ослабших, веревках -видимо от того как он бился. По лицу тек пот. горло разрывалось что внутри, что снаружи - крик и веревки. Эльф был выжат, но все еще не раздавлен - и само это понимание давало силы. Он все еще был готов броситься в бой.
"На сколько же у нее хватит сил?" - с ненавистью подумал феаноринг.

- Уже закончили? - прошептал нолдо, по тому что пересохшее горло не могло говорить громче. - Устала... - добавил Астоворимо с сочувствием.

Отредактировано Astovorimo (2017-05-17 18:45:49)

+1

18

    «Тюремной крысой!?» - майэ в миг вспыхнула взмахнула размахнулась и от души врезала ему по щеке. Как смел он, бесконечно ничтожный перед лицом и силой Тёмного Валы, называть его «крысой»? То, что случилось в плену у Валар… наступая себе на горло Мелькор сделал всё необходимое, чтобы вырваться на волю и он вырвался. Так пусть же это послужит им примером.[AVA]http://se.uploads.ru/t/kGCVy.jpg[/AVA]
     - Ты ведь служил Феанору? – поинтересовалась она, когда Астоворимо очухался. – Скажи, скольких эльфов ты убил в Гаванях? Или Тебя там не было? Как это было – убивать по приказу своего повелителя своих же сестёр и братьев. Если ты совершил такой подвиг, то ты, должно быть, совершил бы и другие, если Феанор попросил? Возможно поэтому ты так легко отказался помочь Куэ? Скажи, ты чувствуешь ещё их кровь на своих руках?
    Лит смерила его полным презрения взглядом.
    - Устала? Да мы только начали, - процедила она и на Астоворимо вновь обрушилась чужая музыка.
    «А он и впрямь крепок, - с досадой отметила она. – Кричит, страдает, но всё равно находит в себе силы огрызаться… но что хуже – похоже он не поверил моим словам.» Но одно дело теория, а другое – столкнуться с этим на практике?

Отредактировано Lith (2017-05-18 13:17:48)

+2

19

Голова шатнулась от полученной затрещины и Арандур улыбнулся. Теперь он знает болезненное место Лит. 1:0 в его пользу.

Хотя и умаий знала его болезненное место - его тело.

- Ты ведь служил Феанору?
Нолдо непроизвольно гордо вскинул голову, да так и застыл в этом положении по тому что... ну конечно:

- Скажи, скольких эльфов ты убил в Гаванях? Или Тебя там не было? Как это было – убивать по приказу своего повелителя своих же сестёр и братьев. Если ты совершил такой подвиг, то ты, должно быть, совершил бы и другие, если Феанор попросил? Возможно поэтому ты так легко отказался помочь Куэ? Скажи, ты чувствуешь ещё их кровь на своих руках?

Да, об этом было трудно не напомнить. Но равнодушие скрывало лицо эльфа. Холодная маска треснула и рассыпалась - эльф был слишком измучен, боль и усталость проступали на его лице. Но они не могли прогнать гордость. Возможно при других обстоятельствах и иначе заданный вопрос смог бы задеть Астоворимо. Как упрек, как сожаление, как довод в споре о Праве на что-то... но не так. Не твари только что пронзавшей его тело до мельчайших частиц говорить о братоубийстве. Это было его личное дело, а с ней он не имел ничего общего  близкого, где можно было бы делиться личным.

- Что тебе до моих рук? Лучше скажи как поживают твои руки. Рады что избавились от прошлого господина и теперь нашли себе хозяина послабее? - эльф говорил с полуприкрытыми от усталости глазами и презрительно улыбался.

- Устала? Да мы только начали  - страшные слова слетели с губ демона. И эльф, собрав остатки сил хищно улыбнулся в ответ. Хотя на самом деле ему было страшно. И он не знал удастся ли просто устоять. "Илу... только выстоять. Только этот раз..." - и раздирающая на кусочки боль обрушилась и затопила его. В этот раз эльф даже не пытался молчать. Его голос звенел пока благословенная темнота не сокрыла его.

