Путь в Средиземье

Объявление


Добро Пожаловать!


 

Поговорим о союжете. Что происходит в Средиземье осенью этого года?

С помощью новых игроков мы запустили Белый Совет - большой, важный и очень вкусный квест про дипломатию, Кольца Власти и не только. С этой значимой вехи начинается сюжетная линия северных земель. Сам Совет загружен игроками под завязку. Но как только мудрые мира сего закончат заседать в Ривенделе, линия событий пойдёт вширь и вглубь, так что места хватит всем! Нам нужны эльфы, гномы, умайар и один властолюбивый дракон. Как говаривал Майкл Бэй: “ЭКШН, ЭКШН, ЭКШН!”. За подробной информацией обращайтесь к Администрации.


Список персонажей Правила Сюжет Ситуация в мире Шаблоны анкет Акции
Администрация
Sauron  372279461
Rava

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Путь в Средиземье » Архив эпизодов » (окрестности Эриадора, начало лета 1697г В.Э.) Только не снова!


(окрестности Эриадора, начало лета 1697г В.Э.) Только не снова!

Сообщений 1 страница 30 из 43

1

Время: 1697 год
Место: земли Имладриса
Участники: Элронд, Астоворимо, некто из Темных.
Описание:

http://lib.rus.ec/i/80/219980/alan_lee_thechildrenofhurin_bw_04_lite.jpg
После падения Эрегиона Саурон принялся опустошать Эриадор, охотясь за выжившими эльфами. Войско под командованием Элронда медленно отступало, с боем сдавая каждую пядь, что бы дать как можно больше времени беженцам уйти подальше. Однако в начале лета сдерживать Врага больше не удавалось и войско Элронда спешно отступало.
В пылу боя Лорд Имладриса попал в окружение, а большая часть его свиты оказалась перебита. Все что видел Астоворимо перед тем как рухнул увлекаемый сраженным конем, это как на Элронда накидывают ловчую сеть. Когда нолдо вновь открыл глаза, была ночь.

Примечания:
Бестер: С другой стороны, мы узнали кое-что интересное о мисс Винтерс во время её допроса и препа..ри.а.. * лукаво посматривает на Гарибальди * я хочу сказать...обследовании..

Отредактировано Astovorimo (2017-04-24 15:16:00)

0

2

Сознание возвращалось трудно и долго, похоже на пробуждение от тяжёлого человеческого сна без сновидений. Сильно болела голова, и открывать глаза не хотелось. Зато рук Элронд не чувствовал: попробовал пошевелиться, и этого оказалось достаточно, чтобы понять, что запястья крепко связаны за спиной, причем, видимо, не первый час. Память приходила обрывочно, урывками.
Вот гонец на усталом, взмыленном коне рассказывает, как первые отряды отступающих ушли в найденное в горах ущелье, что скрывают от возможности атаки беспорядочной и бесконечной вражеской орды высокие скалы и река Бруиннен. Вот он с сотней верных остаётся ждать, пока измотанные воины и беженцы уходят тропой на север. Вот следует по пятам погоня: для разведки они что-то слишком многочисленны. Нужно задержать их хоть ненадолго, чтобы ушедшие вперёд успели добраться до места и изготовиться к обороне. Атака сотни проверенных бойцов, большинство которых родились ещё под звёздами Первой эпохи, раскидала орков, но под их прикрытием в битву вступили люди: хорошо подготовленные и смелые, предводительствуемые опытным командиром, они не бросались на мечи и копья, а планомерно смыкали полукольцо навстречу эльфам. Казалось, их цель вовсе не в преследовании отступающих... Элронд понял это слишком поздно, когда из числа доблестно сражавшихся не осталось почти никого. Шлем с него сбили давно, копье застряло в одном из противников и сломалось у наконечника, но меч ещё служил хозяину, но и меч ничего не смог сделать с прочной сетью, в которой всадник запутался, как в колдовской паутине. Его сдернули с коня, протащили с десяток шагов по земле, усеянной телами. Затем сильный и точный удар по голове лишил его сознания.
Теперь он лежал на небрежно брошенном на землю плаще или ином куске грубой ткани, связанный и, очевидно, обезоруженный. Неподалёку кто-то переговаривался, кто-то отдавал приказы, временами звучали взрывы смеха и, кажется, кто-то даже пытался петь, правда, пение это больше смахивало на заунывное подвывание, но вовсе не соответствовало представлениям о звуках, издаваемых орочьей бандой. Эльф приоткрыл глаза, стараясь больше не привлекать к себе внимание изменившимся дыханием или движениями. Стояла ночь, в неглубокой пещере,  почти у самого входа, горел костёр. Вокруг костра, судя по тому, что можно было разглядеть с этого угла обзора, был разбит лагерь людей. Их передвижения были собранны и деловиты, в нескольких шагах от Элронда стояли двое - в пределы видимости попадали лишь ноги в сапогах, отороченных видавшим виды мехом, да лезвия обнаженных мечей неожиданно хорошей стали.
- Очнулся что ли, колдун? - спросил откуда-то сверху грубый голос, тем не менее явно принадлежавший человеку, а не орку.

Отредактировано Elrond (2017-04-26 16:55:31)

+1

3

Сознание возвращалось трудно и долго. Первая четкая мысль была осознанием том что болит все. С этим не приятным, но важным пониманием Астоворимо резко пришел в себя и открыл глаза. Была ночь. Он лежал где-то и под чем-то, и среди чего-то... Нолдо вспомнил - конь заваливается на бок, эльф не успевает спрыгнуть с седла, падение и мрак... Элронд! В груди у Астоворимо все похолодело, от леденящего ужаса и предчувствия страшной беды. Роквен бешено дернулся, в попытке вскочить - и чуть не заорал. Он ошибся - болело не все тело, а только то, что выше живота. Все что находилось ниже нолдо не чувствовал. Холодная испарина выступила на его лице - что если он ранен, если в падении повредился позвоночник и он не сможет больше ходить, и не сможет выбраться, и найти Элронда? Новая ужасная мысль положение лучше не делала, эльф изо всех сил постарался пошевелить ногами, хотя бы пальцами ног. Движения он не почувствовал, зато почувствовал волну характерной боли и, одновременно, облегчения. Все с ногами было в порядке; если не считать того что их пережало и они затекли. Следующие несколько минут показались феанорингу никак не меньше часа. Нолдо неотвратимо, но при этом неимоверно медленно, как ему казалось, выползал из под придавившего его коня, который из товарища превратился в тюремщика. Боль в освобождаемом теле была той самой и при этом неописуемой, нолдо сжимал кулаки, взрывал землю, одетыми в перчатки пальцами, когда вцеплялся в нее, и стискивал зубы что бы не заорать или хотя бы не вскрикнуть. По тому что опасался что его могли услышать враги и по тому что был слишком горд.
Когда же наконец эльф высвободился и, ворочаясь на земле и чужих телах, смог размять тело достаточно что бы минимально им пользоваться, Астоворимо замер, всматриваясь и вслушиваясь в темноту вокруг него. Сколько различал зоркий глаз того, кто долгие годы жил в Землях-под-Звездами, вокруг не было жизни. Мертвые тела устилали поле и никто их не подобрал, по тому что эльфы отступили и не могли вернуться, а Темные не утруждали себя заботой о мертвых... А возможно победители уже совершили обход в поисках выживших, но посчитали роквена мертвым, а те кто стаскивал бы тела в курган и мародеры до нолдо еще не добрались. Это было хорошо, это давало шанс. Но - где Элронд? Его смогли отбить? Или он в плену? И жив ли он?

При мысли что Элронд попал в плен Астоворимо делалось не выносимо. Только не снова! Все говорили что нолдор преследует Рок, но сам феаноринг считал что им еще очень везет - за всю долгую историю их воин с Тьмой только один Лорд нолдор попал в плен. Ну... два. Хотя про второго так и не узнали ни враги, ни родичи до времени. И никто кроме его Дома не испытал этой боли, позора и бессилия - знать что твой Лорд в темницах Врага, но не мочь ничего сделать. А все те что говорят о Роке даже не подозревают какое благословение им было дано и чего они избежали.

И вот теперь Рок страшно смеется над Астоворимо вновь. Когда-то, бессчетное количество жизней назад, точно так же очнулся аракано среди тел под звездами, с пониманием что их план провалился, Моринготто привел в "Посольство" больше воинов и Маитимо теперь в го руках. Не выдержав, забыв об осторожности, Арандур взвыл. А потом вскочил на еще плохо повинующихся ногах, готовый бежать за Элрондом хоть в ставку Саурона, но... роквен не знал куда же ему бежать...

Элронд! Элронд!!! - в отчаянии воззвал Астоворимо, не уверенный что сможет пробиться к бывшему воспитаннику Лордов, не уверенный что Элронд не опустил броню аванирэ, по тому что в этот самый момент Враг допрашивает его, не уверенный ни в чем, но испуганный настолько что был готов порвать весь мир пополам голыми руками. Элронд! Отзовись! Где ты?!

+1

4

Где-то на краю сознания прозвучал призыв, это было похоже на то, будто кто-то пытается дозваться по имени из глубокого, глубокого ущелья, сквозь рев водопада и изменчивое эхо. Призыв был столь ярок, словно в него оказались вложены все силы отчаяния и желания пробить стену, которой всякий эльда закрывал свой разум при приближении Тени. Но зов не напоминал жестокую силу умайя, желающую смять и подчинить волю. И Элронд рискнул открыться, прислушаться к голосу, кричащему в сознании:
- Элронд! Отзовись! Где ты?!
Один из воинов, бившихся в той последней схватке, уцелел – за такую новость стоило заплатить риском.
Элронд прикрыл глаза, не отвечая на слова человека, который как раз в это время заговорил с пленным. Он коснулся разума того, кто обращался к нему: узнал Астоворимо, знакомого еще с древних времен Белерианда.
- Я здесь, - ответным движением души, мыслью, что искажается в дороге, но все же может связять два фэа в момент острой нужды, он передал нолдо образ пещеры, занятой людьми, в  тех подробностях, что успел запомнить. – Уходи немедленно. И расскажи другим…
Странно: Элронд не заметил – глазами  – кого-то из слуг Тьмы, опаснее, чем люди.  Но в момент поднятого щита его настигло осознание присутствия существа, чье могущество превосходило любого из рожденных.  Эльда не успел понять, кто именно мог оказаться неподалеку и в каком обличье он скрывается. Лишь опустил щит аванирэ, чтобы ни во сне, ни в бодрствовании не допустить влияния айну на разум.
Голова отозвалась вспышкой боли на усилие, но сознание больше не покидало его. Выждав несколько мгновений, чтобы успокоиться и собраться, Элронд открыл глаза, попытался приподняться и посмотреть на обращавшегося к нему человека. Но получилось плохо, и эльф отозвался очень спокойно:
- Я не колдун. Если ты поможешь мне подняться, нам будет удобнее беседовать.