Отредактировано Astovorimo (2017-05-17 19:32:08)

+2

20

    Нельзя… Нельзя было так легко поддаваться на эту глупую провокацию, но мысли о Мелькоре несли в себе вместе со сладостью ещё и боль. Мерзко было думать, как теперь говорят о нём эльфы, когда он выдворен за Грань Мира. Были бы они так смелы и отважны будь он здесь? Как вёл бы себя Астоворимо, если бы знал, что его отведут не к Саурону, а к Владыке Мелькору?
    А может стоило спросить его об этом?
    Музыка в миг оборвалась, оставила несчастного в покое даруюя взамен такую же оглушающую тишину.
    - Слабак, - огрызнулась она, понимая, что тот её не слышит.
    - Не мучь его болью, - голос Драакуля был высоким и писклявым, - ты лишь зря потратишь силы. Тебе нужна его душа… а если, не душа… то разум…
    Майэ поднялась и горделиво расправила плечи.
[AVA]http://s0.uploads.ru/IfkGg.jpg[/AVA]
    Как сладко бывает забыться и уснуть – тем более если телом ты прибываешь в плену. Этот краткий миг покоя бывает дороже всех драгоценностей мира. Стоило Астоворимо открыть глаза как он обнаружил себя сидящим на огромной изумрудной поляне, залитой ослепительно-ярким солнцем и даже ветер не смел его беспокоить, в тени дерева, что подпирала его спину… Птицы пели над его головой, а перед ним сидела прекрасная дева с золотыми волосами и плела венок. Словно услышав его, она обернулась и её круглое личико озарила робкая улыбка, но она казалась немного печальной.
    Это была Куэ.
    - Я рада, что ты очнулся, - знакомым голосом пропело ему дикое видение.

Отредактировано Lith (2017-05-17 20:38:36)

+2

21

Нолдо осознал себя на поляне, или даже на лесном лугу... Красивом и ярком словно сошедшим с витража. Древесный ствол за спиной... как же это приятно сидеть на поляне, опираясь о ствол, слушать птиц, ловить дуновения ветра... которого почему-то нет... Но Астоворимо не успел удивиться. по тому что все его мысли уже были поглощены другим - девой с золотистыми волосами. Он знал кто это. Знал еще до того как она обернулась и заговорила. И нолдо замер не зная как быть и что сказать.

- Я рада, что ты очнулся,

Вэндэ была печальна, а аракано сидел не шевелясь, не зная что ему произнести.

- Здравствуй, - наконец сказал эльф. И улыбнулся. Улыбнулся жестко и безумно. По тому что за улыбкой скрывалось желание кричать, колотить руками в неповинный ствол, закрыть лицо от стыда и рыдать... Но нолдо остался сидеть прямо и неподвижно и его лицо не изменилось. - Красивый винок.

+2

22

    Та улыбка, которой он поприветствовал её показалась Куэ страшным оскалом, заставив на миг испугаться и кротко опустить глаза на своё скромное, но всё равно красивое, творение. Ей оставалось вплести ещё один цветок. Быстро и ловко, точно бывалая швея она приладила его на место, но несмотря на то, что взгляд её смотрел на изящные стремления стеблей, цветов и бутонов, она его не видела – перед глазами её всё ещё стояла эта жуткая улыбка. И чем больше она в неё всматривалась, тем больше видела страшную боль сокрытию за нею. И тем больше понимала, что отведённый в сторону взгляд лишь ранит нолдо ещё сильнее. [AVA]http://s0.uploads.ru/IfkGg.jpg[/AVA]
    А потому она подняла глаза и вновь улыбнулась своей очаровательный и кроткой улыбкой, чуть щуря большие медового цвета глаза, всё ещё казавшиеся немного печальными.
    - Спасибо, он для тебя, - она заставила себя улыбнуться шире, неспешно поднялась и, тихо шурша длинным фиолетовым платьем, подошла. – Вот, держи… - устроившись у его колен девушка опустила на голову эльфа венок и, немного неуверенно, взяла его за руки крепко сжимая пальцы.
    В воздухе повисло долгое и неловкое молчание. Куэ смотрела куда-то в сторону, затем подняла взгляд к горизонту и меж её бровей пролегла тонкая складка. На миг могло показаться, что что-то в дали зовёт её к себе, но синдиэ не ответила на этот зов и, отведя взгляд перебралась поближе к Астоворимо.
    Продолжая сжимать его руку, она прислонилась к стволу дерева и опустила головку на его сильное мужское плечо. Такая нежная и хрупкая она казалась беспомощной и слабой в окружающем её мире, словно подснежник.
    - Я и для себя такой сплела… - весело отозвалась она с лёгкой улыбкой. – Только никак не могу его закончить… никак не могу решить, сколько ещё цветов мне в него вплетать. Один или два… мне бы хотелось два, но боюсь, что у меня не выйдет вплести второй. В плетении просто не осталось места для него… - Она крепче сжала его ладонь. – Но, похоже, твои заботы тяжелее моих… Расскажешь, что с тобой приключилось?