+1

5

- Я здесь
О Валар! Могут ли два коротких слова принести столько радости? Элронд услышал! Элронд ответил! Элронд передал где он!
Скудно, как скудно было то что получил Астоворимо - пещера, люди, но... лучше чем ничего. И, что так же важно - Элронд все еще невредим. Осанвэ не передало ни боли, не той смеси чувств что могут быть при допросе.
А потом эльфинит продолжил:
Уходи немедленно. И расскажи другим… - и оборвал осанвэ. Феаноринг удивленно моргнул. "Расскажи другим?" - нолдо огляделся. Теплая ночь начала лета, яркие звезды, смыкающиеся скалы, и поле устланное вповалку лежащими мертвыми. Другим? Это каким таким другим, интересно? Быть может Элронд думал что атаку удалось отбить и войско вернулось? Но он же сам видел что не было надежды удержаться и оставалось только отступать. "Уходи немедленно" - нет, молодой лорд понимал это и отсылал аракано прочь. Спастись, добраться до родичей и принести им горестную весть. Астоворимо улыбнулся и покачал головой. Нет, он не будет это делать. Он не станет гонцом беды. По тому что войско не вернется и все сделают тот же скорбный вид что и в Предначальную Эпоху. И продолжат отступление. С болью, с навсегда застрявшей в душе занозой, все продолжат биться с Тьмой и оплачут Элронда, по тому что из Темной Крепости не возвращаются. Роквэн вспомнил ту особую тишину повисшую над Митрим и захохотал, тихо и безумно. Нет. Этого больше не будет. По крайней мере для него - этого больше не будет. Он сам пойдет за Элрондом. И либо спасет его, либо погибнет. Если все удастся - быть может нолдо сможет освободиться хотя бы от части своего кошмара и хотя бы от части груза своей вины перед Маитимо. А если не получится и Арандура убьют или схватят - не велика потеря. Эльф не боялся и не колебался ни мгновения. Тихой тенью он двинулся в сторону гористых мест что еще недавно они покинули, а ныне там уже обосновался Враг. И почти тут же оскользнулся на чем-то. Нолдо посмотрел под ноги и различил под сапогом серебристую прядь волос, выбившуюся из-под рассеченного шлема кого-то из поверженных родичей. Феаноринг замер, помедлил несколько долгих секунд, и двинулся дальше. Не было ни времени ни возможности ни вынести своих павших, ни даже оставить их на поле боя в достойных позах. Надо торопиться и нельзя оставлять следов. Утром, когда мародеры придут, они не должны заподозрить что тут были выжившие.
- Простите, братья. - прошептал феаноринг, сжал губы и двинулся дальше. Путь предстоял не близкий и следовало уйти с середины поля, двигаться ближе к скалам и засечь дозорных, если их выставили, раньше, чем будет обнаружен сам.
Весь свой путь лорд погибшего Дома вслушивался в звуки ночи, боясь и надеясь услышать стон среди тел - вдруг кто-то еще выжил? И прощупывая пространство перед собой, не затаился ли там противник? Все навыки скрытных перемещения и боя, что нолдо получил в Первую Эпоху, снова пригодились ему.

Долгое время союз эльфов сражался на этих землях, тяжело сдавая каждый кусок. Элронд командовал войском, а Астоворимо часто бывал при лорде Имладриса и участвовал в военных советах - так что нолдо знал где находятся пещеры. Но проблема в том, что их было несколько. В которой из них держат пленника? Элронд ощутил опасность и разорвал осанвэ - Арандур не мог заставлять родича рисковать вызывая его снова. Если эльфинит сможет или захочет, он сам попытается связаться со своим старым знакомцем. Но звать его первым феаноринг не имел права. Итак, оставалось думать - сопоставлять ту информацию что была о пещерах с тем что видел и передал пленник.

Ближе к утру нолдо сделал привал. Он снял с себя доспехи, прекрасно защищающие в бою, но только мешающие передвигаться скрытно, и постарался их надежно спрятать так, что бы вернуться за ними позже. Если удастся.

При себе:
"грубая" рубаха, одевающаяся под поддоспешник
пояс с мечом
штаны для верховой езды
сапоги для верховой езды
на шее под рубахой кулон с восьмилучевой звездой и алым камнем посредине

Отредактировано Astovorimo (2017-04-27 14:33:51)

+2

6

НПС Илтерин. Майа Мелькора.
Следовать за войском Мордора было не трудно. Высших поблизости не было. Только смертные. А потому, Илтерин мог спокойны скрывать и себя, и своих людей от ненужных глаз. Ему надо было точно знать, что собираются предпринять и куда собираются следовать войска давнего соратника. Да и скука вплела свою суть в его решение временно покинуть земли племени с двумя десятками разведчиков. И вот повезло. Эльфы встали на пути передового загонного отряда Ужасного. Хех. Это обещало разогнать скуку.
И действительно. Битва эльфов с присными Майрона выдалась интересной, прямо до загляденья. Илтерин буквально наслаждался происходящим действом. С высоты открывался прекрасный вид. Все подробности, как на ладони. Великолепный бой. Прямо как в старые времена. Только вот времена всё-таки были новые. А потому участвовать в этой битве майа не собирался. Но посмотреть ведь можно. Чтож, Майрон подобрал наконец более или менее нормальных командиров, которые в кое-то веки смогли обыграть эльфов. И всё бы прошло для людей Майрона просто замечательно, если бы не одно НО. Лицо одного из эльдар показалось смутно знакомым ему, Илтерину. Настолько смутно, что это стало интересно. Ведь майа обладал великолепной памятью. Сменяются тысячелетия, а он помнит всё будто это было вчера. А тут, лишь смутные ассоциации, которые ещё следовало осмыслить. Неееет. Этот эльф слишком интересен, чтобы оставить его Майрону. А раз интересен, значит надо забрать.
Вот и ночь. Наступила пора обламывать «Владыку». Илтерин в сопровождении своих спокойно вошел в лагерь воинов Майрона. Люди так слабы. Простой гипноз. Никаких чар. И они даже проводят, считая, что выполняют самое важное для них действие. Правда и силу своего «Я» Илтерин скрывать не стал. Пусть чувствуют. Будет Майрону загадка. Тонкая с издёвкой усмешка скользнула по губам того, кого сотни лет назад называли Змеем.
Влиять на людей было легко. Ведь внешне его воины мало отличались от майроновских. Такие же дикари. Правда снаряжены лучше, что сразу подняло их статус, что ещё больше облегчило Илтерину работу. Его проводили к капитану. Полусекундная борьба взгляда желтых, чуть светящихся в темноте глаз, с вертикальными зрачками со взглядом зелёных глаз человека. И всё. Можно забирать эльфа, которого держали связанным в небольшой пещере. Первым туда вошел капитан, ну или вождь людей Майрона, это кому как угодно его называть.
- Очнулся что ли, колдун? – грубым голосом спросил он эльфа. На что получил ответ:
- Я не колдун. Если ты поможешь мне подняться, нам будет удобнее беседовать.
Илтерин усмехнулся, услышав это и тоже вошёл в пещеру.
- Какой сговорчивый эльда, - мягким приятным баритоном, но с заметным сарказмом в интонации сказал он: И о чем же ты, собрался беседовать с этим достойным вождём? Илтерин обошёл широкую спину капитана, и встал перед лежащим эльфом, глядя на того сверху вниз.
Перед эльфом предстал довольно высокий, худощавый, но с широкими плечами, не похожий на дунладского дикаря, человек в кожаном панцире отличного качества поверх плотной льняной куртки, идеально подогнанного по фигуре, в темных, не стесняющих движения штанах и полусапогах с мягкой подошвой. На боку у него висел прямой меч в безшовных ножнах, через плечо была одета перевязь с шестеркой метательных ножей на груди. Ладони защищали мягкие замшевые кавалерийские перчатки.  Худощавое лицо с прямым небольшим носом, с аккуратной бородкой клинышком и тонкими усами обрамляли вьющиеся мягкие волосы, свободно спадающие на плечи. Не дикарь. Явно не дикарь. Слишком чистый. Слишком утонченный. Его можно было спутать с нуменорским аристократом, но наблюдательная личность могла бы заметить, несколько иные разрез глаз, и форму носа, отличную от свойственных нуменорскому народу. Значит не нуменорец. Но похож. Взгляд карих глаз скользнул по лицу эльфа после чего последовал вопрос:
- Интересно, и где же я тебя мог видеть? Не подскажешь?
Илтерин махнул рукой в перчатке, и в пещеру вошли трое его воинов. Один перерезал верёвки, стягивающие ноги, двое подняли эльфа с земли и поставили перед Илтерином, который продолжал с интересом его разглядывать. Плавный жест рукой и эльф ощутил довольно сильное давление на свое аванирэ.
- Тише думаешь, спокойней живешь – с намёком прозвучал приятный голос. Илтерин посмотрел на людей:
- Ладно, уходим, - бросил майа своим. Двое подхватили эльфа под руки и повели к выходу из пещеры. Третий пошёл сзади. Илтерин заглянул в глаза капитана и негромко сказал:
- Когда я выйду из лагеря, ты забудешь, что здесь был эльф и наш приход. А пока иди следом за мной.
Ещё одна загадка для бывшего соратника. Правда вот капитану она, скорее всего, выйдет боком.
Через несколько минут одиннадцать человек и связанный эльф покинули лагерь.
Кони и ещё десять воинов ждали недалеко от лагеря. Эльфа перекинули животом поперёк спины коня и крепко привязали к нему, чтоб не сполз. Один из воинов вскочил в седло перед эльфом. Остальные тоже вскочили в сёдла.
Илтерин ехал недалеко от эльфа, изредка бросая на него задумчивые взгляды. Место для привала находилось довольно далеко от лагеря слуг Майрона, в полутра часах езды рысью, и располагалось в небольшой долинке между скал, куда вёл единственный проход. Эльфа отвязали от коня и сбросили на землю. Один из воинов оттащил его в сторону. Остальные принялись обустраивать лагерь. Костёр разожгли в спешно вырытой яме, а потому, света он давал мало. Эльфа перетащили к костру, над которым уже устанавливали прутья с мясом, и усадили лицом к костру рядом с большим камнем, на котором, как на стуле, сидел, закинув ногу на ногу, Илтерин и смотрел на огонь.
- Что хочешь рассказать мне, эльф? – Майа повернул голову и посмотрел на эльфа. Только вот глаза его уже не были людскими. Желтый холодный змеиный взгляд уродовал человеческое лицо майи.