+2

23

Из города они выехали порознь. Первым, на быстром выносливом скакуне, в белой котте поверх кольчуги, по дороге, не таясь, ехал Элронд. Обычно он ездил без упряжи, но на сей раз конь был оседлан, а у седла был надёжно закреплен гербовый щит и сумки с запасом воды и еды. Позади, чуть в отдалении, скрываясь под серыми плащами, в одежде следопытов, прячущей владельцев от чужих глаз, лесом ехали воины из числа верных Астоворимо. Военная хитрость претила эльфиниту. Он не лгал себе, зная, что решение его трудно назвать благородным. Но... балрог может и не указать дорогу к своему логову, если заметит отряд.

Эльда сжимал зубы, вспоминая залитое кровью лицо друга. Он был целителем и знал, как тяжелы раны, ему нанесенные. И кто знал, дождется ли валарауко возвращения второго эльфа, отправленного с очевидно невыполнимым заданием в Линдон, или продолжит издеваться над пленным, пользуясь возможностью. Он хотел бы поспешить, но направление пути пока было выбрано наугад.
На голове Элронда тускло мерцал обруч с камнем. Выглядело так, будто знатный лорд собрался на пир или праздник. Эльда надеялся, что в таком одеянии его не пропустит и самый слепой лазутчик на свете.
"Вернусь - расскажу Эрейниону, кто смеет шпионить у самых стен города", - говорил себе он. И старался верить, что вернётся не один. Не давал и тени сожалений о проигранной схватке пробраться в сердце, чтобы не позволить сомнениям подтачивать воинский дух. Продумывал грядущий бой и готовился к нему.

+2

24

    [AVA]http://sg.uploads.ru/u4c2P.jpg[/AVA]Мышей ждал долгий путь до Линдона. Ведомые тёмной волей они без устали работали своими маленькими крылышками маневрируя меж стволов, ветвей и даже над кронами. Огромная стая была похожа на тучу и среди бела дня выглядела весьма подозрительной и странной, но зато никто кроме сов не летал лучше них по ночам. Но чем дальше на юг летела стая, тем сильнее она рассеивалась, и вскоре каждая летучая мышь нашла отдых своим крыльям прячась в кронах деревьев и готовясь к долгому-долгому ожиданию.
    Не большие и тёмные они не кидались в глаза даже эльфу, зато видели всё, с сквозь листья своими маленькими глазами-бусинами. Послушно они сидели и ждали до самого рассвета, покуда один из них не заметил-таки Элронда – право, такого и впрямь сложно было пропустить. Недовольно поморщив рыльце крохотная мышка, заморгала глазами-бусинами недовольно щурясь от ярких солнечных лучей с блеском отражавшихся от щита и обруча с драгоценными камнями. Эльф и сам по себе, казалось, светился чистотой.
    Однако плоды этого нахождения Элронд смог пожать лишь вечером второго дня, когда к нему из леса, их мягкой темноты, легко и неслышно словно тень выпорхнуло одни из этих спорной симпатичности созданий. От прочих оно отлилось тем, что в своей маленькой ножке держало свёрнутый трубочкой клочок ткани – тот был срезал с одежды Астоворимо. Застыв в воздухе перед эльфом и старательно маша крылышками мышь протянул ему клочок бумаги на котором было написано: «ОТДАЙ ЕМУ КОЛЬЦО. И ПОМНИ, ЧТО АСТОВОРИМО ЗАПЛАТИТЬ ЗА ТВОЮ ЛОЖЬ»
    А написано письмо было эльфийской кровью.

Отредактировано Lith (2017-05-17 22:40:12)

0

25

Наступил вечер второго дня пути. Как бы ни гнал от себя отчаяние эльфинит, но его преследовали сомнения в правильности избранного направления, да и самой мысли - потерять время на то, чтобы собрать отряд, сделать вид, будто в отведённое время успел добыть требуемое Кольцо... Неужели умайя обманула его, и Астоворимо сейчас на пути в Мордор, к Саурону?

Движение у лица почти застигло его врасплох. Крошечный нетопырь, размером не больше  ладони, завис в воздухе перед лицом эльфа. Элронд не тронул посланца, только осадил коня и замер, ожидая... хоть чего-нибудь. Пригляделся - и заметил, что к конечности летучей мыши обрывком тонкой ткани было что-то привязано. Для небольшого зверя это казалась нелёгкая ноша, и эльда поймал не противящееся существо в ладонь, отвязал груз. Ткань походила на эльфийскую, тонкая и прочная, хоть и истрепалась от странной дороги. В руке Элронда осталась записка. Прочитав написанное, он выдохнул сквозь стиснутые зубы. Кольцо... передать мыши?? Походило на злую насмешку - да верно, ею и было.Зверь царапался, возился и вырывался из ладони. Келвар. Эльда пригляделся: текст был написан кровью. Не нужно было открываться и проверять, чьей именно. Элронд свернул и убрал записку в поясную сумку. В ней нет информации, нет даже слабой подсказки. Но сжечь её или иным образом уничтожить почему-то не поднималась рука. В спину лорду смотрели невидимые в сумерках воины Астоворимо. А он не знал, как сказать им такую весть про друга.

За спиной слева раздался щелчок тетивы, свист стрелы и закладывающий уши визг.
Пользуясь моментом, зверь вырвался из руки и свечкой ушёл вертикально вверх, не сообщая направление движения. Через мгновение к Элронду тенью скользнул один из воинов, сопровождавших его в пути. Тихо, не громче шелеста ветра, стараясь не выдать себя:
- Мы подстрелили ещё одного такого. Он будто верховодил этим. Командовал. Посмотри.
Эльфинит спешился и отошёл за кромку леса, где на траве с пробитым перепончатым корылом являлась тварь в локоть длиной, всем подобная нетопырю. Только вот в незримом мире её окружала беспросветная чернота.
Элронд скинул белый плащ, надетый к вечеру, наклонился, вытащил стрелу, без промедления краем толстой ткани спеленал создание ночи, прижав крылья к телу. Поднял странную добычу, разглядывая. Нет, не новое обличье валарауко... Но не кэлвар, а древний мрачный дух, казалось, был заключен в облик животного.

Отредактировано Elrond (2017-05-18 06:48:53)

+3

26

Астоворимо был слишком мрачен для синдэ. Он видел что его вид смутил и напугал Куэ. Но вэндэ была робкой только с виду, внутри она оказалась намного сильнее. Легкие пальцы перестали порхать над цветами и нис, переборов себя, снова взглянула на нолдо с печальной и ласковой улыбкой. Ее огрмомные глаза лучились теплом.

- Спасибо, он для тебя. Вот, держи… . - Куэ колыхнулась, приблизилась плавным движением и села рядом.