Отредактировано Honaht (2017-04-28 11:20:50)

+3

7

В пещере объявились новые лица.
- Какой сговорчивый эльда, - произнес от входа голос, приятный, но странно царапающий, будто в нем звучала легкая, почти незаметная фальшь. - И о чем же ты, собрался беседовать с этим достойным вождём?
Отвечать на плохо скрытую насмешку не имело смысла. Но речь человека и весь его облик разительно отличали его от иных находящихся здесь воинов. Даже теперь, во время затяжной войны, когда служащие Мордору люди зачастую творили ужасные злодейства, достойные  своего господина-Саурона,  Элронд не мог ненавидеть каждого из них, виновного только в том, что оказался на войне под вражескими знаменами. Люди – не орки, кому еще, как не эльфиниту, брату и внуку человека, было помнить. Всегда. Однако именно этот, новоприбывший, вызывал у Элронда неясное чувство неприязни, будто было в нем нечто плохо скрытое, отталкивающее и опасное. 
Интересно, и где же я тебя мог видеть? Не подскажешь?
Эльфа подняли на ноги, сняв веревки. Стоять оказалось непросто: затекшие ноги отозвались болью, и он упал бы, если бы не удерживающие его люди. Но прикусил губу и выровнялся, осознавая смысл обращенного к нему вопроса.  «Они не знают, кто я», - озарением мелькнула мысль.  – «Не так уж и плохо».
Однако странный воин продолжил… удивлять. Насколько было известно Элронду – а он интересовался природой эльфов и людей, айнур, сошедших в Арду, и гномов , - младшим детям Единого не свойственно осанвэ и умение проникать в тайны чужих мыслей. 
- Тише думаешь, спокойней живешь, - в тоне человека не было насмешки, но и впрямь – да человек ли он? Как будто незнакомец знал о недавнем безмолвном разговоре Элронда с выжившим Астоворимо.  Следовало быть в десять раз осмотрительнее. И еще одну странность заметил эльф, пока его тащили к лошадям. На вещах этих необычных воинов не наблюдалось знаков Саурона, которыми бахвалились многие из слуг Врага. Да и вовсе никаких опознавательных знаков. Это могло бы сойти за попытку спасения, если бы пленника не привязали к седлу, будто поклажу. Хорошо хоть руки перевязали вперед: правда, это никак не помогало освободиться, но сменившееся положение позволило немного размять бесчувственные запястья.
Путь верхом показался эльфу почти бесконечным, ведь при всей силе и умении контролировать роа, присущим его народу, было непросто выдержать тряскую лошадиную рысь при невозможности уберечься или хотя бы поднять голову. Впрочем, коню тоже было наверняка невесело, с  двойным грузом, да еще таким сомнительным. Пленник принимался щекой к мокрому лошадиному боку, пытаясь хоть как-то найти равновесие, и ждал, когда же потеряет наконец сознание. Лишь иногда открывал глаза, скорее, по привычке пытаясь понять, где же сейчас находится, и удивлялся тому, что отряд выбирает пути, свободные от вражеских войск. Вряд ли его везут к Саурону. Но обдумать произошедшее, как полагалось, и сделать выводы не хватало сил. Элронд был, пожалуй, рад, что вместе с оружием с него сняли кольчугу и наручи, оставив лишь поддоспешную куртку, надетую поверх полотняной рубашки, брюки и высокие сапоги.  Ремни и пряжки поддоспешника мешали, расстегнувшаяся фибула, державшая ворот, добавляла неудобств, и когда она в конце концов окончательно разогнулась и упала, эльф почувствовал только мимолетное облегчение. Но неприятнее всего было чувствовать на себе взгляд того, кто ехал рядом, будто предводитель отряда на протяжении всего пути наблюдал за пленником, изучая. Вспомнились слова, сказанные однажды Майтимо: «Помни, никто не в силах отнять у тебя достоинство. Лишиться его можешь лишь ты сам».
«Мне бы пригодился сейчас твой совет, лорд».
Но вот лошади пошли шагом, затем вовсе остановились, все еще тяжело дыша. Эльфа отвязали и бросили на землю, не жестоко, но и без всякой осторожности, будто он был только обременительной поклажей. И, кажется, ушли. Неплохое время для побега - только вот печаль, нет сил подняться. Пока он тратил драгоценные минуты на то, чтобы прийти в себя от изматывающей скачки, за ним вернулись. Десяток шагов, отделявшие их от костра, Элронд оглядывался по сторонам. Острому эльфийскому зрению было достаточно света, чтобы разглядеть державший его ныне в плену отряд. Люди, только люди – не орки, хоть и ведут себя не лучшим образом. Значит, следует узнать, кому они служат. И зачем им понадобился, видимо, безвестный пока пленник.
Воин бесцеремонно толкнул его, принуждая то ли упасть, то ли сесть. Эльф выбрал последнее, опускаясь на относительно незатоптанный клочок земли, попытался устроиться удобнее  - насколько возможно с по-прежнему перехваченными веревкой запястьями. Ему почти удалось: несмотря на растрепанные волосы и простую одежду, держался он сейчас так, будто по своей воле присел у костра отдохнуть и побеседовать. Странный командир людей сидел тут же, рядом, но на возвышении, при желании посмотреть ему в лицо приходилось поднимать голову. 
- Что хочешь рассказать мне, эльф?
Предводитель отряда обернулся к Элронду – взгляд эльфа встретился с желтым змеиным взглядом, но не пустым и бессмысленным, присущим обычным кэлвар. Глаза того, кто только что прикидывался человеком, напоминали о драконах – злобных, мудрых, древних слугах Тьмы. Эльфа чуть заметно передернуло от неожиданности и накатившего отвращения. Но он справился с собой, и не отвел взгляда.
- Кто ты и откуда ты взялся? – ответил вопросом на вопрос. – Я собираю разные истории о мире, каким он был когда-то и каков он сейчас. Не так много в Срединных землях осталось младших духов.
В интонации его не прозвучало ни страха, ни вызова – лишь спокойствие и интерес. Так же бы Элронд спросил случайно встреченного на дорогах Средиземья нового знакомого или собственного спутника , так же  - лазутчика, если бы они поменялись ролями, и это эльфу сейчас пришлось бы допрашивать случайно взятого в плен врага.

При себе:
простая нижняя рубашка, брюки,
стеганый тонкий поддоспешник, эльфийской работы, с металлическими пряжками,
конные сапоги,
была фибула, но потерял)

+2

8

Нолдо, стоя под защитой скал, окинул взором обширную равнину, по которой еще утром отступали войска эльфов. С одной стороны она была огорожена горами, с другой - тянулся лес. Сама же равнина теперь была завалена телами и где-то вдали, в самом ее начале, мерцали огни - очевидно, основные силы Врага отступили туда, что бы не ночевать на поле боя. Астоворимо только прикусил губу. Далеко... Да и по скалам там скрытно передвигаться будет трудно, но... выбора то нет. К тому же - главное ввязаться в драку, а там видно будет. И после краткого привала эльф снова двинулся в путь.

Вскоре тропу в предгорьях, по которой продвигался феаноринг, пересекло одно из ущелий. Аракано затаился, проверяя путь впереди, прислушался к миру, в попытке проверить нет ли здесь дозорных Врага и, ничего не заметив, ступил на дорогу,желая поскорее ее пересечь. Взгляд аракано скользнул под ноги и увидел отпечатки подков. Это могли быть следы как лошадей квэнди, проскакавших здесь утром, так и следы отряда Саурона. Но еще через несколько шагов что-то неярко блеснуло, привлекая внимание. Астоворимо подошел ближе, нагнулся и увидел лежащую на земле фибулу. Почему-то первая реакция после сильного удивления часто бывает отрицание. Не может быть! Эта странная фибула - полированная медь и янтарь. Работа нолдор, но камень из Гаваней. Роквэн взял вещицу в руку, сомнений не осталось - он уже видел эту пряжку - у Элронда. Не может быть... Такое совпадение, нежданная удача! Но нолдо не верил в совпадения. И тем не менее, скорее всего эльфинита здесь провозили. Но осавэ говорило о пещере... Значит сначала пленника держали здесь, а потом повезли в пещеру... Следопыт опустился на колени и начал внимательно осматривать землю. Перешел на несколько шагов, и еще... Нет, свежие следы ведут не отсюда, а сюда, в ущелье. Значит... быть может уже после осанвэ Элронда перевезли по этой дороге? Но куда? Нолдо прикрыл глаза, вспоминая в очередной раз все что ему было известно об этих горах. Ущелье... примерно вот здесь на карте...

[dice=7744-1:6:0:помнит ли нолдо об этом ущелье и если да, то насколько много]

Отредактировано Astovorimo (2017-04-29 08:01:29)

0

9

Эльфа проняло. Это было заметно. Это было приятно. Илтерин улыбнулся. Раздвоенный змеиный язык на миг показался изо рта и тут же исчез. Но ладно. Хватит. Эльф справился со своими чувствами. Не интересно стало. Майа снова принял обычный человеческий вид. Словам эльфа он не особо поверил. Ещё бы. Как будто Илтерин слепой и не видел, кто руководил сражением. С другой стороны, эльф не сказал, что сбор историй - это его основное занятие. Мало ли, какие интересы могут быть в свободное время. Вот и у Илтерина тоже были маленькие развлечения. Правда с началом безумия Владыки, сил на них почти не оставалось. А потому, скука была его частым спутником. Однако эльф хорош. На вопрос не ответил, да ещё и требует чего-то.  Илтерин поднял руку и покачал указательным пальцем из стороны в сторону перед лицом эльфа.
- Ц-ц-ц, как невежливо. Я старше тебя. А ты даже не представился и уже что-то требуешь. Да я ещё и жизнь тебе спас. Мельчаете, перворожденные. Мельчаете. Или ты считаешь, что Майрон тебя в гости на дружеский ужин пригласит?
Один из воинов подошёл к костру, бросил заинтересованный взгляд на эльфа и перевернул прутья с мясом. Отошел в сторону. Эта долина среди скал была маленькой, а потому все находились недалеко друг от друга. Но один из воинов стоял отдельно. У входа в неё. Хоть и было темно, но его делом было не смотреть, а слушать. При обустройстве лагеря, в извилистом проходе развесили погремушки на протянутых поперёк него веревках. Ровно пять штук у самой земли через разные промежутки. Скалы вокруг были круты и высоки, а потому проникнуть в долину можно было только через этот один проход.
Между тем, Илтерин продолжил разговор с эльфом:
- Ладно. Ваши хваленые эльфийские вежливость, благородство и благодарность вряд ли когда-либо коснуться меня. – очередная саркастичная усмешка:
- Пойду тебе на встречу. Моё имя Илтерин и я, скажем так, вождь рода этих людей. Да-да. Не удивляйся. -  Илтерин поднял руку в останавливающем жесте:
- Именно так. Вот нравятся они мне. Простые, любознательные, почтительные, не изнеженные, верные, а самое главное, они не испорчены вашей эльфийской моралью и культом возвеличивания нового владыки.  – При последнем слове губы майи презрительно скривились, но он продолжил говорить:
- Представляешь? Я вкладываю в них именно то, что нравится мне. Не Майрону или вам, эльфам. А именно мне. Знаешь, такую свободу решений и действий я имел только в дни величия Ангамандо. Хмммм, что-то я отвлекся.  Отвлекся и не услышал твоего имени, мой дорогой любопытствующий эльф. В конце концов, сейчас я, скажем так, тебе не враг. И даже, возможно, отпущу тебя. Ведь по большему счёту, ваш народ мне уже не интересен. Время летит. Да. С вашим братом последний раз я говорил две тысячи лет назад. Интересная была личность. Необычная. Как там его звали-то…   -  Майа пощёлкал пальцами, вспоминая:
- Ах, дааааа. Ломион.