Астоворимо гордо и с почтением опустил голову, словно не цветы, а корону возлагали на него. Дева взял его руки в свои и неожиданно сильно сжала пальцы - что это было? Ее волнение, тревога, боль, тоска? Роквэн приподнял их руки и поднес пальчики вэндэ к своим губам, целуя.
- Спасибо. - тихо ответил он.

Куэ задумчиво молчала, а нолдо не спускал с нее глаз. Он знал что не виноват... ни в чем, что с ней произошло, но ему все равно было больно. С того момента как нолдо узнал что Куэ пленница, его сердце ныло - от жалости и от понимания того что ничего нельзя сделать. Он знал что никогда не спасет эдэлет, но все же хотел отплатить валараукэ и отплатил бы, если бы не Элерондо. Элернодо... друг... нет, о нем сейчас думать нельзя. Все потом. Элерондо жив и свободен, и благодарение за то Эру. А вот Куэ...
"О чем твоя тоска, лесная пичуга? Уж не Зов ли тебя призывает?..."
- Тебя ждет Намо? - все так же негромко проговорил феаноринг, чье лицо по прежнему ничего не отражало. Что оно могло отразить?

Дева, тонкая и нежная как полевой цветок прислонилась головкой к его плечу и Арандур, получив разрешение на прикосновения, обнял ее, прижал к груди, так что теперь эдэлет полулежала, прижатая к воину. Астовороимо обнимал ее как хрупкую драгоценность - очень бережно и крепко. Нолдо прижался лицом к ее макушке и зарылся носом в пушистые волосы. Когда последний раз он так делал? Он уже не мог точно вспомнить. Наверное в дни Долгого Мира. Угасающая дева давала ему то, что не могла дать жизнь. Феаноринг прикрыл глаза. Что-то жгло его изнутри... он прекрасно знал что... Он должен был сказать вэндэ правду. Но она опередила, улыбнувшись, словно не было ничего Темного в их судьбе и защебетав своим мелодичным голоском.

- Я и для себя такой сплела… Только никак не могу его закончить… никак не могу решить, сколько ещё цветов мне в него вплетать. Один или два… мне бы хотелось два, но боюсь, что у меня не выйдет вплести второй. В плетении просто не осталось места для него…

Слова о втором венке и цветах, которые хотелось бы вплести, да не выйдет, звучали в сознании эльфа словно имея некий дополнительный смысл. Более глубокий и более печальный.

- Вплети в венок один цветок и закончи его. - Посоветовал нолдо. - А второй я могу вплести тебе в волосы.

Дева словно бы почувствовала его переживания и заговорила, меняя тему:
– Но, похоже, твои заботы тяжелее моих… Расскажешь, что с тобой приключилось?

Арандур помолчал с секунду, собираясь с силами. Начинай подбирать слова для её утешения. - так смеялась над ним валараука. А он, упрямый, ее не послушал, - ухмыльнулся про себя нолдо. - Кто ж знал что пригодиться?

- Я не мог тебя спасти. - эльф говорил ровно, словно он думал вслух что сейчас они наберут цветов и пойдут домой, а там будут пить отвар душистых трав и смотреть на закат, из его стеклянного купола, в лесной "резиденции"...
- И по этому я хотел... Это было опасно, но я не знал другого пути. Я хотел просить... друга, присмотреть за умаиа, пока я ... Я хотел осанвэ с тварью. - Эти слова нолдо вытолкнул с трудом. По тому что даже принятое решение оставалось все равно страшным. А еще он не знал как говорить о таких ужасных вещах с хрупкой девой, а не с воином, знающим что порой просто нужно держать удар. - Я хотел потребовать осанвэ как доказательство того что ты жива. И, думаю, валараукэ согласилась бы. И она бы показала тебя... и все что сделала с тобой, что бы ... что бы я знал. И это было именно то, что я хотел.