+1

10

Астоворимо не мог вспомнить ровным счетом ничего об этом ущелье, и с этим пришлось смириться. Эльф втянул носом воздух, вздыхая с досады, и невесело взглянул вглубь уходящей в скалы дороги. С одной стороны феаноринг боялся за судьбу Элронда и стремился как можно скорее до него добраться, но с другой стороны требовалось быть осторожным и осмотрительным. Идти по ущелью казалось не разумным и опасным. Наверняка по бокам над дорогой были расставлены дозоры, а может быть и поперек дороги... В этом каменном коридоре будет непросто укрыться в случае чего, и уж совсем не трудно угодить в ловушку. Значит соваться напрямик - последнее что стоило бы делать. Тогда какие еще варианты? Идти в обход по скалам? Да, возможно это выход... Идти верхом до тех пор пока не увидит под собой лагерь где держат пленника. Потом спуститься по стенам вниз, пробраться к Элронду, освободить его и вернуться обратно. Тихо влезть на стену - и вот она свобода. Мечта, сказка. Только это невыполнимо. Плана по спасению не было и это было необходимо признать. Эльф тяжело вздохнул.

А что если пока он будет идти верхом, Темные снова захотят перевезти куда-то эльфинита? Он не сможет ни помешать, ни узнать их направление. С другой стороны, иди он ущельем и увидь отряд с Элрондом, что бы изменилось? Бросаться с мечом пытаясь спасти молодого лорда - верное самоубийство. Аракано сжал зубы и застонал. Ничто не известно и все пути кривые. Может быть сразу идти к крепости Саурона, пробраться внутрь и ждать там? Когда наконец ценного пленника привезут, он уже будет подготовлен. Не самый худший план. Вот только... Инголдо так и не доставили в Ангамандо.
Астоворимо чувствовал себя бесконечно одиноким и безнадежно глупым. Он не знал что предпринять что бы спасти родича, он ни на кого не мог положиться или рассчитывать. Холодное веселье начало захватывать лорда Первого Дома, безумие, которое накрывает разум когда понимаешь что идешь к краю пропасти, но нет возможности остановиться. Аракано уже понял всю безнадежность своей затеи. Он не сможет спасти эльфинита. Он погибнет, пытаясь это сделать, но все равно не сможет. И тем не менее - нолдо не может развернуться и побрести к своим. Такого варианта просто не существовало. Нолдо стоял на дороге у которой было только одно направление - вперед, к Элронду. Но это направление вело к поражению и гибели. И Астоворимо засмеялся. Громко, с отзвуком стали и бесшабашности в безумно-веселом смехе. Нет разницы как он проиграет - пойдя по скалам, или пойдя через ущелье. Он проиграет, он уже проиграл. И это делало свободным. Феаноринг больше не боялся что он придет поздно или не туда, по тому что он уже опоздал. И теперь оставалось только идти и завершить уже свершившееся и предначертанное.
Лорд мой, почему я не понял этого тогда? смеялся и посылал осанвэ Астоворимо, хотя и не ждал ответа на свое осанвэ. Пространство может не являться преградой, но еще никто не говорил что ему удалось осанвэ с тем, кто находится в Мандосе.

Эльф отсмеялся и развернулся лицом к проходу. Дорога петляла, она была опасной, но она больше не страшила. Мягко ступая квэндо осторожно двинулся вперед. Теперь это была просто игра. Исход известен, но как долго роквен сможет его оттягивать? Он не намерен сдавать себя легко и без боя. Держась ближе к скале нолдо продолжил свое скрытное продвижение.

[dice=3872-1:6:3:проходит первую ловушку]

Роквен ожидал дозоры или засаду, но никак не то что он увидел, и только чутье в самый последний момент удержало его от того что бы вляпаться в натянутую почти над самой землей ловушку-сигнал.
"Да что за твари-то тут разбили лагерь?" - изумился нолдо сглатывая и с облегчением переводя дыхание. Теперь ему придется смотреть не только вверх и по сторонам, но и под ноги. Мало ли что тут еще оставлено?


*****
найденной фибулой Астоворимо скрепил ворот своей рубахи.

Отредактировано Astovorimo (2017-04-30 00:28:32)

+1

11

Элронд почти невозмутимо отстранился от руки принявшего человеческий облик майа. Оскорбительная манера непрошенного собеседника вести разговор была крайне неприятна, но поддаваться на провокацию не стоило. Не мальчишка.
- Майрон? - переспросил задумчиво, припоминая. - Этим именем ты называешь Гортаура? У нас так не говорят.
Он не стал отзываться на насмешки, игнорируя пренебрежительный тон майа. Что бы ни ждало его в лагере Тху - а лгать себе и надеяться хотя бы на быструю смерть не приходилось - наверняка началось бы все с точно такого же разговора "по душам". Однако слова про "вождя людей" заставили эльфа вскинуться: взгляд его стал особенно внимателен, губы сжались, выдавая недовольство, если не гнев. Он посмотрел на человека, исполняющего порученное дело у костра: так же чётко, без лишних вопросов действовали они в пещере и в дороге. Чем заставил их Тёмный следовать за собой?
- А люди, которые служат тебе верно, знают, кто ты есть на самом деле? Или считают одним из себе подобных и доверяют? - вдохнул, выдохнул, успокаивая разум. Злость - плохой помощник в поединке, неважно, на мечах довелось сражаться или же на словах. - Расскажи, чем же твоя мудрость, которую ты, как говоришь, вкладываешь в людей, отличается от Сауроновской? Насколько мне известно, во времена бытия Ангбанда свобода решений для подчиненных ему созданий, великих или малых, не поощрялась Морготом, и все, кто служил ему, стремились к одной цели. Без особого разнообразия: последний орк или сильнейший... дракон.
Сейчас Элронд сознательно употреблял оскорбительные имена, данные Врагам в прежние эпохи, хоть тон его и был по-прежнему спокоен. Возможно, это была излишне примитивная провокация. Но эльда хотел разобраться. Что-то непохоже, чтобы Илтерин, пренебрежительно отзывающийся о своем бывшем соратнике - Сауроне, желал повиниться в собственных ошибках и вернуться под руку светлых Валар. Чего же он тогда добивается? Второго Тёмного Властелина новоявленный господин Мордора, посягающий на власть над всеми свободными народами, не потерпит.
- Меня могли бы называть Хирэсто* или Айвэнион**. У эльдар немало имен. Однако, тебе не повезло с последним из встреченных... представителей моего народа. Я бы посоветовал не судить по его примеру обо всех нас, -  едва усмехнулся, стараясь не показывать, как задело его упоминание о древнем предательстве. Спокойно и ясно, без просьбы, но и без вызова посмотрел в изменчивые глаза Тёмного: - Ты много говоришь о помощи и спасении. Сделай что-нибудь, чтобы я попробовал поверить тебе. Развяжи мне руки для начала.
________________________________
* найденный на берегу моря
** сын птицы

+2

12

- Именно, эльф. Гортаур. Но сути это не меняет. Майрон есть Майрон. Как у вас его называют, думаю, ему безразлично.  – Илтерин вдруг улыбнулся широкой открытой улыбкой, подмигнул эльфу и повернулся к костру, рассматривая игру языков пламени безразличным немигающим взглядом, почувствовав запах гнева, идущий от эльфа, снова повернулся к нему, вопросительно приподняв левую бровь. Что это он завёлся? Не нравится, понятие «вождь людей»?
- Знают-не знают… Тебе какая разница? Что меняется от того, кем меня считают мои люди? И не надо сарказма. Вот. Правильно. Дыши глубже. Спокойнее. А то завёлся, смотрю. Как будто я назвал себя вождём эльфов. Что касается отличия от Майрона… Хоть это и не твоё дело, но подброшу тебе пищу для размышлений… Илтерин замолчал, втянул носом воздух и что-то приказал сидящим недалеко воинам на каком-то гортанном наречии. Один из воинов вскочил, треснул себя ладонью по лбу, и подбежав к костру, снял прутья с мясом с огня. Что-то спросил у Илтерина, получил ответ и отнёс мясо товарищам. Над костром были водружены новые порции мяса. Майа склонив голову на бок с легкой улыбкой пронаблюдал за этим действом, потом снова повернулся к эльфу:
- Ещё б немного и пригорело бы. Ах… дааа. Твой вопрос. Подумай, я назвал себя вождём этого рода, а не владыкой или королём. Чувствуешь разницу? Хотя, ты ведь намекаешь на властолюбие Майрона? Нет, зачем мне это? Власть - это скучно. Но и подчиняться я не хочу. Я сам по себе. Они все сами по себе. Посмотри на этих людей, когда я пришел к ним, это были голодные грязные дикари, еле сводящие концы с концами. Горы, знаешь ли, не изобилуют пищей. В голодные времена, они пробовали спускаться вниз, где нарывались на копья нуменорцев и стрелы, твоих, эльф, собратьев. А ведь они просто хотели выжить. Откуда им знать про какие-то там заповедные леса? Или о частной собственности какой-то там аристократии. А теперь? Смотри. Я дал им защиту, избавил от голода, болезней, научил ремёслам. Смотри. Сытые, здоровые, сильные. Раньше они одевались в шкуры и имели копья с наконечниками из дрянного железа. А теперь? У каждого из них отличный кожаный доспех, щиты, луки, мечи и кинжалы из прекрасной стали, собственного производства. Взамен, я много не прошу. Мне достаточно того, что они добывают мне кое-какие материалы для моих нужд. Им не трудно. Поверь.
Дослушав эльфа, майа наклонился к нему, заглянул в глаза. Взор Илтерина снова сверкнул желтым холодным светом:
- Не стоит коверкать имя Мелькора. Пусть он пал, но пал он не от ваших мечей, эльф. - Майа выпрямился и снова посмотрел в костёр, заговорив негромким, но полным страсти голосом:
- Вы не знали Мелькора во время его могущества. Он был воистину велик. Какие были планы! Какие возможности! Это было невероятно! Восхитительно! Он был равен самому Творцу! Простой звук Его голоса уже вызывал желание идти за ним, закрыв глаза, вверяя ему всю свою суть! В те дни, Мелькор не подавлял, нет, эльф. В те дни он вёл нас, открывая новые горизонты наших возможностей. Великое время… Было. Да, в какой-то степени ты прав. – Илтерин поднялся с камня:
- А потому я не убью тебя за твои слова. Мелькор изменился. Его огонь творения превратился в огонь безумия, в одержимость сплошным разрушением. И я бежал. А Майрон остался, как остались многие более храбрые или, может, более верные. А, не важно это уже теперь. – майа отмахнулся рукой:
- Есть у нас и более интересные дела. Ты не понимаешь меня. Ломион, действительно был интересной личностью. И интересно в нем именно то, что он не такой, как остальные. Жаль, Владыка не разрешил долго его изучать. Но ладно. Значит, говоришь, тебя могли бы называть? Могли бы? Понятно.  Чтож… Эх эльф-эльф, сам оттягиваешь время своей свободы. А твоя вера мне не нужна. Хочешь верь, хочешь не верь. У меня к тебе не сказать бы, что очень большой интерес. Любопытство просто. Не более. Мне было не сложно тебя забрать. А если не сложно, то почему бы и не сделать? Мне и отпустить тебя не сложно. А ты вооооон как «Сделай что-нибудь, чтобы я попробовал поверить тебе». Хорошо. Проведём эксперимент. Я развяжу тебя, а ты поклянёшься своей честью и именем Творца, что не попытаешься бежать и причинить вред мне и моим воинам. С вами, эльфами, надо быть осторожнее. Ну как? Согласен?

[dice=9680-1:6:2:Тщательность установки первой ловушки. Задел ли её эльф.]

+2

13

[dice=1936-1:6:2:Ночь. Темно. Первую ловушку всё-таки задел]

0

14

Тепло от костра приятно согревало, хоть ночь и нельзя было назвать по-осеннему холодной. Последствия оглушения и изматывающей дороги немного отступили. Но запах чужого ужина не ко времени напоминал, что его собственная последняя трапеза случилась вчера днём, когда свет Анора неожиданно прорвал низкие тучи и отступавшим удалось урвать передышку в несколько часов. Эльфы могли подолгу обходиться без еды, и какие-то там сутки вынужденного голодания не лишали сил и разума. Но есть все же хотелось. А ещё сильнее - пить. Эльда незаметно облизнул пересохшие губы.
- Вождь эльфов ли, людей ли - какая разница? Мы говорим о свободных народах. Аннатар тоже именовал себя другом и учителем, - он присматривался к воинам по другую сторону костра, пытаясь определить, к какому народу могут они относиться. Не южане, нет. Быть может, с востока? А интересно было бы узнать их язык!..
В закрытом, отстраненном взгляде Элронда мелькнуло присущее ему любопытство учёного. Впрочем, лишь на секунду, пока он вновь не обратился к Илтерину:
- Люди с древних времён называли подобных тебе Демонами, - это было не оскорбление или вызов, а утверждение факта. - Если ты учишь их всего-то охоте и ремеслам, как и подобает представителям твоего народа, - отчего же не уведешь подальше от войны? Отчего не откроешь своей истинной природы? Эти воины вооружены не на оленей и куропаток. Они могут погибнуть, сражаясь. А знают ли они, что их ведёт даже не смертный? Ради чего они взялись за мечи?
Взгляд Илтерина, которым он ответил на слова о падшем вале, был страшен. Элронд выдержал его и не отшатнулся лишь оттого, что был готов к ... неожиданностям. Но страстность речи тёмного поразила его. "Если я пойму, что смерть - лучший выход, то буду знать, как спровоцировать". Но умирать не хотелось.
- Раз уж ты застал Ломиона в Ангамандо - значит, поздно заметил безумие Врага. И в чем же заключалось твоё изучение этого... не похожего на остальных эльфа, не расскажешь ли? - Элронд  успел понять, что его чувства, которые хорошо удавалось прятать при желании от сородичей, майя подмечает без труда и даже не находит нужным скрывать это. И все же не удержался от редкого для себя сарказма. Кроме прочего, отец Элронда не терпел изменника Маэглина и рассказывал сыновьям, за что именно.

Услышав про клятву, эльда едва сдержался, чтобы не рассмеяться. Именем Единого - и никак не меньше? Хорошо хоть не Вековечной Тьмой, призывая в свидетели Манвэ и Варду.
- К чему тебе моя клятва, что я не совершу побега, если ты и так собираешься отпустить меня? Забавная игра слов. Но я не поклянусь тебе ни в этом, ни в чем другом. Впрочем, доверие не нуждается в клятвах. Если твои воины не нападут на эльфов, людей, гномов или иных представителей свободных народов Средиземья, тогда и против них не будут подняты мечи. Если я тебе неинтересен - не трать на меня время. Скажу спасибо и уйду, не злоупотребляя гостеприимством, - эльф уже откровенно улыбнулся.

+2

15

И все же, перешагивая через ловушку, аракано неосторожно задел спрятанную в камнях часть. Раздался негромкий звон и дребезжание, но усиленный сводами ущелья, шум показался эльфу оглушительным и что-то оборвалось у него в груди.

0

16

- Да свободны они. Свободны. – отмахнулся майа от слов эльфа. «Этот его тон. Раздражает. Интересно, века проходят, но эльфы не меняются. В чем тут Замысел? Какая ему вообще разница до людей? Знают они кто я, или не знают? О себе бы беспокоился. А может он думает, что они слепы и не замечают того, что я показывал ему? О чем он думает? О свободе Воли? Скорее да, чем нет.» Услышав про Аннатара, Илтерин нахмурился, вспоминая:
- Ах да. Слышал. Майрон заставил вас сделать то, что ему было нужно. Кольца, насколько я знаю. Зря повелись.  – Майа усмехнулся, но сразу же стал серьёзен:
- Я бы взглянул, на то, что у вас получилось. – сказал он:
- А ещё больше, меня интересует, зачем ему это понадобилось… Илтерин вдруг замолчал. Снова сел на камень и задумался, потом спросил у эльфа:
- Кольца, кольца, кольца… Зачем ему кольца? Может ты знаешь? Кстати, Майрон – это одна из причин из-за которых, пока рано думать о спокойной жизни.
Когда эльф назвал его демоном, Илтерин весело рассмеялся:
- Демонами говоришь? В интуиции людям не откажешь. Они способны попасть в цель, не зная ничего о ней. Ты, например, для них – длинноухий сноб. И вот, что странно… Лучшие из ваших женщин выбирают себе в спутники жизни почему-то людских мужчин. Интересно, в чем тут дело? – маленькая месть за демона не помешает:
- Вот и Ломион пострадал от подобного выбора. Да и кто-то там из сынов Феанаро тоже. Но эти-то ладно. Ещё те кадры. А Ломиона-то за что так? Скромный тихий юноша. Любящий, готовый на всё ради любви. А ты не прав. Мелькор тогда ещё был самим собой. Ты не представляешь, как тонко он сыграл на чувствах этого юноши. Майрон так не может. К чести Ломиона – он долго держался. Очень долго. Ведь кроме прекрасной Итариллэ у него был только один дорогой эльф. Его дядя. Видишь, как оно дело-то обстоит. Если бы не варвар, пришедший в Ондолиндэ, то Ломион не сдался бы перед Владыкой. А вот то, что ты не хочешь дать клятвы, это плохо. Но да ладно. Это не важно. Хочешь уйти? Иди на здоровье. Не держу. -  Майа лениво махнул рукой в сторону выхода:
- Всё равно, ты мне не скажешь, где я тебя видел. Да и действительно. Не суть это важно. Но… Уйдёшь утром. После того, как уйдём мы. И клятву не уходить раньше этого времени и не вредить нам во время пребывания здесь, ты мне дашь. Иначе, я, увы, не могу. Итак?

(Тут идут слова эльфа в ответ.)

- Ты сказал. Я услышал. Это твой выбор. Помни это. А пока ешь. Это мясо для тебя. – Майа кивнул в сторону прутьев над огнём.
- Развяжите и дайте ему воды – на адунаике приказал Илтерин, показывая, что воины прекрасно понимали весь разговор.
Вдруг майа насторожился. Его чуткий слух уловил звук сработавшей верёвочной сигнализации. В это же время раздался негромкий свист дозорного. Воины вскочили на ноги и схватились за оружие. Илтерин, поднялся с камня и отдал несколько приказов. Воины почти мгновенно выстроились полукругом у входа в долину. Пятнадцать мечников, прикрывшись щитами, впереди. Пятеро с луками позади них. Чувствовалась отличная согласованность действий.
Илтерин перерубил верёвки, стягивающие конечности эльфа и оскалившись в кровожадном веселии, сказал:
- Сражаться с эльфом плечом к плечу… Это будет интересно.
Илтерин вынул из ножен свой меч и протянул его эльфу рукоятью вперёд:
- Это мне в бою не нужно. Но потом вернёшь. А пока, проверю, что там.
Илтерин встал за воинами, прикрыл глаза, расставил руки в стороны. Его губы беззвучно зашевелились, но вдруг, на грани слуха, послышалось шипение. Оно нарастало, становясь всё громче и громче, превращаясь из сплошного звука в раздельные, разной тональности. Они звучали не от конкретной точки, а как будто со всех сторон. Трава, покрывающая землю зашевелилась в шести местах. Это движение начиналось от скал и вело ко входу в долину. Шесть небольших змей быстро проскользнули в проход. Шипение вокруг смолкло. Илтерин же стоял недвижим, с закрытыми глазами. Только губы продолжали что-то беззвучно шептать на враз побелевшем лице. Вдруг губы майи сомкнулись. Он открыл глаза, сверкнувшие желтым и негромко сказал:
- Там эльф. Один.