Нолдо поднял лицо от головки синдэ и смотрел, поверх ее золотой паутины волос, куда-то перед собой.
- Я должен был развоплотить тварь, я знал что этим обрекаю тебя. Просто обрекать того, кого не знаешь. Но и бесчестно. Я хотел знать все что с тобой произошло, и происходит, что бы совершать свой выбор сознательно. Я бы хранил знание о твоих страданиях, твою кровь... Прости меня, если можешь. Твоя судьба была не в моих руках, но я не хотел оставлять тебя. А потом бы я уничтожил тварь... - нолдо откинул голову назад и тихо засмеялся.
- Но не вышло. Я долго колебался. И теперь это стоит мне свободы, а моим друзьям покоя. Вот и вся история. Но... не печалься. Скоро придет и мой Зов.

И снова Астоворимо усилием воли отогнал от себя мысль об Элерондо. Позже. Он будет думать об этом позже.

Отредактировано Astovorimo (2017-05-18 06:29:47)

+3

27

[AVA]http://s0.uploads.ru/IfkGg.jpg[/AVA]    Астоворимо понял её печаль и Куэ коротко кивнула, не решаясь произносить в слух пугающее её «да». Её ждали Чертоги, но ей не хотелось признавать этого, её душа ещё цеплялась за этот мир. Ещё была к нему привязана.
    - Хочу побыть здесь, - прошептала она, - ещё хотя бы немного.
    Как скорбно прозвучали эти её слова. Свернувшись в его руках, она притихла, уткнулась носом в крепкую мужскую грудь и застыла. Почему? Почему такой груди не было с ней рядом, когда всё случилось? Тогда она, быть может, осталась бы цела… и кто в этом виноват?
    - Мне бы хотелось, чтобы ты вплёл цветок мне в волосы, мне бы очень этого хотелось, но нельзя сделать этого просто так… - Её пальцы крепче сжали мужскую руку. - Мне бы и впрямь так этого хотелось…
    Затем Астоворимо заговорил о причине своей печали и столько боли было в этих словах, столько сожаления, что девичье сердце наполнилось тяжестью и болью. Пошевелившись она выскользнула из его объятий, села на траву и заглянула в глаза, заставляя себя улыбнуться.
    - На твою долю столько всего выпало, теперь я это вижу… - неспешно начала она. – Но, боюсь, путь твой не прерваться так скоро как… - «мой?...» Девушка сделала над собой усилие и проглотила слёзы. – Мне бы хотелось облегчить твою ношу… но боюсь своим уходом я лишь ещё больше буду тяготить тебя. Прости меня, за это, прошу тебя, прости. Я не хотела быть никому обузой, я не хотела никому плохого, я лишь хотела семью и детей. А скоро у меня ничего не останется… скоро я… - из глаз её покатились слёзы, и она пряталась за потоком золотых волос. – Я не хочу уходить, не хочу. Я хочу лишь моих детей. Но вместо этого я… я причиняю боль ещё и тебе. Почему? Я не хотела. Прости, я не хотела ничего и никому плохого. Это всё из-за меня. Быть может я заслужила участь, ждущую меня.
    Её хрупкие плечи задрожали от рыданий.

Отредактировано Lith (2017-05-18 13:02:19)

+2

28

  - Хочу побыть здесь, ещё хотя бы немного.
Вэндэ боялась уходить и это удивило Астоворимо, но он лишь крепче обнял деву. Печально стало эльфу по тому что он вспомнил
"Но может показаться, что в последующие дни становилось все больше и больше эльфов, будь они из Эльдалиэ или из другого народа, которые остались в Средиземье и теперь отвергают призыв Мандоса, и бродят бездомными по миру, не желая покинуть его и бессильные жить в нем, ища убежища среди деревьев, источников или потайных мест, которые они некогда знали. Не все из них добры и незапятнаны Тенью. На самом деле отказ последовать призыву есть сам по себе знак порчи. "

И тогда эльда заговорил вслух:
- Утешься, "ибо лишь те, кто добровольно пришел в Мандос, могут быть возрождены. Возрождение есть милость, и исходит от сил, которым Эру вверил это ради управления Ардой и исправления ее Искажения. Оно не по силам самой феа. Возвращаются лишь те, кто был после того, как Мандос изрек приговор освобождения, благословлен Манвэ и Вардой." Ты столь чиста и прекрасна что не долго будешь в Чертогах.