+2

17

Услышав про Кольца. Элронд сжал губы. Он знал про них многое, больше, чем сейчас хотелось бы, - всё, что пожелал рассказать Эрейниону несчастный Келебримбор, да будет Намо милостив к нему. И теперь стоило сохранять осмотрительность, чтобы не выдать случайной оговоркой собственную осведомленность.
- Я думал, ты и сам знаешь, зачем Гортауру Кольца, - осторожно проговорил он. – И почему же не спросишь у бывшего соратника? Заодно и показать попросил бы: у него теперь много… трофеев.
Майа, на удачу, и сам переменил тему, заговорив про людей. На «длинноухого сноба» эльда лишь улыбнулся. Слова показались ему чуднЫми и забавными – и не особенно обидными.  Впрочем, улыбался он недолго. Слова о Ломионе, явно рассчитанные на то, чтобы вывести пленника из равновесия, вполне достигли своей цели. Эльф сжал зубы, прищурился.
Маэглина ненавидели не за выданную тайну Города: жестоко судить того, кто сломался, не выдержав мучений. Мало кто обвинял таких, как Горлим.  А за то, что, вернувшись, он молчал, скрывая собственное предательство, ждал нападения Врага, а дождавшись – рассчитывал не умереть вместе с защитниками Гондолина, сохранив остатки чести, а получить награду за собственную измену. И еще – Элронд  знал об этом с детства, а сейчас было самое время вспомнить еще раз – с лордов иной спрос, чем с тех, кто за ними следует. С лордов из Дома Финвэ – вдвойне, говорили ему наставники.
- То есть, все те злодейства, что творил Враг в Первую эпоху, ты называешь разумным и… мне не послышалось?.. тонким расчетом?  Что ж, это отлично характеризует лично тебя, - ответил он холодно. – Однако ты прав, люди умеют точно подмечать незаметное. Не сомневайся, те, чьим вождем ты себя назвал, наверняка заметили в тебе не меньше, чем я. Спроси себя, будут ли они верны тебе, узнав однажды, что существует альтернатива?
Выслушал про клятву и покачал головой:
- Повторяю, я не свяжу себя словом. Если выбирать – предпочту веревки. От них куда проще избавиться.
Однако приказ накормить прозвучал для него почти неожиданно. Милосердие, да неужели? Илтерин вел себя непредсказуемо, и Элронд ни на йоту не верил ни ему, ни его внезапно пробудившемуся добросердечию. Однако, прямо сейчас он подавал своим воинам неплохой пример, и эльф не видел причин отказываться от того, чтобы побыть для этих людей наглядным примером того, как следует обращаться с пленными.
Однако внезапный звук вмешался в происходящее.
Судя по тому, как согласованно, четко сработал отряд, война была им не внове. Но поведение умайя опять не укладывалось в рамки привычной логики. Когда веревки, сковывающие движения, упали на землю, Элронд поднялся на ноги в одно движение: он давно готовился воспользоваться удобным моментом. Но услышав:
- Сражаться с эльфом плечом к плечу… Это будет интересно, - замер в ожидании. Против кого же готовится воевать его нынешний противник, что ожидает подмоги – от эльфа?
Однако, увидев протянутый меч, взял без колебаний. Книжник, ученый и глашатай своего короля – он все же был в первую очередь воином. Не оттого, что к воинскому делу лежала его душа – не было таких эльфов, кому битвы стали дороже радости творения. Но потому, что, сколько он себя помнил, всегда находилось, ради кого браться за меч.
Клинок темного майя наверняка был с подвохом, но выбирать не приходилось. Его собственный меч лежал сейчас где-то на поле боя, среди убитых. Тоска утраты не ко времени сжала сердце. «Соратники мои, друзья мои, нашлось ли, кому сложить курган из ваших тел? Спели ли над вами погребальную песнь, или достались вы волкам и оркам на поживу?»
- Это мне в бою не нужно. Но потом вернёшь. А пока, проверю, что там, - сказал тем временем Темный.
От чуждой, уродливой магии чувствующему незримый мир эльда стало мерзко. Он с радостью бы разрубил змей, вызванных волей Илтерина, но не вмешался, а лишь ждал, сжимая неприятно холодную, холоднее окружающего мира, рукоять, пытаясь запомнить отголоски музыки умайя, которые не мог услышать – лишь почувствовать. Казалось, от нее закладывало уши, как бывает высоко в горах, и дышать становилось трудней.
Когда неприятное чувство внезапно оборвалось, и змеиный повелитель проронил:
- Там эльф. Один, - Элронд  ни секунды не колебался.
Коротким движением он развернулся и приставил острие меча к горлу Илтерина, вплотную, едва царапая кожу.
- Прикажи воинам сложить оружие и отзови змей. Иначе я убью тебя.
Холодный, уверенный взгляд  эльда и капля крови, стекшая под ворот доспеха, должны были убедить умайя в том, что времени на раздумья у него нет.
- К счастью, любого из воплощенных можно убить с помощью меча.
Элронд сознавал, что все происходящее могло быть ловушкой, обманом. Или проверкой на что-то, мало ли, что придет в голову этому непредсказуемому Тёмному. Но ведь могло оказаться - правдой. Тогда у лучников будут все преимущества, чтобы расстрелять неизвестного еще на входе в ущелье. Нельзя рисковать чужой жизнью.

+2

18

Нолдо на секунду замер, словно пораженный звоном, как копьем, но, привычка быстро решаться и действовать брала свое. Если его заметили, остается ровна две возможности - либо повернуть назад, либо идти вперед. Назад повернуть нельзя, такой возможности нет. Значит - вперед. Быть может ночной зверек задел ловушку? Почему-то эта идея казалась неправдоподобной. Что-то было не так с этой простой, глупой ловушкой, но отсутствием сражи.
Быстрыми шагами, почти не таясь, обнажив меч, Астоворимо пошел вперед. Нолдо прикидывал где, используя камни и неровности стен ущелья, ему будут сподручнее отбиваться если все же стражи появятся. Еще загодя нолдо увидел вторую сигнальную ловушку, и переступил не задев. Изрядная часть пути была уже пройдена, но по-прежнему ни одного дозора! Это вселяло смутную тревогу - все слишком легко, слишком просто!

Элерондо! - послал осанвэ аракано. Он не знал зачем, он не знал на что надеялся... скорее этот призыв был вызван неожиданным приступом страха и чувством надвигающейся беды. Страхом не за себя, а за то, что не сможет спасти... Но по крайней мере в этот раз он не отступит, чем бы за это не пришлось платить. Если ты можешь... Я отвлеку их. Воспользуйся шансом, если только можешь! Беги! Спасение полуэльфа - последняя надежда на мир с собой, последнее желание...

И тут феаноринг замер. Он наконец-то увидел стражей. Шесть змей, извиваясь по камням приближались к нему. Нолдо похолодел. По тому что понял что это не могли быть обычные змеи. И еще... по тому что это было дьявольски обидно погибнуть вот так - укушенным, поверженным не отрядом врагов, который дорого заплатит за жизнь эльфа, а ядом тварей умаиа. Астоворимо сглотнул и поднял меч. Шесть змей... его ловкость и скорость реакции могли бы помочь победить ... обычных тварей, но не тех, кого организует и направляет злая Воля. Или если хотя бы их было не так много... Но было как было. Значит он умрет так. "Бесславно и глупо", - шепнул кто-то в голове, но роквен только засмеялся в ответ. Пелена безумия и не думала слетать с его разума. Эльф взмахнув мечом ударил ближайшую из тварей и отскочил что бы не попасть в окружение других.

Отредактировано Astovorimo (2017-05-04 17:08:14)

0

19

[dice=1936-1:6:4: Атакую ближайшую змею]

[dice=1936-1:6:4: Отскакиваю что бы не оказаться в зоне действия других змей]

0

20

«Дурной эльф. Думает, меня что-то связывает с Майроном кроме прошлого. Знал бы он, что если он схватит меня, то умирать я буду часто и долго. Хотя, мог бы и догадаться. Мне не нужен Майрон как новый владыка, а Майрону не нужен я, как предавший владыку прежнего». Отвечать эльфу Илтерин не стал. Лишь покачал головой, чуть поморщившись.
Дальнейшие слова эльфа вызвали у майи очередную усмешку.
«Вас никто не заставлял покидать Валинор. Это во-первых. А во-вторых - путь валар до конца непостижим ни нам, их ближним, ни тем более вам, эльдар. Мелькор же вообще шел своим путём. Почему, он делал так или этак, а не вот так или так. Я не знаю. Но раскрыть горизонты для нас, он смог. Жестокость его действий? Вы пришли воевать. А война она такая… Недобрая. Вот и теперь эта война… Кто там? Орки или просто зверь какой?»- подумал он, созывая живущих в этом месте змей.
Действие эльфа сюрпризом не стали. Владыка иногда поминал «добрым» словом мнимое благородство эльдар. Были некоторые сомнения в суждении повелителя, но видимо, он был прав. И что теперь? Пусть меч и был не особо опасен, но лишними меры предосторожности не будут.
Пятеро лучников развернулись к новой угрозе. Разошлись в стороны, окружив и держа на прицеле самоуверенного эльду. Мечники же всё также стояли лицом к проходу, перекрывая его щитами.
«Дурной эльф. Неужели он не понял? Я ему прямо сказал, что меч мне для боя не нужен. Неужели он думает, что мы собрались у выхода сражаться с одним единственным эльфом? Неужели он думает, что я дал бы ему оружие для того, чтобы он сразился с соплеменником? О, Творец! Как же сложно с ними!»
Сталь меча коснулась его горла. Клинок под нажимом руки эльфа взрезал уже отмершую кожу и проскрежетал по прочнейшей чешуе под ней.
- Неужели, ты, Хирэсто, думаешь убить этим того, кто видел рождение первого из драконов? Этот меч не более чем простая железка, которая дорога мне только как дар тех, кто верит в меня. Вот моё оружие!
Илтерин растопырил пальцы рук из кончиков которых вылезли острые длинные чуть изогнутые когти, покрытые ядом.
Желтые змеиные глаза сверкнули на лице, покрытом чешуёй, проглянувшей сквозь слезающую кожу.
- Я не собирался убивать ни тебя, ни того, кто пришёл. Я не считаю сейчас вас врагами. У меня есть другой враг. Ты зовёшь его Гортауром, а я Майроном. Опусти меч. Или мои воины убьют твоего соплеменника, как только он войдёт сюда.
Змеи не напали на эльфа в ущелье, даже тогда, когда тот убил одну из них. Лишь развернулись и поползли обратно.

+1

21

- Даже Моринготто не был достаточно хорошо защищен от меча в руке Короля нолдор, - прищурился Элронд, не отрывая взгляда от изменяющегося на глазах лица умайя. - Остерегись.
Это все более походило на поединок воли, победу  или проигрыш в котором имели шанс принести любой жест, любое слово. Илтерин - слуга Чёрного Валы, отца лжи - мог и не быть союзником Саурона. Между Темными не водилось истинной дружбы и верности: даже орки вцеплялись в горло друг другу, если представлялся шанс урвать добычу послаще. Теперь, когда Моргота вышвырнули за пределы Арды, - кто знал, как оставшиеся прислужники его ладят между собой, деля право на покорение мира, на навязывание собственных желаний свободным народам Средиземья. Россыпь тёмных властелинчиков вместо одного всепоглощающего зла. Обломки выжженной ненавистью идеи: недобитые драконы, балроги, прочие кормившиеся со стола своего Хозяина стервятники. И Саурон - сильнейший из них. Но не единственный, увы. Возможно, этот майя и не лгал, называя себя врагом Тху. Но это вовсе не означало, что он не был врагом - самой Арде, и Детям Единого, населявшим её просторы.
Но сейчас, когда в досягаемости удара находился ещё один эльф, Элронд уже не имел права поступать так, как следовало просто воину, оказавшемуся на расстоянии удара меча от слуги древнего врага. Он обязан быть лордом. И помнить о том, что лорд в ответе за судьбу других.

- Говоришь, ты не враг нам? И враг Гортауру? Докажи. Это просто: прикажи своим воинам сложить оружие и расступиться. И я уйду. Заберу с собой того эльфа, что идёт сюда. Тогда сегодня не прольется кровь.
Эльда ронял короткие, обрывистые фразы, не отводя меч. Он спиной чувствовал нацеленные в него стрелы, знал, что щитовики у прохода в ущелье не разомкнули строя, готовясь к атаке - пятнадцать на одного.
Если Илтерин отдаст приказ атаковать, шансов у двоих против вооружённого отряда с умайя во главе не будет.
- И дам добрый совет. Если ты, как говоришь, отличен от Саурона - отправляйся на Запад, покаяться перед Валар за свершенное, прими достойно суд и приговор. Это будет достаточным доказательством твоего истинного отличия.

+3

22

Астоворимо был готов к атаке, но ее не последовало. Когда эльф разрубил первую змею остальные развернулись и уползли прочь. Медленно опустил нолдо меч. Вот значит как... Его приглашали. Ему показали что о нем знают и позволили идти. Феаноринг зло и широко улыбнулся - ничего хорошего от "приглашения" ждать не приходилось. У них в руках важный пленник, а другой эльф идет сюда же - не похоже на совпадение. Его зовут в западню, от которой Арандур не может отказаться.
"Интересно, знают ли они кто в их руках? А если нет, что будет если они поймут что я куда старше первого пленника и из высокого рода? Удастся ли мне обменять себя на Элерондо?" - но его же горькие мысли были ему ответом, - "Элерондо благороден и его дух отважен, и не позволит себе полуэльф уйти зная что кто-то за него останется. Что же... благословение не быть одному, но когда ты в плену - это может оказаться пыткой." Но по прежнему у аракано оставались не-выбор вернуться, или идти вперед.

Убрав меч в ножны, роквен двинулся вперед по середине ущелья, не таясь боле. Третья сигнальная ловушка, четвертая... И по-прежнему никого. Впереди уже угадывался выход из ущелья. "Неужели умаиа настолько полагается только на свою магию?"

Приближаясь к выходу из ущелья Астоворимо продолжал спешно и хладнокровно искать выход: "Я не смогу обменять себя на него, но быть может я смогу заинтересовать их больше чем Элерондо? Поможет ли это ему? Достанется ли меньше, или наоборот его решат не беречь? Но, быть может лучше ему в мучении умереть здесь, чем быть доставленным в крепость Врага?" Мысли нолдо были жесткие и мучительные. Нужно было придумать линию поведения, но ее приходилось прокладывать сразу по нескольким полям - через сердце, через расчет и через Свет. И задача казалась неразрешимой, сводила с ума. Эльф поднял глаза к небесам, надеясь отыскать подсказку исходящую от звезд, но увидел над собой лишь крупные звезды над Митрим.

+3

23

- Меч в руке Финголфина был сделан им самим. А этот сделан людьми. Или ты считаешь, что разницы между этими мечами нет? - Илтерин хохотнул: Я никогда не любил железо, эльф. Хоть и общался с Аулэ также часто, как и с Яванной, изгнавшей меня из своей свиты. Можно даже сказать, мы были дружны. Но что было, то было. - Майа нахмурился. Воспоминания явно не доставляли ему удовольствия.
- Ты много просишь, эльф, после того, как не оправдал моего доверия, - нота укоризны проскользнула в довольно равнодушном голосе Илтерина:
- Бросить оружие, чтобы ты со своим соплеменником зарезали моих людей, прикрываясь старой давно завершённой войной? Последний раз, эльф. Не испытывай моего терпения. Сейчас ночь. Время орков. Отпускать тебя сейчас слишком опасно. Мне не нужен полк орков на хвосте, когда я буду возвращаться домой. Короче. Дождётесь здесь утра и уйдёте. Вдвоём. Убивать вас я не буду, если не будете вредить. Мелькора больше нет. Мне не за кем идти. А потому и вредить вам, эльфам смысла нет. Даю тебе в этом своё слово.
Илтерин спрятал когти. Что-то проговорил и щитоносцы раступились в стороны. Однако лучники луки не опустили.
- Предупреди его, чтоб не нервничал. Только не громко. Он услышит. А то получится нехорошо.

Отредактировано Honaht (2017-05-10 09:42:44)

+2

24

- Откуда тебе знать, кто тот мастер, что изготовил Рингиль для короля? - почти машинально ответил эльда.
Он говорил и одновременно быстро просчитывал варианты путей из безвыходной ситуации. Получалось - один хуже другого. Что ж, пришла пора проверить, так ли крепка сталь, из которой ковали мечи младшие дети Единого.
В ответ на слова Илтерина Элронд лишь усмехнулся коротко, не ослабляя давления острия на чешую:
- Хочешь отпустить - позволь мне самому решать, когда уходить безопасней. Армии Саурона не проваливаются под землю светлым днём. Но прятаться на выжженных войной камнях проще ночью.
Эльф не отвел глаз от лица темного майя, но услышал за спиной стук щитов, шаги расступающихся воинов. Увидел, что когти умайя исчезают, перестав нести видимую угрозу. Видимую. Элронду отчётливо припомнилось Лэ о Лэйтиан и посулы Гортаура Горлиму Злосчастному - отпущу, ты лишь сдайся. Сколько слов и клятв давали слуги Врага эльфам и людям. В благородных помыслах Аннатара не усомнился никто из мирдайн. Сколько обещаний принес он Келебримбору - без счёту.
- Предупреди его, чтоб не нервничал. Только не громко. Он услышит. А то получится нехорошо, - невозмутимо продолжил тёмный.
- Я предупрежу, - кивнул эльда, стараясь сохранить то же спокойствие. И проговорил громко, надеясь, что скалы и чары, усиливая его голос, донесут слова до неведомого сородича в ущелье:
-  Осторожно, здесь ловушка врагов. Отряд воинов, с ним тёмный майя. Немедленно уходи, это приказ!
Дождался, пока стихнет отзвук последнего слова и откачнулся, отступил на шаг, разрывая дистанцию.
- Я не верю твоему слову, слуга Отца Лжи. Вызываю тебя на поединок, Илтерин. Сражайся сам, или я убью тебя. Я не хочу, чтобы кровь людей пролилась ради твоей никчемной шкуры.

Отредактировано Elrond (2017-05-10 09:50:20)

+2

25

Звезды Митрим качнулись, отражаясь в глазах и нолдо весело и громко засмеялся не опасаясь болье что может быть услышан - пусть слышат!
Шаг вперед, другой, а смех все так и не проходил. Он боялся не найти Элерондо - это же смешно! И снова шаг - он страшился одинокой смерти в темноте от змей - как же это смешно, ведь ему уготован прием! И еще шаг. Он отчаянно боится за Элерондо - вот что совсем не смешно, и именно по этому раскатистые переливы вырываются из его горла.
Отсмеявшись нолдо оказался возле самого входа в долину. "Негоже входить без предупреждения!" - улыбнулся Астоворимо и пнул по последней (как он предположил) сигнальной ловушке. И тут эхо донесло до него искаженный, но все равно узнаваемый голос:

-  Осторожно, здесь ловушка врагов. Отряд воинов, с ним тёмный майя. Немедленно уходи, это приказ!
Нолдо замер. Не по тому что был готов исполнить приказ (аракано подумал что даже если захочет сейчас уйти - вряд ли умаиа ему это позволит), но от неожиданности и в попытке понять что это значит. Пленник возле входа и ему не заткнули рот. Элерондо по-прежнему горд, его голос звучит сильно и уверенно - это все хорошо, пока хорошо... А про умаиа и отряд Астоворимо и сам догадывался. Эта ловушка сработает не сейчас, при выходе из ущелья; нолдо попал в нее еще в начале входа. Роквен улыбнулся и двинулся вперед. Нельзя сказать что эльф не чувствовал дрожи в теле, ибо он не по наслышке знал что может его ожидать, быть может именно той дрожью и был вызван приступ веселья. По тому что достойно идти в гостеприимно распростертые руки умаиа требует отдельного мужества.

Скалы расступились и эльф вышел в долину. Теперь даже иллюзия покрова была снята и нолдо шел гордо вскинув голову. Древний лорд, в простых одеждах.
Больше десятка щитников ждало его по обе стороны дороги и аракано ухмыльнулся - против такой силы бесполезен его меч. Его окружат и зажмут щитами скорее всего раньше чем он успеет кого-то даже достать.

Взгляд эльда скользнул дальше и безрадостная картина предстала его взору. Хотя... такая ли уж безрадостная? Лучники целились в спину Элерондо, а у того в руке был меч, упиравшийся в горло умаиа. "А ты времени-то зря не терял!" - восхитился феаноринг.

- Я не верю твоему слову, слуга Отца Лжи. Вызываю тебя на поединок, Илтерин. Сражайся сам, или я убью тебя. Я не хочу, чтобы кровь людей пролилась ради твоей никчемной шкуры.

"- Стой!", хотел крикнуть Астоворимо, но было уже поздно. Нолдо не по наслышке знал что такое поединок с умаиа и предпочел бы выступить против ... Илтерина? сам, ведь у него было больше опыта чем у полуэльфа. Но сказанного не воротишь. Не встречая сопротивления аракано прошел к застывшем друг напротив друга умаиа и родичу.

- Прости, Илтерин был столь не двусмысленно гостеприимен, что я не мог не прийти. - Обронил Арандур вместо приветствия. По его тону и манере держаться не было понятно знаком ли пришедший с пленником, или нет, хотя Астоворимо и понимал - подобной уловкой умаиа не обманешь. И феаноринг все тем же будничным тоном продолжал - быть может возьмешь для поединка мой меч? Для меня это было бы честью.

Глаза же нолда, казавшиеся равнодушными пробежали по телу пленника - Аийа! Он все еще цел. Не видно ни ран, ни порванной одежды, стоит прямо, не припадает и не бережет какую-то часть тела. Астоворимо посмотрел в глаза Элерондо и улыбнулся краем рта. В его взгляде было все - и радость от встречи, и тревога, и надежда (все равно есть шанс что поединок можно выиграть), и горечь собственного поражения, которое не спасло никого, но лишь подарило Илтэрину второго пленника.

Затем феаноринг повернулся к умаиа и холодная гордая улыбка тронула его губы.
- Что же - я пришел, - произнес эльда на квэнья, ибо маиар знали все языки, а этот нолдо любил больше прочих.