  - Мне бы хотелось, чтобы ты вплёл цветок мне в волосы, мне бы очень этого хотелось, но нельзя сделать этого просто так… Мне бы и впрямь так этого хотелось…
Вэндэ словно цеплялась за его руку.

- Скажи мне что я должен сделать? - мягко спросил нолдо и сам удивился своему голосу.

Дева выслушала его исповедь и не разгневалась, не огорчилась, а восприняла его слова серьезно, приняв их близко к сердцу, сострадая другому. Отстранившись, она села напротив:

- На твою долю столько всего выпало, теперь я это вижу… Но, боюсь, путь твой не прерваться так скоро как…
- Не заботься об этом, - усмехнулся феаноринг и ободряюще погладил ее по плечу. Нолдо...нет, не был неколебимо спокоен и безмятежен, он знал что ему еще предстоит пройти через страх и отчаяние, но был полон решимости не сдаваться. И хотел поделиться своей решимостью с эдэлет.

– Мне бы хотелось облегчить твою ношу… но боюсь своим уходом я лишь ещё больше буду тяготить тебя. Прости меня, за это, прошу тебя, прости.
- Что ты говоришь? - прошептал эльф, стирая рукою слезы с ее щек. - Это все не так...

Что-то очень странное было в ее жертвенности, что-то неправильное.

- Я не хотела быть никому обузой, я не хотела никому плохого, я лишь хотела семью и детей. А скоро у меня ничего не останется… скоро я… Я не хочу уходить, не хочу. Я хочу лишь моих детей. Но вместо этого я… я причиняю боль ещё и тебе. Почему? Я не хотела.

Нолдо наклонился к деве, взял ее личико в свои ладони, показавшиеся огромными, заглянул в ее янтарно-медовые глаза и сказал:

- Не бойся. Не бойся, вэндэ. Намо добр и мудр, я множество раз говорил с ним. он будет ласков к тебе, а ты передашь ему мой привет. - Эльф не позволил кривой улыбке вылезти на его лицо при этих словах. - И он поможет тебе. Твоя боль пройдет, уйдут страх и печаль. И ты пробудишься. И будешь еще прекраснее чем сейчас. - Нолдо улыбнулся, ласково гладя Куэ по голове. - И ты будешь с тем, кого любишь, и у вас будет столько детей сколько вы пожелаете. А твое желание Времен Детей поможет тебе скорее выйти из Чертогов.

Но было еще что-то что тревожило фэа несчастной девы.

Прости, я не хотела ничего и никому плохого. Это всё из-за меня. Быть может я заслужила участь, ждущую меня.
- Никогда не говори так, - мягко но твердо возразил Астоворимо. - Ты не заслужила Зла и оно не приходит к нам в наказание. У Тьмы нет власти нас карать или судить. Путь же что тебе предстоит - легок и светел. И приведет тебя в ясные земли, выведет к не омраченной радости. Ступай, моя лесная пичуга. И ничего не бойся. Никто над тобой больше не властен.