Отредактировано Astovorimo (2017-05-09 00:13:16)

+2

26

Эльф явно встал в избитоклассическую эльфийскую позу каменного упрямства. Илтерин картинно схватился за голову, и подняв взгляд к небу:
- О, Великие! Ну что не так я сделал?! Спас из рук Майрона! Увёз в безопасное место! Освободил! Дал еды и воды! Вручил в руки оружие! Обещал вообще отпустить и не трогать ни его, ни его соплеменника! Ну что не так!?
Майа воззрился на эльфа:
- Что не так? А? Всего лишь попросил дождаться здесь утра. Я не просил тебя предавать кого-либо, не просил открывать секреты, не просил служить мне. И на что я нарвался? На требование поединка. И это ваша эльфийская справедливость? Хотя с подобной справедливостью я уже встречался. Яванна также справедлива.
Майа повернулся к пришедшему:
- Ты тоже так считаешь? Интересуюсь просто ради самого интереса. Узнаю просто это выражение. Оно непередаваемо. Первый Дом? Я прав?
Илтерин повернулся спиной к Элронду.
- Мне не нужен поединок с тобой. Он нужен только тебе. Потому, я откажусь. Тебе же для полноты моих ощущений осталось только одно…
Майа, стоя спиной к эльфам, развёл руки в стороны и застыл в ожидании.

0

27

Ответ умаиа поверг Астоворимо в недоумение.

- О, Великие! Ну что не так я сделал?! Спас из рук Майрона! Увёз в безопасное место! Освободил! Дал еды и воды! Вручил в руки оружие! Обещал вообще отпустить и не трогать ни его, ни его соплеменника! Ну что не так!?

Аракано быстро метнул взгляд в сторону Элерондо. Похоже он пропустил что-то важное, и теперь просто не мог понять о чем идет речь. Перечисление того что именно не просил умаиа вызвало бы еще большее изумление, если бы за время своего первого плена, нолдо не усвоил насколько коварна может быть Тьма. Нолдо не понимал о чем идет речь и по этому хранил молчание что бы не попасть в расставленную Илтерином ловушку.

- Ты тоже так считаешь? Интересуюсь просто ради самого интереса. Узнаю просто это выражение. Оно непередаваемо. Первый Дом? Я прав?

Холодная улыбка снова тронула гордые губы.
- Я рад что ты запомнил нас настолько хорошо, что узнаешь с первого взгляда.

Большего эльф не добавил. Феаноринг полагал что скорее всего да, он считал так же как и Элерондо, но что именно имелось ввиду нолдо не знал.

А умаиа продолжал свою игру и повернулся спиной к эльфам. Сначала аракано не понял что задумал Темный, быть может ударить неожиданно, или сменить облик, пользуясь что ему не ударят в спину... Но тут Илтерин сам раскрыл свой план и скулы Астоворимо едва заметно вспыхнули от негодования и гнева.

- Мне не нужен поединок с тобой. Он нужен только тебе. Потому, я откажусь. Тебе же для полноты моих ощущений осталось только одно…

Эльф похолодел. Выбор, такой заманчивый, но совершенно не правильный - иллюзия выбора. Умом Астоворимо все понимал. Понимал что нельзя бить в спину, понимал что умаиа специально провоцирует пленных, понимал что сам себя не простит за поступок; но при этом Арандур был воином Первого Дома, воином привыкшем идти на одном упрямстве против Рока, Валар и Моринготто. И феаноринг понимал что как бы не были красивы и правильны слова про "нельзя" и "ловушка" - он с Элерондо уже не уйдет из рук Тьмы и если он сможет захватить с собой кого-то из врагов, то нельзя упускать случая. Наверняка Илтерин не просто так обернулся к нему спиной, наверняка лучники не будут зевать, но все равно - есть шанс что умаиа недооценил эльфа и силу его меча. Есть шанс успеть.
Молниеносным движением роквен выхватил свой меч и с коротким взмахом направил удар в спину стоящего перед ним Темного.

+2

28

У входа в ущелье послышались шаги. Мягкая и тяжелая поступь эльфийского воина. Элронд не отрывал взгляда от Илтерина, но очень хорошо чувствовал приближение сородича  - и лишь зубы стиснул. Только еще одного эльфа здесь и недоставало. Это оружие в руках врага могло оказаться пострашней ядовитых когтей, опаснее мечей и стрел.
- Прости, Илтерин был столь не двусмысленно гостеприимен, что я не мог не прийти, - услышал эльда чуть раньше, чем говоривший приблизился. Астоворимо. Что ж. Следовало догадаться, что верный Маэдроса проигнорирует  и опасность, и прямой приказ.  Но что же, разве он не понимает, что теперь цена его, Элронда, любого промаха  - это цена жизни и здоровья другого эльфа? 
А нолдо тем временем продолжал спокойно: - Быть может возьмешь для поединка мой меч? Для меня это было бы честью.
- Я бы предпочел, чтобы ты сохранил меч при себе, - ответил эльда почти сквозь зубы. Он сейчас был готов многое отдать, чтобы Астоворимо оказался подальше отсюда. Но изменить случившееся было не в его власти. Только попытаться выиграть поединок, забыв, что у квэнди почти нет шансов одолеть одного из народа айнур. «Теперь придется биться, помня, что отвечаешь не только за себя, лорд.»
Но Илтерин ответил не тем, что Элронд ожидал услышать. Эльда вскинул голову недоверчиво.  Разумеется, он предполагал, что умайя найдет повод отказаться от поединка. Слишком уж далек  был честный бой, пусть и против не слишком равного противника, от любимых стратегий тьмы. Был готов оскорблять и обвинять в трусости, если придется.  Напоминать о том, что Моргот все-таки ответил на вызов короля. Но того, что слуга тени просто развернется спиной, он не ожидал.
Усмехнулся, собираясь ответить…  И увидел стремительный выпад  Арандура, сталь клинка нолдо, нацеленного в спину врагу. Беззащитную там или нет, удосужился ли Илтерин укрыться за чешуей или вправду решил продемонстрировать собственную незащищенность – это не значило ничего. Молниеносно шагнув вперед (вот и пригодилась готовность к атаке в любой момент), он свободной левой рукой с силой перехватил руку феаноринга повыше запястья, останавливая, сбивая яростный удар. Возможно, отразить мечом, поставить блок было бы вернее и надежней, но наследнику Турукано претила мысль о возможности использовать клинок против  сородича даже в такой малости.
- Он не достоин твоего гнева, друг.

+3

29

Ещё бы чуть-чуть и стрелы сорвались бы в полёт. Лучники недобро смотрели на эльфов, а мечники приблизились, беря их в полукольцо. Илтерин повернулся и с кривой усмешкой посмотрел на эльдар.
- Члены Первого Дома всегда сильно отличались от остальных. А ты, Хирэсто, оказался всё же умнее, чем я думал. Это радует. Повторюсь, пленниками я вас не считаю. И не надо сейчас грубить. Вы сможете утром покинуть это место.
Илтрин сказал несколько слов, и люди разошлись заниматься своими делами. Один из воинов, выкинул в выкапанную для мусора яму, успевшее подгореть мясо. Подбросил в огонь хворосту и установил над костром новые прутья с мясом.
- Сейчас там... - Илтерин махнул рукой в сторону выхода:  - Слишком много орков. Основная армия прибудет примерно в девятом-десятом часу. Выйдя отсюда часов в семь, вполне можно успеть проскочить между отходом орочьих патрулей и приходом в эту местность армии. А потому - располагайтесь. Предлагаю отужинать. Ну или остаться голодными, если гордость в голову бьёт.  - Илтерин хохотнул и отошёл от эльфов, оставив их предоставленными самим себе. Майа сел на "свой" камень. Из травы рядом с ним показалась голова довольно большой гюрзы. Змея медленно вползла на колени Илтерина и свилась там в клубок. Майа задумчиво смотрел в огонь, поглаживая кончиками пальцев, покрытую серой ребристой чешуёй, голову. К эльфам он, казалось потерял всякий интерес.

Отредактировано Honaht (2017-05-11 09:23:11)

0

30

Нолдо наносил удар, он весь влился в это движение. Он не знал убьют его люди развоплощенного умаиа, или скрутят и подвергнут мукам, но в любом случае конец пленника незавиден; так что напоследок принести в мир хоть немного радости, лишить оболочки Темного демона - подарок судьбы, шанс что нельзя упускать. И в тот самый момент когда, казалось, ничто не могло уже остановить аракано, Элерондо стремительным движением развернулся и сильные пальцы перехватили кисть роквэна.

- Он не достоин твоего гнева, друг.

Ярость, досада и, где-то глубоко, облегчение, мелькнули в глазах Астоворимо. Несколько секунд продолжался безмолвный поединок взглядов, прежде чем феаноринг сдался и опустил меч. Инголдо проиграл Саурону, по тому что знал в глубине себя что не прав. Астоворимо проиграл Элерондо по той же самой причине.

Но потом, опустив оружие нолдо снова поднял взгляд на родича, с печалью.
- Друг? - беззвучно повторили губы. Это... было лестно слышать, даже очень. Аракано не думал что полуэльф так относится к нему. Но эти слова были слишком ценны что бы бросать их в присутствии Врага. Однако уже ничто не изменишь и эльда улыбнулся углом губ.

Полукруг вражеских воинов обступил нолдор, делая невозможным сопротивление.

А умаиа торжествовал и с насмешкой бросил пленникам:
- Члены Первого Дома всегда сильно отличались от остальных. А ты, Хирэсто, оказался всё же умнее, чем я думал. Это радует. Повторюсь, пленниками я вас не считаю. И не надо сейчас грубить. Вы сможете утром покинуть это место.

- Если мы и правда не пленники, - холодно и невозмутимо, словно ничего только что не произошло, и словно не было издевке в словах умаиа, ответил феаноринг, - то мы уйдем немедленно. Равнина пуста и нет на ней никого кроме павших. Утром же туда прибудут войска Саурона, его соглядатаи и конные дозоры. Нам будет не уйти и вряд ли скрыться.

По знаку Илтэрина его люди разошлись. Но Астоворимо не стал бы себя обманывать что больше двум эльфам ничто не угрожает.

- Сейчас там... - Илтерин махнул рукой в сторону выхода:  - Слишком много орков. Основная армия прибудет примерно в девятом-десятом часу. Выйдя отсюда часов в семь, вполне можно успеть проскочить между отходом орочьих патрулей и приходом в эту местность армии. А потому - располагайтесь. Предлагаю отужинать. Ну или остаться голодными, если гордость в голову бьёт.

- Это ложь. Равнина пуста. - Спокойно повторил аракано. И дальше заговорил за себя. - Я не прикоснусь к пище врага, если не будет на то особых обстоятельств. Хирэсто - пойдем отсюда.

Вот и настало время проверить слова ученика Отца Лжи.

+2


Вы здесь » Путь в Средиземье » Архив эпизодов » (окрестности Эриадора, начало лета 1697г В.Э.) Только не снова!