+2

29

    Задача Драакуля была проста и соразмерна его способностям – в отличие от остальных мышей сия химера и творение рук тёмного духа, обладала живым и пытливым умом. Уму этому предстояло раскусить эльфийскую хитрость, которая непременно должна была где-то и в чём-то состояться. Остальные мыши могли не углядеть тени в лесу, не догадаться о хитрости и подвохе, не распознать лжи и попасться на уловку, но не Драакуль. Не менее умный, чем сами эльфы он обладал не дюжими способностями к анализу, кои оттачивал не один век, а потому мог послужить Лит хорошим подспорьем в некоторых делах.
    По чести сказать, майэ не горела желанием отправлять мышь в лес – она вообще не любила разлучаться со своим творением надолго или отправлять его в опасные места, - но возможность заполучить Кольцо, пусть даже крохотная, вынудили её почти на этот шаг. От Драакуля требовалось не много – понаблюдать за Элрондом и осмотреть округу – не идёт ли кто с ним или за ним, не спрятал ли тот что-то по дороге, на замыслил ли нехорошее, после чего ему предстояло быстро вернуться назад. Так же на его плечи временно выпадала роль командира летучемышиного разведвойска – ровно до того момента как он не выполнит свою задачу.
    А к делу он подошёл со свойственной ему основательностью – заранее засев на пути эльфа – который был не больно-то извилист, он выждал пока тот показался, пока подошёл и только после того, как конь оказался достаточно близок Драакуль разрешил мыши подлететь к всаднику. Скрытый в тени он внимательно наблюдал за эльфом читая его эмоции и пытаясь предугадать мысли – судя по всему Кольца при нём не было, что, впрочем, не удивило мышь и даже не расстроило. Драакуль просто продолжал внимательно наблюдать, до тех самых пор пока не раздался короткий свист стрелы.
    Мышь только и успел, что отпустить ветвь и полететь вниз, раскрывая крылья, как одно из них насквозь пробил острый наконечник. Пища от боли Драакуль упал на землю и тотчас же затрепыхался, пытаясь освободиться – но без успешно, заметив же, что к нему направляется Элронд он притих и принялся внимательно наблюдать за ним глазами бусинами, а стоило ему вынуть стрелу, как Драакуль вновь попытался улететь, но безуспешно – кусок белой ткани оборвал всякую надежду на успешный побег. Уже через пару мгновений он оказался крепко укутан и был вынужден посмотреть на своего противника – куда более могущественного чем он сам.
    Глаза-бусины внимательно наблюдали за эльфом, а рыльце то и дело подрагивало – мышь тяжело пописывала от испытываемой боли с страха.
    - Отпусти-и-и-и, - жалостливо запищал летучий мышь мужским, но высоким и писклявым голосом. – Мне больно-о-о! Бо-о-ольно-о-о![AVA]http://sf.uploads.ru/dlvDz.jpg[/AVA]

0

30

[AVA]http://s0.uploads.ru/IfkGg.jpg[/AVA]   Слова Астоворимо утешили её, по крайней мере слёзы уже не текли по её слезам так обильно.
    - Мне… - робко начала она и тут же оборвалась. – Спасибо тебе, ты так добр ко мне, и ты очень смел. Мне жаль, что на твою долю выпало столько страданий и жаль, что я ничем не смогу облегчить твою участь…
    Она утёрла остатки слёз рукавом и попыталась улыбнуться приветливее. «Пусть, - думалось ей, - в этот тёмный миг ему хоть кто-то улыбается. Быть может моё лицо будет последним светлым ликом, который он видит… Так пусть его озаряет улыбка, ибо на горе он и так насмотрится.» Но всё же что-то словно мешало ей до конца успокоится, было что-то что она отчаянно хотела сказать, но не решалась – тень беспокойства поселилась в её глазах.
    - А цветок… - она вздохнула. – Мой цветок… я боюсь, что не смею просить тебя, ибо не знаю, что потребует от тебя демон, пленивший нас.
    Она кротко опустила взгляд и посмотрела на свои руки.
    - И не разгневаешься ли ты такой просьбе… Нет, не нужно мне того цветка, - она замотала головой рассыпая по плечам длинные золотые волосы. – Не нужно. Пусть я уйду, если всё так как ты говоришь. – Прекратив мотать головой она вновь прильнула к Астоворимо и обняла его крепко-крепко, словно в последний раз. – А ты покажешь мне это место? – тихим шёпотом поинтересовалась она. – Покажешь мне его таким, каким помнишь? Большего я просить не смею…
    Её светлое личико скрылось, уперевшись ему в грудь.

+1


Вы здесь » Путь в Средиземье » Архив эпизодов » (Пещеры далеко на севере от Линдона, 1700 В.Э.) Красавиц и Чудовище